Беларусь и Россия будут деградировать

Александр Класковский, Naviny.by

Александр Лукашенко, возможно, будет имитировать экономические реформы, но на ломку своей любимой модели не пойдет. Этот прогноз, не раз звучавший в разных вариациях на международной конференции «Рубикон-2015» в Таллинне, косвенно подтвердил через считанные дни в Минске помощник белорусского президента по экономике Кирилл Рудый.

И первая причина, по которой в 2016 году реформы не состоятся, по словам Рудого, заключается в том, что «для широких масс необходимость реформ неочевидна. Общественного запроса на реформы нет, а раз так, то возникает вопрос, зачем они».


Реформы: стрелки переведены на обывателя

Аргументация просто изумительная. Запрос масс не далее как в августе тонко подметил непосредственный начальник Рудого: «А народ хочет зарплаты побольше и желательно поменьше работы».

Это действительно так, и в этом плане белорусы не уникальны. Изобретатель автомобильного конвейера Генри Форд в свое время сказал: «Если бы я спрашивал, чего хотят люди, они до сих пор ездили бы на повозках».

Реформы обычно непопулярны, и даже в демократических странах их часто проводят волевым образом правящие элиты. Лукашенко же, по официальным данным, недавно получил на выборах 83,5%. Чего бояться с таким кредитом доверия?

Но он боится, потому что реформы выкопают яму его системе правления. Рудый же, наверняка понимая, где собака зарыта, вынужден переводить стрелки на интенции масс.

Что, кстати, тоже некорректно. Согласно сентябрьскому опросу НИСЭПИ, доля сторонников рыночных реформ в Беларуси составляет 57,5%. Ничего себе «нет общественного запроса»!

Надо, конечно, еще разбираться, как именно понимают респонденты рыночные реформы (кому-то, наверное, представляется, что по мановению волшебной палочки все станет как в Швеции или Германии).

Но ответ на вопрос, зачем они, эти реформы, очевиден даже для многих из тех, кто не стажировался в Чикаго, как Рудый. Они нужны, чтобы Беларусь перестала деградировать и сползать в третий мир.

Да, и еще: а как же те проекты преобразований, которые белорусское правительство показывает людям из МВФ (к слову, его очередная миссия вот-вот приедет в Минск)? Это что, пыль в глаза заокеанским лохам? Объегорим, срубим бабки и будем спокойно загнивать дальше?

Но проблемы-то не рассосутся. В белорусской экономике мы наблюдаем «не просто спад, а обвал», отмечал на «Рубиконе-2015» минский экономист Леонид Злотников. Причем обвал этот, по его словам, вызван отнюдь не только внешними обстоятельствами, в чем пытается убедить нас правительство. Спад начался еще до санкций против России и падения цен на нефть, подчеркнул эксперт.


Белорусов запугали кровью

По мнению Злотникова, белорусская модель «идет к своему завершению», повторяя путь советской экономической модели.

Вопрос, однако, в том, к чему кризис модели подтолкнет белорусского авторитарного руководителя. Социолог и политолог Сергей Николюк считает, что Лукашенко просто меняет сейчас тип легитимности.

Беларусь и Россия будут деградировать

Сергей Николюк

Да, двадцать лет он ставил во главу угла социально-экономическое состояние общества, опирался на социальный контракт «лояльность в обмен на рост доходов», отметил Николюк на конференции в Таллинне. Но уже в поздравлении с 2015 годом белорусский президент де-факто предложил соотечественникам новый контракт — «лояльность в обмен на выживание». При этом был использован украинский фактор.

Николюк видит опасность воцарения у нас неототалитаризма в качестве «ответа недомодернизированного общества на вызовы современности». И Лукашенко, и примерно 60% белорусов элементарно боятся конкуренции, наша культура малоспособна к созданию инноваций, подчеркнул Николюк.

О влиянии украинского фактора на белорусскую ситуацию говорил и социолог Андрей Вардомацкий. Он отметил, что характер рейтинга Лукашенко поменялся, произошел переход от рейтинга экономического к «рейтингу безопасности». Вардомацкий также обратил внимание на «необъятные адаптационные возможности белорусов».


Способна ли оппозиция прыгнуть выше пояса?

Короче, Лукашенко с народом несказанно повезло. Когда жить становится хуже, белорусы не рвутся на баррикады, а «хаваюцца ў бульбу» и в переносном, и в прямом смысле. В переносном — стараются быть лояльнее, не злить начальство, чтобы не поплохело еще больше. В прямом — включают бытовые стратегии индивидуального выживания (в том числе и за счет картошки с дачных соток).

Потенциал солидарности белорусского общества стремится к нулю, подчеркнул на «Рубиконе» политический аналитик Юрий Дракохруст. С чем, впрочем, не вполне согласился эксперт в вопросах безопасности Андрей Поротников. Однако сегодня, по его словам, эта солидарность обычно проявляется при отстаивании «шкурных интересов» — скажем, в протестах против уплотнения застройки, как это было в минском Уручье.

Беларусь и Россия будут деградировать

Андрей Поротников

Поротников также отметил, что теперь, на фоне нормализации отношений Минска с ЕС и США, у белорусской оппозиции «уплывает из рук такой актив, как особые отношения с Западом».

К слову, финский политолог Аркадий Мошес убежден, что «приостановка санкций — это капитуляция Евросоюза перед режимом Александра Лукашенко».

Беларусь и Россия будут деградировать

Аркадий Мошес и Аркадий Дубнов

Впрочем, по мнению публициста Светланы Калинкиной, это и неправильно, когда оппозиция надеется на Запад: «Нужно создавать давление внутри страны».

Однако через несколько дней после конференции политизированная белорусская публика узнала о письме пяти — обращении группы оппозиционных лидеров к Евросоюзу с призывом организовать внутрибелорусский диалог о демократизации.

Если без реверансов, то это симптом бессилия белорусской политической оппозиции. Ежу понятно, что авторитарная власть сядет за круглый стол только с сильным противником, способным в ином случае поставить страну на уши.

В активе же противников Лукашенко на сегодня — лишь идеалистическая риторика. Но, как отметил на «Рубиконе» эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич, заставить Лукашенко провести справедливые выборы — это утопия, выдвижение таких требований — это попытка его оппонентов уйти от реальности.

Юрий Дракохруст, со своей стороны, подчеркнул: выборы — «это последнее, что отдает диктатура».

По мнению российского политтехнолога Игоря Минтусова, «оппозиции надо не воевать с ветряными мельницами, а заниматься реальной повесткой дня, которая волнует большие электоральные группы».

Беларусь и Россия будут деградировать

Владислав Иноземцев и Игорь Минтусов / Фото автора.


«Живым наш национальный лидер с поста не уйдет»

Впрочем, в любом случае аналитики не видят сегодня предпосылок, чтобы режимы в России и Беларуси, несмотря на загнивание, обвалились. Причем проблема не только в их силовом кулаке, но и в состоянии умов населения, тяжелом историческом наследии.

«Никаких вариантов для смены первого лица в России нет и не предвидится. Живым наш национальный лидер с поста не уйдет», — заявил российский экономист и социолог Владислав Иноземцев.

Здесь белорусские эксперты выразительно переглянулись и, похоже, с молчаливым единодушием экстраполировали этот прогноз на свою страну.

Любой режим конечен. Но чем дольше деградация, тем труднее потом выбираться из ямы. Если получится вообще.

Новости по теме

Новости других СМИ