Лукашенко некуда деваться с белорусской "подводной лодки"

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Автор этих строк, естественно, имеет в виду состоявшуюся 29 января очередную пресс-конференцию белорусского президента. По идее, такого рода мероприятия проводятся для того чтобы, с одной стороны, донести до мира (минимум охвата в понимании Минска) видение А. Лукашенко широкого спектра внутренних и внешних проблем и их решений, а с другой стороны, попиариться в преддверии или очередного политического сезона или важной политической кампании. К примеру, выборов…

Но вот, что любопытно, практически все государственные белорусские СМИ в первую очередь отметили именно «всемирный» характер проведенной пресс-конференции, подавая её как событие планетарного характера, то есть главная задача состоявшейся пресс-конференции была все-таки в создании мощного информационного повода. В преддверии чего?

Иными словами, не столь важно, что говорит глава белорусского государства, а как говорит и вообще, надо радоваться, что пока говорит. Между прочим, этот момент своеобразного белорусского счастья («батька на экране») был подхвачен белорусскими региональными журналистками, чьи вопросы зачастую относились не к реальным проблемам белорусского государства и предстоящей предвыборной кампании, а касались жизни самого президента, что позволяло последнему кокетничать и заниматься столь любимым самовосхвалением. Понятно, что данные сюжеты нельзя отнести к пресс-конференции, жанр которой при всем разнообразии в принципе вполне канонический, а скорее их можно приобщить к предвыборному выступлению кандидата на пост президента республики. В общем, выборы начались…

Однако, как говорится, «гора родила мышь». Информация о пресс-конференции действительно появилась на лентах новостей мировых агентств, но, к сожалению, в разделе курьезов, так как белорусский президент, во-первых, все-таки явно переборщил с семичасовым пресс-марафоном.

Во-вторых, все имеет свою меру. За многие годы к А. Лукашенко настолько привыкли, что он действительно может говорить все что хочет и как хочет, причем делать даже вполне адекватные заявления, что, однако не позволяет ему пробить стену своеобразной информационной блокады. Проблема в том, что еще с 1990-х годов в отношении белорусского президента в медиапространстве закрепился ироничный формат.

Для примера, в российских развлекательных телепрограммах А. Лукашенко зафиксирован в статусе болтливого и чванливого персонажа, что является крайней формой восприятия белорусского президента. Беда в том, что А. Лукашенко сам дает обширный спектр своих мнений и заявлений, которые очень легко использовать в жанре пародии и сатиры.

В мировом информационном формате за белорусским президентом оставлено место спикера громких и одновременно пустых заявлений – своеобразная «экзотика» новостей, за которыми ждать каких-либо действий не приходится.

Причин для такого рода отношения множество, но в первую очередь бросается в глаза то, что белорусский президент очень редко говорит правду и обычно не дает реалистический анализ происходящих событий. В лучшем случае, констатируя очередные кризисные явления, он ссылается на внешние причины. В худшем варианте виноватым оказывается сам белорусский народ, который, естественно, не достоин столь великого правителя. Справедливости ради надо отметить, что в последние годы А. Лукашенко иногда упоминает в числе виновных и себя, как, естественно, только косвенно отвечающего за ошибки в текущей политике, но только чтобы подчеркнуть коварство внешних сил, которым в Минске «доверяли». «Я часто анализирую то, что делаю. И очень часто занимаюсь самоедством. Но мне кажется, что мы не совершали каких-то глобальных ошибок, мы нигде не развязывали войн, мы нигде не сделали так, чтобы пострадало море людей» (намек на В. Путина в киевском формате).

На самом деле, мы то как раз хорошо знаем, что официальный Минск давно живет в формате «осажденной крепости», а белорусское руководство работает в режиме «бункера», выход из которого равносилен смертному приговору. Так что Минск никому и никогда не верит… И, наверное, учитывая специфику политического режима в Беларуси, это правильно… Но весь этот комплекс выглядит уж как-то слишком по-северокорейски. Иными словами, этот имидж интересен как феномен, исключение из правил, проявление брутальности изгоев.

Кроме того, есть еще два момента, которые снижают уровень подобного рода пресс-конференций до «мусорного». Во-первых, неадекватное восприятие белорусским президентом своего места в мире. Громкие заявления глобального характера из уст персонажа, столь карикатурного для мировых медиа-ресурсов, выглядят в формате знаменитого персонажа А. Дюма («Три мушкетера»): «Галантерейщик и кардинал — это сила!». Может быть для населения республики такие потуги привычны и на них не обращают внимание, но на мировой арене такие амбиции буквально режут глаз.

Во-вторых, крайне трудно, если вообще возможно, выделить главное в словах белорусского президента. Дело в том, что классическому анализу, с использованием традиционного набора методик, заявления белорусского президента не поддаются по причине своей поразительной противоречивости, что с одной стороны, может свидетельствовать о сложной политической ситуации в которой оказалось белорусское руководство на внешней арене, но с другой стороны речи А. Лукашенко вполне могут оказаться пособием для психоаналитиков. Иными словами, при желании в бесконечном монологе А. Лукашенко можно найти все что заблагорассудится и на любой политический вкус, кроме одного – более-менее внятной программы действий или, тем более, перемен: «…та модель, которая была у нас с вами и существует, мы отнюдь не отказываемся от этой модели, ее называют социально ориентированной моделью, то есть в центре стоит человек. Мы от нее ни в коем случае не отказываемся. И я от нее не откажусь до конца своего президентства. Мы эту модель нащупали, мы эту модель создали, мы этот путь определили, и по нему надо идти, не шарахаясь, особенно в период кризиса» (http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/dialog-byl-iskrennim.html)

Белорусский президент настаивает, что политический и экономический курс, который он упорно проводит два десятилетия, остается единственно верным, а если в белорусской экономике обозначились проблемы, то они носят, как уже отмечалось выше, исключительно внешний характер. Об этом он говорил и на последней пресс-конференции: «Мы столкнулись с серьезными вызовами в экономике. Эта ситуация была обусловлена внешними причинами, поскольку у нас открытая экономика. В связи с событиями в Украине и событиями в экономике РФ – санкции и девальвация нацвалют у наших соседей по экономическому союзу – естественно, это не могло не повлиять на ситуацию в экономике Беларуси, а плюс еще добавьте психологический фактор».

Но все-таки, два заявления белорусского президента привлекли внимание мировых СМИ:

- угроза, что в случае очередных торговых войн, Беларусь выйдет из Евразийского экономического союза;

- твердая уверенность в своем праве участвовать в выборах и в праве на пятый президентский срок.

Вокруг данный тезисов и были построены практически все ответы А. Лукашенко, что все-таки позволяет сделать попытку сформулировать основную философию президентской избирательной кампании.


Главный враг/друг

Во-первых, некуда деваться А. Лукашенко с белорусской «подводной лодки». Безусловно он идет на выборы, чему и была посвящена основная часть пресс-конференции. А. Лукашенко презентовал себя как кандидата не имеющего равных: «Часто из оппозиционных СМИ я слышу: 20 лет, сколько можно. Но сам я из этого не уйду и уйти не могу. Если рухнет страна, а я уйду сам — меня обвинят, если я буду к тому времени еще жив». В общем, замены ему нет.

Во-вторых, А. Лукашенко на примере украинского кризиса продемонстрировал свой новый международный статус. Как считает белорусский президент, он уже не является «последним диктатором Европы» на фоне новых, назначенных Брюсселем и Вашингтоном «монстров». А. Лукашенко рассчитывает, что его участие в геополитическом противостоянии будет учтено. Во всяком случае, он кокетливо не принимает, но и не отвергает свою поездку на саммит «Восточное партнерство» в Риге: «Я не рвусь в это "Восточное партнерство", мне посиделок хватило на 20 лет».

В-третьих, и это главное, А. Лукашенко пытается сформировать свою новую позицию по отношению к России. Учитывая, что экономическая зависимость от России сохраняется, высказанные А. Лукашенко основные «российские» тезисы носят крайне противоречивый характер:

– Беларусь не относится к «русскому миру», что сочетается с эмоциональными призывами к защите суверенитета. Отсюда и призыв к оппозиции консолидироваться с властью перед внешней угрозой (российской?). Нет сомнений, что антироссийский вектор со всем жаром будет поддержат «оппонентами» белорусского президента.

– традиционно иждивенческая надежда на то, что «Россия подставит плечо» причудливо сочетается с критикой экономики РФ и экономического курса российского руководства. Но главное заключается в том, что Россия, по мнению А. Лукашенко, фактически должна оплатить легитимизацию пятого срока А. Лукашенко. Отсюда и столь большое внимание, уделяемое на пресс-конференции мартовскому заседанию Высшего ГосСовета СГ. Между прочим, А. Лукашенко назвал дату данного саммита – 3 марта. Следовательно, дата президентских выборов в Беларуси может быть назначена в диапазоне от 17 мая до 7 июня. Последняя дата наиболее вероятна;

– участие в евразийском интеграционном проекте увязано с получением максимального объема дотаций и преференций;

– заверения в том, что «мы не готовимся к войне» сочетается с заявлениями, что «но если, не дай бог, что случится, и чтобы вы меня потом прокляли, мы должны быть готовы к защите». При этом очень быстро становится понятно, что защищаться Белоруссии придется от России: «Я третий раз модернизирую армию. Я сделал выводы из украинского конфликта. Но если нам придется воевать с русским человеком, это будет катастрофа планетарного масштаба» (то есть А. Лукашенко ждет собственный Донбасс?). И тут же: «Я не представляю, как русский человек придет в Беларусь воевать. Надо успокоиться и выбросить все гадости из головы. Есть другие проблемы, которые надо решать». На самом деле мы здесь сталкиваемся с попыткой незамысловатой провокации:

– А. Лукашенко пытается по примеру Киева выглядеть в глазах Запада «жертвой» готовой начаться в любой момент российской агрессии. Он очень болезненно и завистливо относится к той помощи, которая получает Украина от Запада и ищет повод встроиться в тот же процесс. Тем более, оказавшись в ряду «жертв» российского «империализма», он может рассчитывать на то, что майдан против него не будет применен, а добровольцы из Беларуси, сейчас активно воюющие на Донбассе на стороне Украины, не совершат десант в Минск во время голосования за пятый президентский срок А. Лукашенко;

– в тоже время А. Лукашенко явно страхуется от последствий глубокого кризиса во взаимоотношениях с Россией. Фактически белорусский президент шантажирует Москву, которая должна по умолчанию поддержать его «при любой погоде» («Украина подставилась, а мы не подставимся» – ну понятно, самые хитрые). Любые попытки Москвы уйти от признания итогов голосования, в результате которого никто, естественно, не сомневается, будет тут же интерпретировано как «попытка нагнуть Беларусь», «агрессию против суверенной Беларуси» и будет сочетаться с призывами к Западу немедленно прийти на помощь очередной «жертве» «Людоеда – Путина». Естественно, как мы уже не раз наблюдали (осень 2010 г.), Запад возьмет А. Лукашенко под свое крыло, что, в свою очередь, не снимет с Москвы обязанностей обеспечивать республику дешевыми энергоносителями и держать открытым свой рынок для белорусских товаров («самых качественных в мире»), но уже в качестве репараций в пользу очередной «жертвы российского империализма».

Интересно то, что А. Лукашенко сам признался в наличии столь брутального сценария, обвиняя Москву в уже начавшемся давлении на него: «Что касается отправить меня на пенсию — я об этом очень жестко сказал в Кремле. Наклонить меня невозможно, никакая Москва, никакой Кремль и Запад меня не способны наклонить. Меня можно повесить, меня можно убить, но заставить меня изменить мой политический курс, мое лицо невозможно». Фактически именно белорусского президента, а не неких уголовников, приперли к стенке, что, конечно, весьма символично.

Новости по теме

Новости других СМИ