Чтобы не спугнуть Москву, выборы могут быть назначены сразу после проведения мартовского Высшего Госсовета

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Как мы можем требовать, чтобы кто-то сохранил нашу тайну, если мы сами не можем её сохранить (Франсуа Ларошфуко)


Долгая посленовогодняя пауза в российско-белорусских отношений закончилась 23 января. В этот день, как подчеркнули российские СМИ, «по просьбе белорусской стороны» состоялся телефонный разговор между президентами России и Беларуси. Как всегда, официальному Минску помогла беда – на Донбассе начался второй акт украинской трагедии. Так что повод для разговора между двумя президентами был. Но главный вопрос, который как раз и являлся причиной звонка – график будущих встреч В. Путина и А. Лукашенко. Официальному Минску вновь потребовался переговорный процесс с Россией и в этом случае, как всегда, белорусское государство вспомнило о Союзном государстве Беларуси и России. Президенты запланировали на начало марта (запомним эту предварительную дату) очередное заседание Высшего Госсовета СГ.

Необходимо отметить, что российско-белорусские Высшие Госсоветы уже давно стали в Москве индикаторами очередной беды, которая наваливается на белорусскую экономику. Уже утвердилась народно-чиновничья примета: если А. Лукашенко начинает говорить о Союзном государстве, то у белорусского президента снова катастрофически нет денег. В этом плане упоминание того, что А. Лукашенко и В. Путин «договорились о совместных действиях по преодолению экономических проблем» (http://www.prime-tass.by/News/show.asp?id=114897) выглядит несколько забавно. Невольно всплывает вопрос: а как собирается А. Лукашенко «совместно действовать» с Россией в преодолении «экономических проблем»? Как и чем он может содействовать российской экономике? В очередной раз потребовать у Москвы «компенсации» за теплую зиму и ранний прилет грачей?... Хотя определенный опыт в реальном содействии Западу у Минска есть в обнулении российского продовольственного эмбарго, но Россия явно не в восторге от такого «содействия».

С другой стороны, в белорусской экономике происходит какая-то мистика. С одной стороны, экономическая статистика республики за 2014 год вполне приемлемая. Показан даже некоторый прирост (за счет продаж калийных удобрений), но с другой стороны, люди стоят в очередях в пустые обменники, на прилавки вернулся дефицит конца 1980-х годов… Пустынными обменниками список проблем, к сожалению, не исчерпывается. Продолжается снижаться курс белорусского рубля, сохраняются проблемы в поставках на российский рынок как продовольственной, так и промышленной продукции, которая, к тому же ощутимо проигрывает по ценам российской (с 24 января частично открывается российский рынок для девяти белорусских предприятий пищевой промышленности).

Формально республика может оперировать суммой в 5 млрд долларов золотовалютных резервов, что все-таки сомнительно, так как в Беларуси принято включать в резервы кредиты, т.е. кредит на кредите… Своих заработанных денег в ЗВР практически нет. Полученная с огромными трудами валюта практически мгновенно уходит как в болото...

В данном случае необходимо отметить изобретательность белорусских государственных финансово-экономических структур, которые продемонстрировали виртуозную работы с административным инструментарием, включая пресловутую комиссию при покупке валюты, ограничение доступа к торгам на бирже и т.д. Все эти меры в целом способствовали маскировке темпов девальвации, снятию панических настроений у белорусского населения, у которого страх перед девальвацией уже закреплен на генетическом уровне, что в итоге позволило в определенной степени притормозить темпы падения белорусского рубля. Но само падение никто не отменил. Все равно валюта нужна. Нужна срочно. Дело в том, что в преддверии выборов властям необходимо любыми путями не допустить масштабной девальвации в формате 2011 года, так как при негативном экономическом контексте государственным пропагандистским структурам будет крайне трудно создать в обществе ощущение абсолютной народной поддержки несменяемого президента. Именно для этого нужна валюта, которой взять негде, кроме как в России.

В принципе, не далее, как месяц назад А. Лукашенко едва не вешался на шею П. Порошенко, обещая помочь всем, чем может. Стоит отдать должное белорусскому президенту, который стал переводить белорусско-украинскую торговлю на гривны, предварительно потребовав от России оплачивать белорусские творог и колбасу долларом и евро…. Вот такое «союзное государство» …

Все-таки назначение на начало марта Высшего Госсовета носит какой-то сакральный предвыборный характер. Власти республики не имеют ресурсов удерживать социально-экономическую стабильность до ноября.


Длинный язык

19 января Лидия Ермошина – председатель Центральной избирательной комиссии РБ, заявила, что, во-первых, выборы президента республики должны состояться не позднее, чем в ноябре («На данный момент самая вероятная дата - 15 ноября 2015 года. Это последнее возможное воскресенье для проведения выборов, поскольку в соответствии с Конституцией Республики Беларусь они должны состояться не позднее двух месяцев до истечения полномочий главы государства (срок истекает 21 января 2016 года)» http://www.belta.by/ru/person/interview/Lidija-Ermoshina_i_515364.html).

Во-вторых, председатель ЦИК подтвердила, что больше всего власти опасаются бойкота выбора. Можно сказать, что до истерики: «…мы ввели в наше законодательство запрет на агитацию, направленную на их бойкот. До 2013 года такое право существовало в нашем законодательстве и активно использовалось. Самым подлым было то, что за государственные средства, на государственном телевидении кандидат призывал избирателей на выборы не приходить. Это было таким издевательством над государственными институтами, что, как говорится, дальше некуда» (там же).

В-третьих, Л. Ермошина заявила: «Техническая подготовка к выборам в Центральной комиссии уже давно идет… Могу сказать, что мы на финишной прямой… Все документы подготовлены(!), и деньги в бюджете тоже есть»… Это выглядит по меньшей мере странно: ЦИК полностью готов к выборам за 10 месяцев до их начала (?). Видимо надо понимать, что и бюллетени уже отпечатаны, а может и просчитаны, протоколы подписаны и т.д. В общем, проговорилась… Но не только она.


Провокация

На прошлой неделе автор этих строк получил на все свои общеизвестные электронные почтовые ящики письмо, текст которого, как оказалось ничем не отличался от такого же рода текстов, разосланных по всему Минску. Зачем авторы этой провокации дергали еще Москву, понять не трудно…

Кое-кто успел увидеть в этом письме даже (подумать страшно) начало кампании Кремля против А. Лукашенко…Мол, началось «психологическое давление» на белорусского президента… Понятно, что скорее наоборот.

Еще более забавны оказались глубокомысленные размышления в формате «происки КГБ» или «происки ФСБ». Провокация, как говорится, «копеечная», носит поверхностный характер и представляет собой очень непродуманную, можно сказать, что на «детском», любительском уровне попытку зондажа белорусского и российского политического поля.

Автор этих строк не пытается «сканировать» белорусские спецслужбы на предмет их профессионализма, но склонен считать, что дураков там нет. Вряд ли и их коллеги из России не помнят, что по белорусскому законодательству о выборах положено заявить за три месяца до их начала. А вот автор этой фальшивки об этом немаловажном аспекте как раз забыл, так как если в письме упоминается 5 апреля, как день выборов, то об этом необходимо было заявить 5 января (!). Письмо, между тем, появилось в середине месяца.

Для чего и кем эта провокация была сделана? Скорее всего, этой самодеятельностью занялись некие нетерпеливые и относительно молодые пролукашенковские «эксперты». Почему? Дело в том, что с одной стороны «подсветили» весенние выборы, которые действительно очень вероятны. С другой стороны, упоминание в качестве кандидата в президенты В. Макея, говорит о том, что исполнители данной акции внимательно изучали представления прежде всего российского экспертного сообщества о роли министра иностранных дел Беларуси в современной политической ситуации в республике. В общем, зондаж…

Но есть некоторые правила, которые для того, чтобы провокация удалась, необходимо применять. Провокация обречена на немедленный провал, если в ней нет определенной доли правды. Данное письмо, помимо того, что в нем учитывается «фактор Макея», который, без сомнения, еще «выстрелит», тоже имеет «долю правды»: выборы весной. Для авторов письма это является очевидным фактом.


Европейский фактор

Сейчас мы все можем наблюдать начало новой, уже европейской интриги вокруг А. Лукашенко. Речь идет о возможном появлении белорусского президента на саммите «Восточного партнерства» в Риге 26 - 27 мая. Понятно, что для того, чтобы А. Лукашенко оказался на данном саммите, ему необходимо в ближайшие месяцы освободить политических заключенных, иначе у ЕС не будет никакого повода приостанавливать санкции, открывая белорусскому президенту дорогу на данное мероприятие.

Вероятное снятие санкций с Беларуси в течение весны является исключительно важным для современного состояния международных отношений, так как в принципе должно оказаться своеобразным примером для России. Стоит напомнить, что именно в марте должна решаться судьба западных санкций против Москвы. И в данном случае и Брюссель, и Минск будут пытаться использовать ситуацию вокруг РФ в свою пользу. Так что увязка европейского вектора с проблемой года – президентскими выборами, в понимании официального Минска было бы естественным шагом. Но в этом случае можно говорить уже о датах народного волеизлияния в Беларуси. Итак, саммит «Восточного партнерства» должен проходить в Риге 21-22 мая. В принципе, выборы можно ждать в радиусе этой даты, как говорится, плюс-минус недели. Вот в этом и заключается интрига…


Интрига выборов

Казалось бы, какая разница в дате белорусских президентских выборов? Ведь все равно все будет, по традиции, «правильно» подсчитано и А. Лукашенко бодро зашагает уже к шестому президентскому сроку. Если бы так…

Когда Россия была составной частью западного мира, полноправным членом «восьмерки», то А. Лукашенко мог, в принципе, не беспокоиться, считая, что признание итогов голосования со стороны России будет получено «по умолчанию». Однако сейчас ситуация резко поменялась. Перед официальным Минском стоит задача с одной стороны получить ресурсы для переизбрания А. Лукашенко со стороны России, а с другой стороны добиться от Запада признание своего пятого срока. Последнее критически важно для оформления в перспективе передачи власти по наследству…

Отсюда и интрига даты выборов. От объема ресурсов зависит назначение выборов на весну или осень, но от даты саммита «Восточное партнерство», который очень хочет посетить А. Лукашенко, зависит его политическое будущее, выбор политического курса Беларуси в 2015 – 2020-е годы.

Итак, обратимся к календарю. 21 – 22 мая (четверг-пятница). Так что выборы возможны или до саммита – 17 мая, или после саммита – 24 мая. Возможна разбежка на неделю, но не более, так как пропагандистский успех от прорыва на Запад начнет забываться. Но тут интрига углубляется…

Дело в том, что если Минск будет, как говорится, постоянно озираться на Москву, старясь не спровоцировать конфликт до выборов (конфликт в любом случае неизбежен), то белорусский президент будет избираться до саммита. В этом случае европейская «дорожная карта», включая освобождение политических заключенных, снятие санкций – будет формально представляться как самостоятельный процесс. Естественно, в этом случае, участие в саммите в Риге будет использовано для создания критической массы электората, поддерживавшего А. Лукашенко. Итак, 17 мая.

Если российский фактор на белорусских президентских выборах будет играть все более негативную для А. Лукашенко роль, то для белорусского президента будет выгодным пойти на выборы после саммита «Восточного партнерства» в контексте конфликта с Москвой (частичное повторение конфликта осени 2010 г.). Тогда выборы можно ждать 24 мая.

Есть еще одна версия. Чтобы не спугнуть Москву, выборы могут быть назначены сразу после проведения мартовского Высшего Госсовета, где А. Лукашенко постарается выбить из Москвы максимальные дотации и поддержки. Тогда выборы можно ждать в начале июня. Этот вариант наиболее приемлем для А. Лукашенко. Конечно, все эти версии требуют обсуждения.

Новости по теме

Новости других СМИ