Безнадега

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Лукашенко не в силах отказаться, тем более публично, от российской поддержки или поменять её на западную, что исторически мгновенно приведет Беларусь в состояние политико-экономического развала.

В предыдущей статье мы отметили определенные плюсы, которые извлекают белорусские власти и оппозиция от публичной поддержки переизбрания А. Лукашенко на очередной президентский срок со стороны России. Но было бы неправильно, если бы мы не отметили и минусы такой поддержки.

Прежде всего, к минусам необходимо отнести то, что столь быстрая реакция России, пусть и на уровне посла, носит ярко выраженный антизападный характер. Данный момент уже обсуждался в белорусском информационном пространстве. Понятно, что Евросоюз и США не выступят с публичной поддержкой А. Лукашенко на предстоящих выборах, как это они делали на Украине в 2014 г. в отношении П. Порошенко, но, ни Вашингтон, ни Брюссель не горят желанием даже де-факто оказаться в одном ряду с Москвой. В данном случае Кремль просто «застолбил» политическую «поляну» на белорусском политическом поле, где оказался белорусский президент. Не исключено, что в разгар кампании А. Лукашенко, ориентируясь на региональную обстановку, постарается сделать вид, что он вообще-то случайно оказался под россий ским «зонтиком».

Но пока выбора у А. Лукашенко нет. Он не в силах отказаться, тем более публично, от российской поддержки или поменять её на западную, что исторически мгновенно приведет Беларусь в состояние политико-экономического развала. Так что страна остаётся в стадии балансирования между Западом и Россией, что в современных условиях не совсем устраивает белорусскую элиту, уверенную в том, что Россия рано или поздно обязательно капитулирует перед Западом. В этом случае А. Лукашенко выступает в роли капитана своеобразного политического «Титаника»: «сегодня прыгать за борт рано, а завтра может быть поздно».

Кроме того, оппозиция лишилась своей традиционной увлекательной игры в имитацию российской поддержки, о чем уже говорилось выше. Сейчас все предельно ясно, кто кого поддерживает. Хотя не исключены некие вариации и даже консультации с оппонентами А. Лукашенко по поводу белорусских выборов в российской столице… Но при этом мы не должно забывать, что реальной оппозиции в Беларуси не осталось, если не считать Н. Статкевича и А. Лебедько. Эти два упрямца в любом случае останутся на последней баррикаде в одиночку…


Интриги нет?

Пока никакой интриги в белорусских выборах не просматривается. Нет ни каких запасных кандидатов, спаринг-партнеры не очень и нужны (дань традиции), оппозиция старательно имитирует предвыборную борьбу, которая отсутствует в принципе.

Есть ли специфика у белорусских президентских выборов 2015 г.? Есть. Они никому не нужны. Скорее даже всем мешают. Для оппозиции это все равно, как немым участвовать в песенном конкурсе…

Властям и так хорошо. А. Лукашенко добился главного – Запад и Восток в создавшихся условиях (украинский кризис) не будут ставить под вопрос законность его пятого срока. Представители правящего клана демонстрируют абсолютное спокойствие, так как никаких угроз для пролонгации своего господства не ощущают и не видят. Власти вошли в стадию какой-то политической нирваны.

Заявления некоторых оппонентов режима о том, что власти боятся собственный народ не соответствуют действительности. Скорее правящая верхушка, прекрасно зная протестный потенциал белорусов, презирает свой «народец», как, впрочем, и оппозицию.

Другое дело, что власти сейчас действительно не видят проблем с октябрьским голосованием. Между тем, наличие открытых и скрытых угроз как раз и составляют основную интригу выборов.


Политическое Аральское море

Действительно, внутренних политических угроз в отношении октябрьских выборов нет. Оппозиция не в силах что-либо организовать из-за того, что она политически дезориентирована, не имеет координационного центра, не может выработать реалистичных целей, лозунгов, призывов. У оппонентов режима нет продуманных программ социально-экономического развития страны и её позиционирования на региональной и международной арене. Вся крайне скудная пропаганда оппозиции против властей построена на антироссийской основе, жестко увязывающей правящий политический режим с Россией. Это идейный тупик.

Кроме того, у оппозиции иссяк резерв активистов, что рано или поздно должно было случиться, так как на всех предыдущих «выборах» оппозиционные структуры выводили на «яркое солнышко» новое поколение сторонников и активистов (большей частью молодежи), которое мигом ставилось на учет спецслужбами. Потом эти люди подвергались репрессиям, их сажали в тюрьмы, увольняли с работы, исключали из вузов и, в итоге, вынуждали покидать Родину.

Иными словами оппозиция использовала этих людей для пустого дела – обеспечения легитимности А. Лукашенко, расходуя человеческий ресурс, словно он был бездонный. И вот, к 2015 году человеческий источник «обмелел» и видимо навсегда. Оппозиционные структуры превратились в политическое Аральское море – «высохшие» группки (секты) диссидентов, сидящих без финансирования и отравленных ненавистью как к властям и внешним силам, так и друг к другу. Они не в силах организовать ни «цветной революции», ни собственного белорусского «майданчика», ни даже имитации нечто подобного.

Ссылки оппозиции на то, что 19 декабря 2010 г. народ все-таки вышел на площадь (отсюда и укоренившийся в белорусском политическом слэнге термин «площадь»), что якобы свидетельствует о потенциале оппозиции, сомнительны. Народ в тот декабрьский вечер вышел на площадь не в защиту оппозиционных кандидатов, а против А. Лукашенко.


Угрозы?

Судьба белорусской оппозиции требует особого изучения, но в политике никогда не бывает однозначных и вечных итогов. Проблема в том, что фактическая ликвидация оппозиции и перерождение её части в структурные подразделения спецслужб несет угрозу самой власти, так как отсутствие организованной и структурной угрозы со стороны оппонентов режима открывает огромные возможности для стихийных и неорганизованных протестов, подавить которые можно только железом и кровью.

Есть ли угроза стихийных выступлений в ближайшие три месяца? Такая угроза существует в конце сентября и начале октября. Автор не будет в данном случае повторять банальные фразы о летних отпусках, грядках на дачах и походах в лес за грибами и ягодами, но осенью все эти радости закончатся, а никаких тенденций, способных выправить ситуацию в экономике, не наблюдается.

Стихийные выступления рабочих крупнейших белорусских предприятий (флагманов) возможны. Предотвратить их крайне сложно, так как ресурсов для купирования недовольства у властей нет. Но и тут не стоит обольщаться, так как ничто не помешает властям объявить любой результат голосования 11 октября. Социально-экономический протест очень сложно переформатировать в политический. Примером является события в Ереване.

Но все-таки социальный протест может существенно подпортить очередную «элегантную победу». На что в данном случае рассчитывает А. Лукашенко? На поддержку России? На традиционную пассивность белорусского рабочего класса? На силовой блок? Возможно, белорусские власти надеются на все вышеперечисленные факторы одновременно, но прежде всего, конечно, на украинский конфликт. Чем тяжелее будет ситуация на Донбассе, тем меньше проблем будет у переизбрания белорусского президента.

Украинский кризис пока помогает справиться с самым сложным внутренним кризисом – психологическим.


Безнадега

Двадцать первый год А. Лукашенко у власти. Естественно, страна изменилась, но она все больше и больше отстает от соседей, окончательно скатившись в «третий мир». Надежд на радикальное улучшение социально-экономического положения, качества жизни у населения давно нет. Выезд из страны, работа и проживание за рубежом давно стали приметами жизненного успеха. Более того, пессимизм становится ведущим трендом и на человека, который вдруг начинает рассуждать о том, что А. Лукашенко «вот сейчас поднатужится» и «все пойдет как надо», да так, что «нам все позавидуют», смотрят как на сбежавшего пациента Новинок.

Люди давно не ждут чего-то позитивного от властей, что позитивно, так как постепенно иждивенчество изживается. Люди надеются лишь на то, чтобы не стало еще хуже. Вот на этой, фактически последней «ступеньке» и висит А. Лукашенко («хуже не будет»). При этом боятся признаться сам себе, что вполне может быть еще хуже. Как, к примеру, в 2011 году…

Отсюда еще буквально шаг до еще одного феномена, который начинает все больше проявляться в политической жизни страны. Назовем его условно «Могилев».

Власти явно играют с огнем этно-национальных проблем. Автор этих строк не раз отмечал, что в недрах белорусских спецслужб и некоторых армейских структур давно созрел иезуитский провокационный план по созданию в восточных областях республики виртуального «Донбасса», который позволил бы А. Лукашенко, в случае обострения отношений с Москвой, объявить себя жертвой России. В этом случае смену геополитического вектора можно было бы провести практически мгновенно, а Беларусь ушла бы под западный «зонтик». Но данная тема этим не исчерпывается…

Нет никакой тайны в том, что в экономическом плане восточные области Беларуси (Витебская, Могилевская и Гомельская) постепенно дрейфуют в сторону России. Эти почти естественные процессы привели к тому, что в данных областях ориентация на РФ стала восприниматься, как практически единственная возможность выжить в столь «непростые времена».

Естественно, столь жесткая зависимость от работы и бизнеса в России, импорта российских товаров, а также российское информационно-культурное влияние объективно снижают имидж белорусского государства. Беларусь, а в провинциальном варианте – Минск, воспринимается, как бесконечные проблемы, истерики А. Лукашенко, налоговые наезды, беспредел бюрократии, тупая чванливая пропаганда и беспросветная нищета.

Все это на фоне того, что белорусское государство проигрывает соседям буквально во всем. Оно, как считают жители прилегающих к России районов той же Могилевской области, мешает зарабатывать, получать образование, да и просто жить. От него устали…

В этом случае «Панорама» БТ может хоть охрипнуть, уверяя семьи, чьи главы годами работают в России, что «все белорусам завидуют», но ничего, кроме презрения белорусский агитпроп в ответ не получит. Примерно в том же формате работает и северокорейская пропаганда, уверяя телезрителей, что в Южной Корее голод…


Лицемерие

В белорусской политической практике присутствует уникальная универсальная политическая формула: «Ну что вам жалко?». Она применяется тогда, когда оппонент сталкивается с непреодолимыми препятствиями для того, чтобы добиться принятия его позиции. Тогда из кармана вытаскивается вот такой крестьянский «хитризм»: «Да ладно вам, ну что тут делить (тем более, что делится чужое)… Ну что вам жалко?».

Примерно в таком формате иногда заканчиваются обмены мнениями по интеграционным вопросам, когда на претензии в отношении того, что российские товары на белорусском рынке подвергаются ограничениями и дискриминации, россиянам говорят: «Да что вы к нам пристали… Что вам с нашего крохотного рынка… Ну дайте нам выжить, что вам жалко что ли?».

В примерно таком же лицемерном формате постепенно разворачивается и белорусская президентская кампания. Начинается «нытьё» о том, что некогда «отвлекаться» на выборы, надо быстренько проголосовать, а второй тур «нам не нужен, работать надо». Попутно намекают на то, что все равно замены А. Лукашенко нет, и пусть правит и дальше («Вам жалко, что ли?»). А если пожизненному и бессмертному белорусскому президенту не дать пятый срок, то вообще, «будет как в Украине». В общем, начался реальный шантаж избирателя, совмещенный с намеками на традиционную замотанность и аполитичность белорусского электората.


Задание на лето 2015

Понятно, что в 2015 году летний политический сезон будет смещенный. Он начнется с 11 июля и закончится 11 октября. Что будет после октябрьских выборов, белорусские власти не знают и не особо об этом беспокоятся. Их горизонт ограничен только выборами, а дальше «после нас хоть потоп». Понятно, что проблем с подсчетом голосов и итогами выборов не будет.

Отсюда и главная задача для А. Лукашенко на остаток лета и первую половину октября вполне конкретная: во что бы то ни стало добиться от Евросоюза публичного признания итогов октябрьских выборов. Последствия такого признания могут быть феноменальные – от полного снятия санкций с Беларуси до кардинального изменения формата отношений с Москвой. Во всяком случае, это будет совсем другая Беларусь… Если, конечно, Н. Статкевич вернется домой.

Новости по теме

Новости других СМИ