"Кому война, а кому мать родна"

Андрей Суздальцев, politoboz.com

"Болтун хочет заставить себя любить - и вызывает ненависть, хочет оказать услугу - и становится навязчивым, хочет вызвать удивление - и делается смешным; он оскорбляет своих друзей, служит своим врагам и все это на свою погибель". (Плутарх)



"Слово не воробей…"

Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, если основываться на многолетнем опыте наблюдения, отличается одной важной психологической особенностью: интересные и ценные, на его взгляд, идеи приходят в президентскую голову, когда он говорит. Иными словами, мыслительная деятельность у главы белорусского государства непосредственно (напрямую) связана с деятельностью его речевого аппарата, где есть место так называемому Центральному отделу – т.е. головному мозгу со всей инфраструктурой и так называемому Периферийному отделу с языком, мускулами лица, связками и прочей чепухой из альбома по анатомии для студента первого курса мединститута.

Спецификой А. Лукашенко является то, что его мозг, судя по всему, включается как процессор у компьютера только тогда, когда он открывает рот. Эта особенность буквально выпирает на поверхность в те моменты, когда белорусский президент молчит, что вообще-то случается крайне редко. Чаще всего лицо А. Лукашенко в такие мгновения «тишины» приобретает совершенно безмятежное выражение, хотя буквально минуту назад он, может быть, изрыгал проклятья и ругательства.

Отсюда и постоянные проблемы с анализом высказываний главы белорусского государства. Дело в том, что новорожденные мысли, как правило, чаще всего оказываются весьма далеки от темы монолога или диалога, они просто выпрыгивают у него изо рта, словно мины-лягушки, чтобы тут же рвануть на радость обывателя («вот сказал, так сказал/ляпнул») или ехидного эксперта/аналитика («противоречивые заявления белорусского президента»). А на самом деле Александр Григорьевич, может, и не виноват в этом. Скроен он так…

Данная специфика мышления пожизненного главы белорусского государства неоднократно его подводила, так как с одной стороны А. Лукашенко зачастую публично раскрывал некоторые, скажем так, закрытые стороны тех или иных процессов, проходящих в самой Беларуси или в её внешней политике (просто ради «красного словца» или демонстрации особой осведомленности: «я ведь не только телевизор гляжу»), а с другой стороны обозначал границы своих надежд и политических фантазий. Примеров проявления такой особенности белорусского президента огромное количество и желающих внимательно ознакомиться с данной спецификой А. Лукашенко можно адресовать к широко известной книге В. Карбалевича (В. Карбалевич. Александр Лукашенко: политический портрет. М.: Партизан, 2010 – 720 с.).

Но для иллюстрации стоит хотя бы вспомнить фантазии белорусского президента о создании в РБ развитой космической отрасли: «Космические технологии… Это не только спутник… никто меня уже не критикует за это… создаем полноценную самодостаточную инфраструктуру зондирования земли… вместе с нашими россиянами… создаем приборы для космических аппаратов…создали завод, который в состоянии сам производить уникальные космические аппараты…» 06.12.10 (http://www.belta.by/ru/all_news/president/Kosmicheskie-texnologii-v-Belarusi-v-blizhajshie-pjat-let-vojdut-v-povsednevnyj-obixod---Lukashenko_i_534298.html ). Вот уже пятый год пошел, а сходящих с белорусского конвейера спутников мы так и не дождались.


"Миротворец"

Есть еще более «веселый» и совсем недавний пример виртуозного владения А. Лукашенко своим языком. 18 февраля 2015 года А. Лукашенко беседовал с президентом ЕБРР сэром Сумой Чакрабарти и, видимо поддавшись восточной дипломатической лести британца, ударился в фантазии: «Сегодня очень серьезная ситуация после минских соглашений в направлении Дебальцево. Беларусь могла бы сыграть большую роль в урегулировании этого конфликта, если бы стороны, вовлеченные в него, этого хотели… Мы сегодня предложили украинской и другой стороне, вовлеченной в этот конфликт, что проблему Дебальцево можно решить в течение суток, если этого захотят Украина, Россия, ДНР и ЛНР… Мы готовы не просто быть посредником, а достойно прекратить этот конфликт в районе Дебальцево и вывести всех военнослужащих Украины оттуда под наши гарантии, что они больше никогда воевать не будут… И, если кого-то напрягает оружие, которым обладают сегодня военнослужащие Украины, окруженные в Дебальцево, мы готовы принять на территории Беларуси это оружие… (http://www.belta.by/ru/all_news/president/Lukashenko-Belarus-mogla-by-sy...). Автор заранее извиняется за столь длинную цитату, но дело в том, что в ней знаковыми являются почти каждое слово. Но сразу можно сказать: «Ну кто тебя тянул за язык»!

Прежде всего, стоит отметить, что 18 февраля, когда А. Лукашенко высказал свое предложение решить проблемы окруженных украинских солдат за «сутки», «котел» вокруг Дебальцево доживал последние часы. Украинские воинские подразделения выходили из боя, отрывались от преследовавшего их противника, втягиваясь в город Артемовск. Как говорится, кто успел или, как сказал один из офицеров ВСУ: «Еле ушли» (http://www.youtube.com/watch?v=tfk-aGNhNqQ видео от 18 февраля).

Отсюда неизбежно вытекает несколько вопросов:

- о каком «решении проблемы Дебальцево» можно говорить, когда украинские войска оттуда эвакуируются полным ходом?;

- в каком формате собирался решить А. Лукашенко проблемы окруженцев за одни сутки?

На это можно ответить очень просто: ни о каком и никак.

Невозможно представить, чтобы вдруг А. Лукашенко оказался на поле боя в пригороде Дебальцева. Собственной персоной. Если бы подобное фантастическое явление случилось, то нет сомнений, что по «миротворцу» дружно открыли бы огонь как со стороны украинских войск, где немало добровольцев-националистов, твердо уверенных, что А. Лукашенко – марионетка ненавистного им Кремля, так и со стороны армий ДНР и ЛНР, где давно считают, что белорусский президент поддерживает Киев и украинскую армию, разъезжающую на новехоньких МАЗах, заправленных белорусским бензином. Кроме того, инициатива А. Лукашенко выглядит, как попытка вырвать уже почти схваченную «добычу» из рук ополченцев. Можно только представить себе «благодарность» белорусскому президенту со стороны Донецка и Луганска.

По телефону войска, ведущие бой, не разъединить. Там люди погибают… Кроме того, трудно себе представить, чтобы белорусский президент позвонил Захарченко и Плотницкому. С тем же успехом А. Лукашенко мог бы обратиться к В. Путину, который, скорее всего, напомнил бы главе белорусского государства, что его просили принять саммит, но не строить из себя вершителя судеб Восточной Европы.

Между прочим, первоначально А. Лукашенко так себя и вел. Стоит напомнить его первое интервью после завершения саммита 12 февраля: «Как я могу спать? Как без боеприпасов может идти война на мирном фронте? … Моя задача была — боеприпасы подносить вовремя. Поэтому я старался выполнять свою функцию (т.е. «кормили всем, что производят в Белоруссии и России. Ели яичницу, сыр, молочные продукты, выпили несколько вёдер кофе» – А.С.) (http://russian.rt.com/article/73935). Это было честная, что бывает нечасто у А. Лукашенко (не спал человек), и вполне достойная оценка собственного статуса на саммите и, учитывая напряженный характер переговоров, необходимая функция, с которой А. Лукашенко справился.

Более того, даже автор этих строк, активно критиковавший в свое время строительство столь шикарного и явно дорогого для очень небогатой страны Дворца независимости, наблюдая, как вполне эффективно использовались возможности здания во время саммита, как-то смирился с этим транжирством. Дворец оказался востребован в нужное время и в нужном месте…

Вот на этом, «буфетном» статусе можно было бы А. Лукашенко и остановиться… Но белорусский агитпроп не умеет вовремя останавливаться. Как остроумно заметили в московской «Независимой газете», у белорусского телезрителя должно было возникнуть ощущение, что канцлер Меркель и президент Олланд, как, впрочем, и президент Порошенко, приезжали в Минск исключительно для того, чтобы поприветствовать А. Лукашенко. Какая там война… А. Лукашенко фотографируется. Да и государственных флагов оказалось вдруг пять…

Но буквально через неделю А. Лукашенко, обеспокоившись тем, что тема его участия в саммите начнет забываться, решил поднять свой статус до уровня некого «тайного» переговорщика: «Но мы больше работаем непублично. Это иногда важнее, чем некий пиар». Интересно, и где так «непублично» работают белорусы? В Москве не работают, это точно. В Париже и Берлине – сомнительно, если только В. Макея там нет. В Киеве? Возможно, но не удивительно. В Донецке и Луганске работает белорусская разведка, что понятно. Вот в данном случае точно можно говорить о «непубличности»…

Дальше больше: в очередной раз А. Лукашенко заговорил о специфической белорусской позиции по украинскому кризису: «Хочу, чтобы вы знали, мы это не афишировали, но свои предложения и свою позицию к переговорам (об урегулировании украинского кризиса) мы высказали, и все участники ее знали. Уверен, что наша позиция по Украине в ближайшем будущем будет востребована» http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/intervyu.html

Естественно, что о деталях белорусского плана, подготовленного к 11 февраля, нам никогда не расскажут, так как следов презентации белорусских предложений в Минске 11 февраля или, тем более, обсуждения плана белорусских властей, найти невозможно, но если план и был, то сам факт отсутствия А. Лукашенко за столом переговоров, говорит о том, что план белорусского президента был «достойно» воспринят переговорщиками. Стоит напомнить, чтобы не было каких-либо фальсификаций: Беларусь на минском саммите не была одной из сторон переговоров.

Зато, как оказалось, что можно, как в старые добрые времена «тыкать» президенту России: «Мы договорились с Путиным в Сочи. Он мне сказал: «А сможешь ты это организовать с точки зрения безопасности, это же непростое дело?». Я ему говорю: «Слушай, успокойся. Ты же знаешь, в Беларуси могут всё, мы всё сделаем на высшем уровне...» ( http://www.ntv.ru/novosti/1320336/). Любопытно то, что на видео встречи В. Путина и А. Лукашенко в Сочи, белорусский президент не «тыкал» главе российского государства. Опять фактор «длинного языка»?

Так что попытка застолбить за собой роль уже «полевого миротворца» была вполне прогнозируема и заявления А. Лукашенко от 18 февраля можно было ожидать. А. Лукашенко буквально выпалил то, что его мучило с 12 февраля – как конвертировать роль официанта в статус востребованного регионального политического лидера? «Слово не воробей…». Проблема лишь в том, что именно таким образом заработанный с огромным трудом и благодаря определенному везению политический капитал разменивается на бредовые идеи.


Лицемеры

Но было бы странным, если бы бред не был поддержан. Откуда не возьмись очень оперативно с поддержкой заявления А. Лукашенко выступили белорусские депутаты и сенаторы, которые, как выяснилось «с содроганием сердца наблюдают, как разворачиваются события в соседней Украине» (http://www.belta.by/ru/all_news/politics/Belorusskie-parlamentarii-prizyvajut-uchastnikov-ukrainskogo-konflikta-ispolzovat-varianty-mirnogo-uregulirovanija_i_695855.html).

Интересно то, что у белорусских депутатов и сенаторов не содрогаются сердца из-за того, что за десять месяцев конфликта на юго-востоке Украины, где уже погибли тысячи людей и сотни тысяч страдают от голода и холода, из Беларуси в этот регион не поступило ни килограмма гуманитарной помощи, ни одного пакета пшена или пачки сухого молока, ни одного одеяла, что не мешает лицемерам «горевать» на белорусском телеэкране.


В итоге…

В принципе, вполне здраво оценила роль А. Лукашенко рупор АП РБ «Советская Белоруссия» № 28 (24658): «Сказать, что белорусская дипломатия внесла какой–то вклад, было бы преувеличением. Достаточно того, что все происходит в Минске, все внимание теперь обращено на Минск, и Лукашенко всем доказал, что он важный элемент европейской политики». Да, в дни саммита Минск стал на время европейской столицей и роль А. Лукашенко в эти дни было трудно переоценить. Это верный вывод официоза, но он касается определенного места и времени.

Пришло время «сбора урожая». В принципе, и так все возможные и даже фантазийные преимущества, которые сможет извлечь официальный Минск из своей роли в украинской войне хорошо известны:

- А. Лукашенко окончательно легализован после выборов 2010 г. Представляется, что, если он выдержит политику поддержки, а то, что белорусский президент на минском саммите откровенно содействовал президенту Украины широко известно (http://www.regnum.ru/news/polit/1895044.html), то у него не будет проблем с признанием Западом итогов выборов 2015 г., что, безусловно, теоретически увеличит его политическую (не путать с экономической) независимость от Москвы;

- А. Лукашенко при содействии Запада постепенно выходит из изоляции и, несмотря на традиционное кокетство («Я бы так не говорил, что мы как-то наладили отношения с ними. Я здесь не лелею никаких надежд» http://naviny.by/rubrics/politic/2015/02/14/ic_articles_112_188237/), явно воодушевлен открывающимися перед ним возможностями по разворачиванию нового этапа политики балансирования между Востоком и Западом с новых, уже прозападных позиций, что должно уравновесить формальное участие республики в интеграционных проектах с Россией;

- В принципе, в перспективе, при содействии Запада, белорусский президент, сможет перенять статус В. Януковича в 2012-2013 г. и, опираясь на перспективы ассоциирования РБ с ЕС (такие разговоры в высших кругах белорусской власти ведутся), развернуть против Москвы масштабную политику давления, требуя не только увеличения дотаций, но и закрепления за собой статуса основного посредника между Востоком и Западом.

Есть еще ряд более глубоких политико-экономических тенденций, перед которыми может открыться вполне реальная перспектива в случае более очевидного перехода А. Лукашенко на сторону Запада и Украины. Понятно, что в этом случае белорусский президент частично избавляется от постоянного страха перед Кремлем, власть А. Лукашенко над Беларусью укрепляется, окончательно ликвидируется националистическая оппозиция (она постепенно примыкает к властям – это процесс мы сейчас наблюдаем), главным лозунгом властей становится ранее оппозиционный лозунг борьбы с Россией за суверенитет перед «угрозой» со стороны Москвы («аннексия»). В принципе, уже кое-что в этом направлении делается, но как-то по-партизански, из-за угла, так, чтобы можно было бы в случае чего сделать «невинные глазки»…

В частности, 13 февраля в 8.00 по белорусской проводной радиосвязи было заявлено, что после подписания 12 февраля соглашения в Минске и прекращения огня начнется отвод украинских войск и «российских войск вместе с сепаратистами ДНР и ЛНР». И дальше, в ходе данной радиопередачи мелькали «российские войска в Украине», «сепаратисты», «боевики» и «террористы». И это только один пример.

Так что, как видим, все идет в четко сформированном направлении. Украинская война фантастически выгодна А. Лукашенко. Она открыла перед ним поразительные возможности. Стоит напомнить, что А. Лукашенко не первый раз пиарится на соседской беде и крови. В 2004 году он инициировал референдум по снятию из Конституции «счетчика» президентских сроков на фоне трагедии в Беслане, где погибло 334 человека, включая 186 детей.

В принципе, все рано или поздно заканчивается. Стоит отметить, что в практике авторитаризма сложно представить себе, чтобы авторитарный режим безнаказанно поменял геополитическую ориентацию. Обычно, такого рода режимы уподобляются тяжело нагруженными обязательствами и грехами баржи, которые при крутом повороте как правило садятся на мель или даже переворачиваются. Но видимо, А. Лукашенко считает себя лихим «капитаном». Один из таких «лихих» шкиперов нам всем хорошо известен – Врунгель.

Новости по теме

Новости других СМИ