Предпринимательница: С 1 января процентов на 70 рынки опустеют


Гомельская предпринимательница с 20-летним стажем, член совета РОО "Перспектива" Жанна Губкина рассказала "Салiдарнасцi" о том, как выживает сегодня малый бизнес, почему ей не жалко коллег, и что ждет белорусские рынки после Нового года.

— Государство разделило предпринимателей на два лагеря. Часть из них сделала документы и перешла на новые правила работы согласно указу №222. Остальные работают по прежним правилам. Те, у кого товар сертифицирован, оказались неконкурентоспособными.

Покупателей не интересует, что детский товар сертифицирован, что он хорошего качества, они говорят: "Нам не нужны ваши документы. Мы хотим, чтобы было дешево". А на форумах белорусы возмущаются, что игрушки не сертифицированы, мол, дети потравятся.

Налоговая, видимо, в связи с выборами отошла в сторону, чтобы не нагнетать обстановку. Нужно наводить порядок и что-то с этим делать. Уже начались конфликты между предпринимателями, обращения в налоговую инспекцию.

Я знаю, скольких трудов стоят походы по банкам, по налоговой, чтобы все документы оформить, заплатить НДС. У меня каждая игрушка, каждая резиночка по документам. Бумагами на весь товар заполнена банановая коробка. Я работаю и с российской фирмой и с четырьмя белорусскими.

Проще всего съездить с сумкой на Москву, привезти и продавать.

Если указ №222 вступил в силу, все должны работать по одним правилам.

***

Если бы была у меня возможность устроиться за 4-6 миллионов, бросила бы все и ушла. Я завидую тем, у кого есть два выходных, оплачиваемые отпуска, больничные. У предпринимателей нет выходных и болеть нельзя. Дошло до того, что люди умирают прямо на рынке. У нас недавно мужчина умер в течение минуты. Ему и 55-ти не исполнилось…

***

Такого кошмара, который происходит сейчас в экономике, не было даже в 90-е годы. Во-первых, нет работы. В 90-х можно было пойти на рынок, стать предпринимателем. Сейчас себя пристроить некуда. Если только сесть на паперти и у кого-то просить денег. Перед открытием центра занятости по 30 человек стоят, чтобы попасть первыми.

А люди у нас памяркоўныя. Они думают, что за них кто-то что-то сделает…

В Гомеле на предприятие требовался сторож с зарплатой полтора миллиона. Не успело выйти объявление, как прибежали шестеро. Конкурс на вакансию сторожа! Человек, которого взяли, в благодарность ведро клубники принес.

***

Сейчас мало кто из предпринимателей дотягивает до средней зарплаты по стране. Лишь бы было за что поесть, заплатить за квартиру и заправить машину (у кого есть). Знакомый торгует одеждой, говорит, если за день продал вещь — это уже радость.

Мне жалко только тех предпринимателей, которым осталось год-два до пенсии. Они никому не нужны.

Встретила на днях знакомого, который занимался сложной бытовой техникой. Он закрыл ИП. Оштрафовали на три миллиона, хотя у него не было нарушений. Говорит, счастлив, что ушел из бизнеса.

Еще один наш знакомый — бывший предприниматель — работает в Санкт-Петербурге, получает полторы тысячи долларов, доволен жизнью.

Знаю предпринимателей, которые перебрались в Брянск, Москву. Мой прогноз: с 1 января процентов на 70 рынки опустеют.

Многие ИП потихоньку подыскивают себе работу. Кто-то уехал в Россию или Украину, кто-то подыскивает работу на госпредприятиях здесь. Но в нашей стране предприниматель – это клеймо. У тебя будет самая низкая пенсия – полтора миллиона. Столько же наше социально-ориентированное государство платит людям, которые никогда в своей жизни не работали.

***

Помню, как попала в больницу, мне сделали экстренную операцию. Пришла в себя после наркоза, хирург сказал: если не пойдешь на следующий день — мы тебя прооперируем еще раз.

И ты начинаешь делать первые шаги с трубками, а тут звонок из налоговой. Спрашивают, думаю ли я покупать электронный ключ. Меня чуть удар не хватил. Выписали из больницы с артериальной гипертензией.

А дома меня ждало письмо из фонда соцзащиты, что я должна заплатить 6 миллионов. Я месяц не работала, а осталась должна….

***

Предприниматели сильным единством никогда не отличались. Большинство живет сегодняшним днем.

Страшно представить, что будет после выборов. Жизнь на выживание…

Когда холодильник победит телевизор, когда три дня посидят голодными, тогда люди поймут, что делать. Я не хочу помогать тем, кто сам себя не хочет спасать. Устала от этого всего.

У них есть ноги, руки головы. Пусть за себя постоят. А женщины что, впереди будут с вилами идти? Сколько ж можно? Где мужчины? Приходят журналисты — они прячутся за спины. Организуется форум, приходят чиновники высокого ранга — они даже не приедут послушать. Они не хотят ничего знать. Интернет у них только для того, чтобы посмотреть сериал. Пусть живут, как хотят.

Трусость один из самых страшных пороков. С ее молчаливого согласия происходят все беззакония в мире. Это стало национальной чертой.

***

Если бы у меня был телевизор, я бы выбросила его. Из-за БТ. Никогда не думала, что это зомби-ТВ имеет такое влияние над людьми (это я не о предпринимателях, а о тех, кто приходит на рынок). Они свято верят тому, что там говорят.

***

Можно было бы стать миллионером, написав бестселлер, как развивалось предпринимательство в Беларуси. Дочка моей знакомой поступала в университет в США. Она написала сочинение, как в 90-е они с мамой несколько раз становились в очередь, чтобы купить сырки, которые отпускали в ограниченном количестве в одни руки. Потом возили эти сырки на Россию. Девочку вызвало руководство университета. Говорят, читали и плакали: не верили, что такое возможно….

Через несколько лет муж этой девушки спрашивал, сколько маме твоей нужно, чтобы она не работала. И он высылал теще деньги в Беларусь.

***

Хочется уехать подальше — купить билет в один конец. Приезжая в Украину, я делаю вдох — и получаю глоток свободы. А в Беларуси такое чувство, что тебя держат за горло и постоянно душат. Я живу с таким ощущением, потому что все находится под тотальным контролем. Мое преступление — это инакомыслие.

Новости по теме

Новости других СМИ