Послевкусие от послания Путина: "Если партнер ускользает — кулаком в рожу!"

Олег Шепелюк, "Салідарнасць"

В послании Владимира Путина обнаружены "родимые пятна" Советского Союза.

Политический обозреватель Александр Класковский в экспресс-интервью обратил внимание на неуважение к союзникам и партнерам, создание образа врага, подтверждении действенности международных санкций.

— Были ли в послании Путина сигналы для Беларуси. Если да, то какие?

— Открытым текстом он ни разу не упомянул нашу страну, но в белорусском руководстве внимательно, что называется, с карандашиком, изучат текст. Потому что косвенные месседжи были. Другое дело, насколько их примут за чистую монету. Вряд ли, потому что из уст Путина прозвучал тезис об уважении к суверенитету, выбору пути бывших советских республик. Но тут же он заявил о том, что Крым — это сакральная для России земля.
Эта фраза перечеркивает пустые декларации об уважении суверенитета других постсоветских стран!

— Не кажется ли вам, что послание российского президента напоминает послания Александра Лукашенко: все те же враги вокруг, апеллирование к истории, фразы, что "мы готовы принять любой вызов и победить" и тому подобные?

— Стилистика всех подобных посланий постсоветских лидеров подобна. Пишут тексты спичрайтеры одной и той же школы. Все восходит к традициям советского стиля и лишний раз показывает, что природа режимов не изменилась: вылезает "совок".

Тогда твердили, что вокруг враждебный империалистический мир, все точат зубы. У Путина — то же самое: если бы не Украина, то Запад нашел бы повод для санкций... Захват Крыма и бойню на Донбассе, за которыми стоят действия России, они называют "кризисом".

Это игра слов в духе Оруэлла и его антиутопии "1984". Это шаблоны, промывка мозгов электората: создание образа врага и дальнейшее списание на него всех экономических невзгод. А ведь аннексия Крыма и все остальное уже начинает серьезно вылезать для России боком. Чем дальше, тем больше надо будет валить с больной головы на здоровую. Так что в стилистике ничего нового: "олд скул", старый советский стиль.

— А то, что Владимир Путин в сложившейся тяжелой для России обстановке, тем не менее, мало касался международной политики, интеграции, а сосредоточил внимание на внутренних проблемах, — как оцените?

— Это тренд последних лет, который не переломили даже события на Украине и санкции. В 90-х-начале 2000-х было много барабанной риторики о братской интеграции. Тогда московским стратегам казалось, что они без пяти минут получили Беларусь, "младшую сестру", скоро закончатся игры в союзное государство и произойдет инкорпорация. Но не тут-то было: белорусский авторитарный лидер уперся рогом и свой суверенитет сдавать отказался.

И теперь, сколько Россия не плодит новых интеграционных образований, получается дежавю: в Союзном государстве, в Таможенном союзе, ЕЭП, теперь в Евразийском экономическом союзе коса на камень находит. Потому что авторитарные режимы в принципе, как давно установлено, очень плохо интегрируются. Поскольку интеграция — это согласование интересов, игра по каким-то международным правилам, самоограничения. А если режимы плюют на закон в своей стране, почему они будут уважать международные договоры?

И продуктовая война, когда правовой нигилизм действует с обеих сторон, выливается в заявления, подобные вчерашнему лукашенковскому: "Россия перечеркнула все обязательства в рамках Таможенного союза". Но при этом он "забыл" о том, что всего лишь две недели назад говорил, что не надо обращать внимания на эти обязательства и любой ценой защищать своего производителя!

Подтверждается, что все эти интеграционные декларации — пустой звук. И поскольку сегодня никаких успехов в "братской" интеграции нет, а напротив, бушует торговая война, понятно, почему Путин ничего конкретно на эту тему не сказал.

Если говорить об его амбициозном проекте Евразийского союза, то поскольку экономика России серьезно просела, и под вопросом дальнейшая проплата этой евразийской интеграции, говорить о каких-то блестящих перспективах не приходится. Все, чем может Россия привлечь, — это бабло и дешевые энергоресурсы.

— Упомянув об уважении суверенитета постсоветских стран, глава России обронил фразу: "Мы будет усиливать свое присутствие в странах, где идут интеграционные процессы". Стоит ли Беларуси опасаться нарастания экономического и политического давления России?

— Эти слова открыли секрет Полишинеля. Все заявления о том, что постсоветская интеграция идет на равноправной основе, что мы не будем создавать СССР-2, которые звучат из Кремля, — это попытка сделать хорошую мину.

Сверхзадача Путина — продвинуть великодержавные интересы России под той или иной вывеской. Если это не получается, если партнер ускользает, как мы увидели в случае с Украиной, — просто кулаком в рожу! Если же, как в случае с Беларусью, можно тихой сапой влезать с военными базами, покупать активы (хотя и тут серьезные трения), то все так и будет продолжаться. Впрочем, это не исключает, в случае экстремальной ситуации, действий "а-ля Крым".

— Какое послевкусие оставил у вас путинский доклад?

— Путин, как всегда, бравирует. Фразы о том, что мы не хотим ссориться со всем миром и сворачивать сотрудничество с США и Евросоюзом, говорят на самом деле о том, что санкции больно аукнулись. В Кремле чешут затылок и думают, как выходить из сложившейся ситуации и сохранить лицо.
С точки зрения Беларуси, эта ситуация лишний раз подчеркивает, что правы были те эксперты, которые пророчили незавидную судьбу евразийской интеграции. Когда три отсталых, недемократичных режима объединяются, откуда что возьмется? Даже если бы не было войны против Украины, лишь усугубившей положение.

Оказалось, что главный интеграционный партнер влез в такую катавасию, что всей евразийской тройке будут очень долго аукаться последствия.

Новости по теме

Новости других СМИ