Воздушная тревога

Владимир Зотов, lenta.ru

Почему Беларусь отказывается размещать российскую авиабазу на своей территории.

27 октября в интервью газете «Коммерсантъ» министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей выступил с заявлениями по поводу возможного размещения российской авиабазы в его стране. По его мнению, это «не снизит военно-политическую напряженность в регионе». Скорее наоборот, «вызовет раздражение в адрес и Минска, и Москвы». Спустя два дня — такое совпадение — Совет ЕС приостановил на четыре месяца санкции в отношении 170 человек и трех юридических лиц Беларуси, оставив в силе только оружейное эмбарго, а также индивидуальные санкции для четверых граждан республики. «Лента.ру» разбиралась в перспективах российского военного присутствия на территории Беларуси.


Плюшевая дипломатия

Проблема контроля воздушного пространства западной части союзного государства стоит перед Москвой еще с 90-х годов прошлого века. После распада СССР Беларусь досталось немало советской боевой техники — самолетов и комплексов ПВО, а за годы существования независимого белорусского государства Россия предприняла серьезные усилия для создания полноценного «зонтика» на западном направлении — в частности, Москва поставляла Минску комплексы противовоздушной обороны (ПВО) С-300 и зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) ТОР-М1. С 2001 года велись переговоры о юридическом оформлении Единой региональной системы (ЕРС) ПВО союзного государства. Соглашение было подписано и ратифицировано парламентами РФ и Беларуси лишь в 2009 году. А функционировать оно начнет только в 2016 году.

ПВО независимой Беларуси несколько раз оказывалась в центре скандалов. Самый громкий из них — «плюшевый десант» лета 2012 года, когда шведский легкомоторный самолет вылетел с территории Литвы, сбросил над пригородом Минска груз из плюшевых медведей с листовками в «защиту демократии» (по словам организаторов акции, целью было высмеивание Александра Лукашенко и приближение конца его правления), после чего благополучно пересек границу в обратном направлении и вернулся в Литву. В результате своих постов лишились командующий ПВО и глава Госпогранкомитета Беларуси, а непосредственным виновником произошедшего объявили дежурившего в тот день прапорщика и осудили его на два года.

Воздушная тревога

«Плюшевый десант» в Беларуси. Кадр: ST / YouTube

А военная инфраструктура США и НАТО у границ союзного государства постоянно усиливалась. Вопрос о расширении российского военного присутствия на территории официального союзника просто обязан был возникнуть.

Весной 2013 года Москва прямо озвучила свое намерение разместить в Беларуси боевую авиацию. Министр обороны Сергей Шойгу заявил, что речь идет о размещении на аэродроме в Барановичах российского авиаполка и что никаких разногласий в этом вопросе между Москвой и Минском нет. Слова министра подтвердил и российский посол в Беларуси Александр Суриков.


Отказали в довольствии

Это закономерно вызвало истерическую реакцию у оппозиции в Беларуси, в очередной раз заявившей об угрозе «суверенитету». Но что важнее — неожиданно два шага назад решили сделать и в официальном Минске: президент Александр Лукашенко сделал вид, что речь идет о передаче белорусским пилотам российских истребителей. «Что касается авиационной базы. Ну, это, может быть, несколько прозвучало как база. Нет. Речь идет о поставке в наши вооруженные силы, в какой форме — это мы будем договариваться: база это будет, или это мы в существующие белорусские части поставим самолеты-истребители российские», — подчеркнул Лукашенко в апреле 2013 года.

Воздушная тревога

Военнослужащий у зенитно-ракетной системы С-300ПС в Астраханской области. ото: Павел Лисицын / РИА Новости

Разница в подходах обозначилась практически сразу: Москва хочет размещать боевую технику и персонал на территории номинально союзной ей республики, а Минск требует, чтобы Россия на безвозмездной основе предоставляла своё вооружение при условии, что им будут управлять белорусские военнослужащие. Причем союзники считают, что Кремль ко всему прочему должен взять на содержание еще и белорусскую армию. Это не преувеличение — лично глава белорусского государства обращался в Москву с предложением о выделении средств на увеличение денежного довольствия военнослужащим Беларуси. Более того, недостаточные усилия Кремля по финансированию армии соседнего государства вызывают у белорусского лидера острое недовольство. В конце 2013 года четыре российских СУ-27 все-таки перебазировались в Беларусь и приступили к боевому дежурству. Их нынешнее местонахождение и статус, кстати, также не вполне понятны.

Воздушная тревога

Су-27. Фото: Василий Федосенко / Reuters

В ходе воссоединения Крыма с Россией и после него актуальность размещения российской авиабазы в Беларуси сильно возросла. Эта тема постоянно муссировалась в СМИ, однако должной ясности так и не возникло. Уже в августе 2014 года Лукашенко сообщил, что никаких самолетов РФ в Беларуси отныне нет — они «сегодня убыли». Впрочем, в СНГ фокус основных политических событий вскоре сместился в сторону Украины и Донбасса, и о проблеме российской авиабазы в Беларуси подзабыли. Периодически об этом напоминала местная оппозиция (в том числе и в ходе последней президентской кампании), утверждавшая, что российские самолеты на белорусской территории могут быть использованы для «удара по Украине». Однако сама тема несколько отошла в тень.


Отмена санкций

Резкое оживление последовало после того, как Владимир Путин в сентябре текущего года официально поручил Минобороны и МИД РФ провести переговоры о создании авиабазы с белорусской стороной. «Принять предложение правительства Российской Федерации о подписании Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о российской авиационной базе на территории Республики Беларусь», — значилось в документе. В Белоруссии поручение Путина вызвало крайне нервную реакцию — не только у оппозиции, но и у власти. Оппозиционеры провели ряд традиционных «акций», а официальный Минск дал понять, что ни о каких «договоренностях с Россией» там не ведают.

Воздушная тревога

Митинг против размещения в Беларуси российской авиабазы в Минске. 4 октября 2015 года. Фото: Сергей Балай / Zuma / Global Look

«Я наблюдаю в последнее время вопли нашей оппозиции по поводу размещения российской авиабазы на территории Беларуси. Я ничего об этом не знаю. Человек, который должен принимать это решение, — я, и об этом ничего не знаю», — заявил Александр Лукашенко 6 октября. Министр обороны Беларуси Александр Равков 26 октября в свою очередь сообщил, что белорусское руководство на данный момент не приняло окончательного решения по этому вопросу. Причем Равков высказался о самой этой идее негативно — по словам министра, он не видит надобности в том, чтобы в Беларуси базировались российские боевые самолеты.

«Какой смысл размещать авиационную базу на территории Беларуси? Пока смысла нет. Размышления такие: наши соседи, особенно вновь избранный президент Польши, он просит НАТО (и они согласились) разместить четыре базы различного предназначения, в том числе и авиационного, в непосредственной близости от границы Беларуси. И ответ простой: так, может, мы возьмем какие-то средства поражения, которые могут своевременно в нужном месте нанести поражение этим объектам? Это будет намного эффективнее, чем авиационная база», — заявил Равков.

Воздушная тревога

Владимир Путин и Александр Лукашенко во время заседания Высшего Евразийского экономического совета. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

А чуть позднее — 29 октября — Совет ЕС приостановил на четыре месяца санкции в отношении 170 человек и трех юридических лиц Беларуси. «Это решение было принято в ответ на освобождение всех белорусских политических заключенных 22 августа и в рамках улучшения отношений ЕС с Беларусью», — отметили европейские официальные лица в соответствующем коммюнике. Понятно, что эти приобретения официальный Минск терять в ближайшее время вряд ли захочет, а значит, и перспективы российской авиабазы в Беларуси становятся все более туманными.

Белорусский политолог Сергей Шиптенко считает, что войска ВВС и ПВО Беларуси обладают весьма скромными возможностями для отражения внешней агрессии. Как отмечал в своих выступлениях сам Александр Лукашенко, их сил хватит на то, чтобы ненадолго задержать наступление до подхода на помощь российской армии. В случае отказа Беларуси от союза с Россией на подавление сопротивления войск ВВС и ПВО уйдет, по разным оценкам, около недели. Ну а наземная операция, подчеркивает Шиптенко, в этом случае пройдет быстро — к этому располагает и рельеф местности, и хранение техники на консервации.

Новости по теме

Новости других СМИ