Александр Бухвостов: К весне 2016 года машиностроение ждет коллапс


"Это катастрофа", - так оценивает председатель профсоюза СПМ Александр Бухвостов сегодняшнее состояние машиностроения и новую волну необоснованного кредитования предприятий-гигантов.

В интервью "Белорусской правде" Александр Бухвостов пояснил причины господдержки предприятий-гигантов и нарисовал апокалиптическое будущее белорусского машиностроения. Уже меньше чем через год.

- Недавно опубликован список убыточных предприятий: на первом месте – БелАЗ, потом МТЗ, МАЗ – все предприятия требуют финансовых вливаний, - говорит он. - Изданные указы, мне кажется, носят временный характер: проблему они не решат. Льготы и средства, выделяемые МТЗ и "Гомсельмашу", позволят предприятиям продержаться до конца политической кампании, возможно, до конца года. А дальше все вернется на круги своя. Если производство упало в два раза, о количество рабочих осталось прежним – очевидно, предприятие находится на грани дефолта. Представьте себе: к октябрю перестанут платить зарплату на "Гомсельмаше", упадут зарплаты на МТЗ и МАЗе. Гомсельмаш является градообразующим предприятием, уже сейчас за рабочее место подставляют друг друга. Хотя председатель КГБ и заявляет, что никаких волнений не будет, все предусмотреть невозможно: бунт может возгореться стихийно и внезапно.

Но одно дело – производить продукцию, и совершенно иное – продавать ее. Если предприятия будут работать на склад – произойдет омертвление оборотных средств.

Мы видим, какие колоссальные убытки несут предприятия. Удивительно, что по БелАЗу нет никаких решений, возможно, есть некие резервы. Если учесть, что в машиностроительный комплекс входит много автоагрегатных заводов, которые поставляют на главный конвейер различные агрегаты, то падение объемов на автоагрегатных заводах автоматически отбивает на главном конвейере. Многие автоагрегатные заводы работают по три дня в неделю, нервно, неровно. А сейчас людей надо успокоить. Главная цель указов – удержать ситуацию под контролем до окончания политической кампании.

- Три месяца предприятия продержаться на плаву. А что дальше – у государства уже сейчас нет средств на поддержку?

- Через три месяца ситуация может серьезно ухудшиться. Хорошо, государство заставит коммерческие банки покупать облигации (а если комбанки откажутся?), но нигде не прописано, как "Гомсельмаш" будет реализовывать свою продукцию. Разве Гомсельмаш сможет рассчитаться по долгам и по процентам? Просто государство дает возможность предприятиям продержаться до окончания президентской кампании. А что будет потом, то будет потом. Никакой перспективы выживания предприятий нет. Эти вливания не дают возможности завоевывать рынки, продавать продукцию, наращивать объемы производства, сохраняя численность рабочих.

- Что станет с этими предприятиями после кампании?

- Сложно сказать. Проблема не только в потере российского рынка, но и низком качестве беларуской продукции. Хорошую машину делают из хорошего металла, который надо покупать. Даже наши потребители жалуются на качество техники МТЗ и МАЗа.

Я считаю, что это катастрофа для предприятий. После окончания кампании придется принимать решительные меры по спасению предприятий. А это значит: сокращать людей, объемы производства, менять технологии. Многие технологические процессы заточены под определенное количество работников. Если загрузка технологической линии снижается, это не значит, что технологическую линию могут обслуживать два человека вместо 20-ти – того требует технологический процесс.

Думаю, к весне 2016 года (а может, и раньше) машиностроительный комплекс ждет полнейший коллапс. Нефтяной комплекс будет работать, производство калийных удобрений – тоже, а вот предприятия машиностроительного комплекса лягут.

Руководство республики загоняло болезнь вовнутрь десятилетиями. Не скажу, что не работали предприятия, не работали инженеры, руководители предприятий – как раз они работали. Вопрос в стратегии развития машиностроения: Россия завалило машиностроение, у нас гиганты держались, но конкуренции не выдерживают и не выдержат. Машиностроение идет к катастрофе.

- Какая часть населения занята в машиностроении?

– Я ориентируюсь на два официальных профсоюза – промышленности и автосельхозмаша, в которых концентрируется почти весь машиностроительный комплекс. Существует еще военно-промышленный комплекс, который все равно входит в промышленный профсоюз. За прошлый год с предприятий, которые входят в профсоюз промышленности, выведено порядка 10 тысяч человек, примерно столько же выведено из предприятий автосельхозмаша – в сумме выходит 20 тысяч. Думаю, что я даже несколько занижаю численность уволенных за прошлый год. В машиностроении работают 130-150 тысяч человек. В 90-ых годах в промышленном комплексе работали 550-600 тысяч рабочих.

- Если к весне 2016-го вы прогнозируете коллапс промышленности, сколько рабочих может потерять отрасль?

- Тысяч 50 потеряет.

Новости по теме

Новости других СМИ