"Разводка" после 11 октября

Ярослав Романчук, Naviny.by

Президентская кампания 2015 года имеет только одну интригу. Гадания о том, какой процент поддержки Александра Лукашенко огласит ЦИК — 78% или 89%, отвлекают от основного вопроса — что пятикратный чемпион президентской гонки с поддавками будет делать с белорусской экономикой.

Надежды на белорусский совок провалились. Централизованное планирование облажалось. Стабильность развалилась. Россия радикально изменилась. Агрессивные нотки добавились. Запущенные заводы поизносились. Аграрная жила прохудилась. Многие стройки накрылись. Золотовалютные резервы раскрошились. Долги и неплатежи взбеленились. Нефтяная блажь замутилась. Аппетиты номенклатуры обострились. Люди обозлились. Партнеры Беларуси насторожились. Распиаренные возможности от Евразийского экономического союза схлопнулись.

Самое время выходить из опасной наезженной колеи. Пора менять старых лошадей, которые разучились пахать. Пробил час выкинуть на свалку истории опасные, ядовитые идеи. Нет смысла тащить за собой в будущее заржавевшие институты и травмоопасные организации.

Поползли слухи, что на верхушке белорусской власти вроде бы зреет понимание этого контекста. Суть написанных правительством в конце лета проектов основных экономических документов позволяет уверенно заявить, что это всего лишь слухи. Совет министров уже одобрил такие проекты, как «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016 год», «Об основных направлениях денежно-кредитной политики Республики Беларусь», «О Республиканском бюджете на 2016 год», «О государственных программах и оказании государственной финансовой помощи», а также «О государственном индикативном планировании социально-экономического развития Республики Беларусь».


Законодательный залп в защиту отжившего

Этот залп документов ничем принципиально не отличается от основных экономических документов последних четырех пятилеток. Опять во главе угла государство в самых разных ипостасях.

Распорядители чужого (политики и чиновники) корнями срослись с львиной долей активов и ресурсов страны. Они отождествляют Беларусь со своими личными интересами. Они возомнили себя элитой с обязанностью заботы о народном благе. Поскольку за этими документами торчат уши самого главного «серого кардинала» страны Михаила Мясниковича, они воспроизводят взаимоотношения, институты и финансовые потоки, которые сложились в белорусской экономике в течение последних 20 лет. В них не то, что перестройкой не пахнет. Даже намёка на избавление от накопленных шлаков, неликвидов и очевидно «мёртвого» капитала нет.

Белорусские чиновники цинично считают, что если белорусское планирование переименовать из директивного на индикативное, то плановая экономика каким-то чудесным образом перевоплотится из централизованной в рыночную.

Сегодня вся система управления зациклена на выполнении спущенных свыше цифр. Трудно себе вообразить, чтобы на требование Лукашенко отчитаться за невыполнение плана премьер-министр, глава области или руководитель концерна отрезал: «Так у нас ведь уже индикативные показатели. Никакой директивщины, товарищ президент». Такой ответ был бы последним в карьере чиновника. Нет сомнений, что такое же отношение будет спускаться и копироваться сверху вниз.

На 2016 год белорусское правительство запланировало рост на 1,1%, на 2017 г. — уже 2,1%, на 2018 г. — 3,5%. Все как под линейку. Для сравнения — в МВФ, у которого наши власти активно просят очередной кредит, видят нашу экономику в 2016 году в рецессии, на минус 2,2% ВВП. Для белорусских чиновников это, очевидно, проблемой не является. Они давно привыкли готовить два комплекта документов. Один — для внутреннего пользования, второй — для потенциальных кредиторов.

Дежурный оптимизм белорусских властей на ближайшие три года фиксируется по производительности труда (2,3%, 3,2% и 4,7%), реальным доходам населения (0,7%, 1,7% и 3,0% соответственно). В 2016 году правительство ожидает бурный рост экспорта товаров и услуг на 24%, в 2017 г. — на 8,5%, в 2018 г. — на 11,8%. Одновременно постепенно будет снижаться инфляция: 12%, 9% и 7% соответственно.

Данный прогноз основан на следующих внутренних и внешних условиях: импорт 24 млн тонн нефти (цена в 2016 г. — $70 за баррелей, в 2017 г. — $75, в 2018 г. — $80), экспорте нефтепродуктов в 2016 г. в объеме 16,4 млн тонн по $508 за тонну, в 2017 г. — 15,7 млн тонн по $574 и в 2018-м — 15,3 млн до $655 за тонну. П

Правительство рассчитывает на экспорт 8-8,3 млн тонн калийных удобрений. При этом делается чрезвычайно оптимистический прогноз по росту экономик наших основных партнеров. По мнению белорусских властей, в 2016 г. Россия увеличит свой ВВП на 3,3%, Казахстан — на 2,2%, Евросоюз — на 2,0%. Для сравнения, традиционно оптимистичный МВФ прогнозирует для России в следующем году падение на 0,6% после падения на 3,8% в этом году.


Допустим, белорусы перестали пить водку, а Кремль и Китай подарили нам $10 млрд

Особенно рассмешило моделирование белорусским правительством ситуации по курсам RUR-рубля и Br-рубля.

По мнению белорусского правительства, которое было представлено в августе 2015 г., среднегодовой обменный курс RUR-рубля к $-доллару в 2016 г. будет RUR55/$1, в 2017 г. — RUR53/$1, в 2018 г. — RUR51/$1. Для сравнения, по состоянию на 9 октября 2015 г. курс превышал RUR62 за $1.

Вера в удорожание и укрепление российского рубля в условиях стабильно низких цен на нефть, двух военных конфликтов, в которые ввязалась Россия, с учетом быстрого проедания золотовалютных резервов и оттока капитала равносильна предположению, что белорусы в 2016 году сократят потребление водки с 17 литров чистого спирта до 5 литров и согласятся работать во имя светлого будущего страны за $150 зарплаты в месяц при двукратном росте тарифов на ЖКУ.

Ещё больше вопросов возникает при оценке динамики курса Br-рубля в ближайшие три года. Средний официальный курс Br/$ в 2016 г. оценен на Br16220/$1, в 2017 г. — Br16880/$1, в 2018 г. — Br17600/$1. Трудно сказать, какими средствами правительством и Нацбанк вышли на эти показатели, чем они запланировали напоить белорусскую валюту, чтобы она вела себя в рамках прогноза.

На момент утверждения Совмином пачки проектов документов по развитию экономики страны на три года курс Br-рубля был около Br15700. Если этот состав Совета министров и министерств не в состоянии понять и оценить положение на валютном рынке даже на два месяца вперед, то какая вера может быть при составлении прогноза на три года вперед?

Нет сомнений, что Совмин, Минэкономики и все те, кто представили такие цифры, не избавились от опасного синдрома печально известного главы Нацбанка Петра Прокоповича. Буквально накануне почти трехкратной девальвации и гиперинфляции он гипнотизировал страну обещаниями о достижении долгосрочной курсовой и ценовой стабильности.

Повторение такого же прогностического сценария при нынешнем состоянии государственных и корпоративных финансов, с учетом валовых долгов, проблем со сбытом на внешних рынках и сокращением внутреннего спроса является плевком в лицо не только бизнесу и населению, но, в первую очередь, самому Лукашенко. Мол, глава страны увлечен политическими и геополитическими процессами — «проглотит» правительственные прожекты, куда он денется.


Квинтэссенция разводки белорусов на «рыночные реформы»

Представленные правительством документы — это десятки страниц текста и пояснительных записок. Одно положение ярко и убедительно показывает, что на самом деле планируют делать белорусские власти после президентских выборов и в 2016 году.

Правительство Беларуси своеобразно понимает суть структурных преобразований. Заметим, что слово «реформа» вообще не используется. По мнению Совмина, их целью является «повышение эффективности распределения ресурсов». На этом можно поставить жирную точку как на слухах о возможном преобразовании Лукашенко-госплановца на Лукашенко-рыночника.

Власти не планируют создавать новые институты, организации и отношения собственности. Они нацелены на улучшение порочных схем интервенционизма и распределения ресурсов и активов. Это значит, что будет чисто декоративное перемещение лиц из одного органа власти в другой, чисто номинальное изменение должностных обязанностей, чисто формальное переподчинение какого-то числа коммерческих организаций другим — и всё!

В лучшем случае государство отважится на продажу давно не используемой недвижимости — и то с большими оговорками и непременно по «рыночной» цене. Понятное дело, она будет взята из чиновничьего потолка. Чиновники ничего не говорят о приватизации и либерализации, как будто эти слова вошли в стоп-лист для документов, которые должен подписывать Лукашенко. Распорядители чужого крутятся, как ужи на сковородке. Они ведь поддакивали президенту, мол, белорусская модель — почти институциональное совершенство. А тут нужно отказываться от её основных опор.

Смертников среди министров, готовых сказать Лукашенко правду о реальном состоянии белорусской экономики и её институтов, похоже, нет. Больше всего нервничает «кардинал» Михаил Мясникович, ведь это он на пару с ещё одним профессором Владимиром Шимовым своими регалиями и научными степенями убедил Лукашенко следовать в русле советской модели. Если эти товарищи продолжат держать руку на пульсе законотворческого процесса, костлявая рука государства никогда не ослабит мертвую хватку на слабеющем горле белорусского бизнеса.

Представленные правительством документы позволяют констатировать, что другого варианта для белорусской экономики не предусматривается. Чтобы окончательно в этом убедиться, остаётся дождаться обещанного к середине октября 2015 г. плана так называемых структурных реформ. В его подготовке активное участие принимает Нацбанк. Судя по раскладу номенклатурных сил, едва ли этот документ будет сильно отличаться от уже представленных.

Это плохие новости для экономики Беларуси. Делёж должностей, перезагрузка номенклатурных сетей, переформатирование схем по распилу бюджетных ресурсов, инвентаризация моделей прихватизации — вот чем будет увлечена VIP-номенклатура. А в это время бесхозная экономика будет всё глубже опускаться по крутой глиссаде экономического кризиса.


Об авторе.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Новости по теме

Новости других СМИ