Суздальцев: Подкравшийся сзади Лукашенко нанес Москве удар в спину

Андрей Суздальцев, politoboz.com

"Сейчас Москве реально тяжело… И вот именно сейчас Москве, ожидая аплодисментов в ближайших столицах и даже за океаном, в спину нанес удар подкравшийся сзади Лукашенко", - пишет российский политолог Андрей Суздальцев.

9 мая Александр Лукашенко не поедет в Москву на Парад Победы. Говорит, что 9 мая занят своим праздником, в Беларуси… Утверждает, что и в Конституции Республики Беларусь прописано, что он должен в качестве Главнокомандующего (несколько забавно звучит в контексте личности А. Лукашенко) принимать парад в белорусской столице, что однако не помешало ему присутствовать на московском параде 9 мая 2005 года. Десять лет назад Конституция не мешала?


Окопался?

Действительно, в этом году в Минске на День победы тоже будет парад. Это несколько удивляет, хотя может быть и вполне актуально в юбилейный год. Обычно на 9 мая в белорусской столице проводили шествие ветеранов, к которому присоединялись горожане и гости из всех областей республики – очень своеобразная и позитивная традиция, еще в советское время выгодно отличавшая Минск от столиц союзных республик. Но, видимо, времена изменились и сейчас А. Лукашенко необходимо продемонстрировать собственную военную «мощь», подготовленную к отпору любого врага, как с Запада, так и с Востока. Да и некоторым младшим членам президентской династии страстно хочется принять парад в генеральском мундире… Хотя, как стало известно, после дискуссии на повышенных тонах, младший Лукашенко будет одет в гражданское.


В Москве

Но вот что любопытно. К примеру, президент Вьетнама в Москву 9 мая приедет, так как в Ханое считают, что независимость эта страна получила благодаря победе Советского союза во Второй мировой войне. Кроме того, по Красной площади будут маршировать сербы. Этому балканскому народу есть, за что быть благодарными России. Но в Минске так не считают… А стоило бы вспомнить, что не Минск Москву освобождал, а как раз наоборот. Но для некоторых деятелей белорусской элиты и белорусского политического класса смачно плевать в колодец является не просто традицией, а скорее правилом жизни.

Безусловно, если бы В. Путин поманил бы А. Лукашенко очередным многомиллиардным кредитом, то белорусский президент, мгновенно отложив минский парад на послеобеденное время, тут же явился бы в Москву в статусе самого верного «союзника». Но Москва кредит не обещает, намекая на то, что и так делает немало для Минска в этих «непростых условиях» - выделила кредит в 110 млн. долларов, перенесла сроки белорусских платежей за ранее выданные кредиты. Понятно, что учитывая аппетиты белорусского руководства, в сознании которого заложен образ России в виде невиданной по щедрости кормушки, полученные бонусы не могут удовлетворить А. Лукашенко. Так что интерес к России у белорусских властей падает по объективным причинам. Минску нужны деньги. Причем срочно. На носу выборы. В общем, нет денег – нет и союзника.


Западный фактор

Отказ от визита в Москву 9 мая в свою очередь можно считать своеобразной покупкой билета на саммит «Восточного партнёрства», который будет проходить в Риге буквально через пару недель после 9 мая. Понятно, что в случае, если бы А. Лукашенко посетил Парад победы в российской столице, то он вряд ли мог ожидать благосклонный прием в столице Латвии. Между тем, стоит напомнить, что признание пятого президентского срока Западом является обязательным условием успешного проведения и завершения сценария сохранения власти над республикой в наступившем десятилетии в руках правящей династии.

А. Лукашенко прекрасно понимает, что более удачного случая, чтобы с одной стороны сохранить Россию в качестве безусловного спонсора, а с другой стороны одновременно получить легитимизацию со стороны Запада, больше ему не представится. Но вот, что интересно, является ли отказ А. Лукашенко от встречи с В. Путиным на Красной площади 9 мая столь долгожданным для оппонентов белорусского режима «точкой невозврата»?


Выбор сделан?

Действительно, «майский поворот» 2015 г. вполне укладывается в постмайданную стратегию белорусского руководства, о чем автор этих строк пишет уже больше года.

Зимний киевский майдан 2013-2014 гг., свержение правительства В. Януковича, возвращение Крыма в состав России, резкое обострение взаимоотношений между Россией и Западом, массированное санкционное давление США и Евросоюза на Россию произвело глубокое впечатление на белорусское руководство. В какой-то момент власти республики почувствовали себя без надежного политического прикрытия, так как Россия вступила в фактический бой.

Геополитические изменения в регионе, свершившиеся в 2014 году по причине украинского кризиса, на самом деле не угрожали непосредственно суверенитету Беларуси, но могли разрушить монополию на власть правящей в республике политической группировки. Вопрос удержания власти в руках А. Лукашенко в преддверии президентской предвыборной кампании 2015 (глава белорусского государства идет на пятый президентский срок) года стал основной задачей руководства страны.

Белорусский президент в марте прошлого 2014 года ощутил себя между молотом и наковальней. С одной стороны, он опасался применения против него Западом киевского майданного сценария. А. Лукашенко учитывал, что в реальности его власть держится на преданности небольшого, но хорошо подготовленного силового подразделения, которое вполне может быть рассеяно натренированными боевиками, обученными для использования против сил правопорядка. Отсюда была поставлена задача - уклониться от западной угрозы, продемонстрировав Западу, что белорусское руководство вполне лояльно Евросоюзу, США и НАТО, его услуги по ущемлению интересов России в регионе и подрыв евразийской интеграции со стороны Минска могут быть востребованы Западом.

С другой стороны в 2014 году кризис доверия между Москвой и Минском, который легко обнаруживался в периодических эмоциональных публичных выступлениях А. Лукашенко, достиг пика. На белорусского президента большое впечатление произвел неумолимый и бескровный процесс выдворения украинских властей и воинских частей украинской армии с Крымского полуострова, что позволило ему примерить данный сценарий и на Беларусь. Более того, само понятия, как «русская весна» или «русский мир» привели главу белорусского государства в трепет, как, впрочем, и руководства других стран постсоветского пространства, включая Казахстан, Узбекистан и т.д.

Кроме того, огромная зависимость Беларуси от России практически во всех областях, начиная от стратегического импорта и заканчивая военно-техническим сотрудничеством, всегда очень тяготила А. Лукашенко, который, как классический авторитарный деятель крайне болезненно относится к ограничению своего властного потенциала. Понимание того, что Россия имеет практически неограниченный набор инструментов, способных за считанные часы отстранить его от власти, всегда отравляла жизнь белорусского фактически пожизненного президента.

Кроме того, в сознании белорусского политического класса за два десятилетия правления А. Лукашенко постепенно произошла серьезная эволюция роли и места белорусского президента в современной политической реальности: из лидера, пришедшего на волне неприятия итогов распада СССР и националистической реакции и поставившего во главу угла своей политики опору на интеграцию с Россией, А. Лукашенко в глазах большей части политического класса республики стал олицетворять защитника её суверенитета и независимости от постоянной угрозы «аншлюса» со стороны «жадной и голодной» России. При этом этот миф активно распространяется как силами оппозиции, так и лично А. Лукашенко. Осознание огромной зависимости от России стало конвертироваться в угрозу существованию государства.

Осталась проблема замены зависимости от России в зависимость уже России от нового статуса Беларуси. В решении данной задачи, как посчитало белорусское руководство, у него появилось невиданное ранее со времен окончания «холодной войны» «окно возможностей».


"Окно возможностей"

В основе оценок белорусского руководства политического противостояния между Россией и Западом лежит характерное для политических классов стран Восточной и Центральной Европы сакральное и раболепное восприятие современной мощи основных стран Евросоюза (прежде всего Германии) и США.

Белорусские власти не сомневаются, что в итоге консолидированного давления со стороны Запада Россия обязательно пойдет на существенные уступки в территориальном, военно-техническом и экономическом плане (Крым будет возвращен Украине, Россия лишится ядерного оружия, а её ресурсы будут поделены соседями и, в итоге, РФ ждет распад). Данный максималистский сценарий вовсе не страшит белорусское руководство, которое считает, что даже если Россия сумеет формально устоять под экономическими санкциями и политическим давлением Запада, то федерация окажется существенно ослабленной, в ней сменится власть и она попадет под влияние США и Китая, что обеспечит совершенно новую роль для Минска, который станет крайне необходим для России, как «окно» на Запад. Кроме того, Минск хотел бы быть в первых рядах «наследников» уже разделенной России. Ведь как хорошо и весело два десятилетия назад делили СССР. Проблема в том, что в данном «случае», если он настанет, придется «потолкаться» и прежде всего с Украиной…

Тем не менее, пока не исполнилась мечта белорусских властей и националистов (они все ближе друг к другу) о распаде России, речь может идти о новой роли Беларуси, как своеобразном «шлюзе» между Западом и изолированной Россией. В этом случае Минск оказывается политическим и экономическим посредником, активно используя все выгоды своего нового геополитического позиционирования.

При этом победа Москвы в противостоянии с Западом в Минске даже не рассматривается, так как она автоматически означает окончательную потерю доверия А. Лукашенко у Москвы. Любое предательство все-таки имеет хотя бы какие-то границы…

Новая политика белорусского руководства в условиях геополитического кризиса в тактическом плане должна была обеспечить снятие западных санкций против администрации А. Лукашенко, что на фоне усиления санкций против России должно было нанести огромный ущерб авторитету В. Путина в России по формуле: «Лукашенко смог, а Путин не смог», и помочь Минску дистанцироваться от России.

В свою очередь, укрепление западного вектора белорусской внешней политики в условиях усиления противостояния Запада и России должно было создать исключительно выгодные условия для экономического шантажа России, которая в создавшихся условиях не сможет пойти на угрозу международного скандала с пусть формальным, но все-таки союзником, не говоря уже о российско-белорусском кризисе, способном подорвать евразийский интеграционный проект.

Но как раз здесь возникли сложности. В феврале – апреле текущего года, когда, по идее и по словам Б. Обамы от российской экономики остались лишь «клочья», ситуация в РФ стала стабилизироваться. 3 марта 2015 года с заседания Высшего госсовета СГ А. Лукашенко вернулся без денег, что, однако, не поменяло основные цели белорусского руководства.

В стратегическом плане белорусским руководством была поставлена задача добиться признания Западом запрограммированных итогов президентских выборов 2015 года, что обеспечивало ему не только сохранение власти в своих руках на десятилетие, передачу республики в руки своих наследников, но и долгожданное освобождение от контроля Москвы. При этом роли в связке Россия – Беларусь должны были коренным образом поменяться.

Любопытно то, что объективно белорусское руководство заинтересовано в изоляции России, но не окончательном поражении России, так как в этом случае под угрозой мгновенно окажется сама Беларусь.


Страшно, брат?

Но это понимают не все. Отсюда и попытки всеми силами отложить или уклониться даже от обсуждения темы выполнения Республикой Беларусь союзнического долга. На решение данной задачи брошены белорусские проправительственные эксперты, но результат их работы удручает. Основной аргумент, объясняющий, что причину того, что «самый верный союзник» бросил товарища в почти реальном бою поражает своей наивностью. Оказалось, что Беларусь не может себе позволить встать плечом к плечу с Россией из-за того, что семьдесят лет назад республика понесла огромные потери в ходе Великой отечественной войны. Мол, страшно… В Минске боятся повторения.

Что на это ответить? А не страшно было два десятка лет, барабаня в грудь и крича о своей готовности «лечь под танки», что «пойдут на Москву», всеми правдами и неправдами тянуть от союзника нефть-газ и иные ресурсы по почти символическим ценам, «крысятничать» с контрабандой, выклянчивать кредиты?…Да и не только белорусы воевали в той войне. Или кто-то в Минске уверен, что Сталинград, Старая Русса, Смоленск, Ленинград, Ржев, Воронеж, Мурманск и, конечно Москва, под которой враг первый раз был отброшен и т.д. и т.п. – места мелких боестолкновений и белорусские фронты в 1944 году сами вылезли из болот с танками, самолетами, «Катюшами» и дошли до Берлина, чтобы водрузить над Рейхстагом белорусский флаг? Насколько автор этих строк знает, такие настроения в Беларуси не редкость.


Горький момент

Но главное даже не в этом. А. Лукашенко выбрал очень горький для России и русского народа момент, когда у него пытаются отобрать, оторвать и даже украсть его Победу. И это делалось давно, еще с 1950-х годов. Сейчас Москве реально тяжело… И вот именно сейчас Москве, ожидая аплодисментов в ближайших столицах и даже за океаном, в спину нанес удар подкравшийся сзади А. Лукашенко. Всмотритесь в видео – человек реально радуется, так как он демонстративно и публично пнул огромную ядерную державу и уверен, что не получит сдачи.

Конечно, не будем скрывать, в Москве ждали другого. Надеялись, что пришло время показать России и ее народу, что все эти многолетние поддержки и дотации для Минска не выброшены в болото и Москва может положиться на соседа – союзника… Дудки, по традиции, принятой в Беларуси, А. Лукашенко, годами истерично на союзнической «волне» вышибавший из России ресурсы и деньги, тут же кинулся в кусты… и там дальше и дальше, разгоняясь, как заяц по пашне… вплоть до Риги. В общем, понятно, что Минск выбор сделал.

Скатертью дорога, Янукович-2!

Новости по теме

Новости других СМИ