"Нет иллюзий, что Лукашенко откажет Путину в размещении военной базы на территории Беларуси"

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Итак, в ближайшую пятницу состоится российско-белорусский саммит. Стоит отметить, что свидание двух президентов – партнеров по Союзному государству является долгожданным.

Дело в том, что за этот предвыборный год в российско-белорусских отношениях накопилась критическая масса нерешенных проблем. Часть из них, включая оптимизация военно-технического сотрудничества или прекращение работы белорусского контрабандного терминала, что скрывать, носит неразрешимый характер и просто откладывается из года в год на будущие встречи. Тем не менее, как отмечалось в предыдущей статье, Минск и Москва настроены максимально использовать формат первого зарубежного визита А. Лукашенко после пятой инаугурации.

По традиции, такого рода визит при вступлении в очередной президентский срок призван продемонстрировать «несомненную» пророссийскую ориентацию главы белорусского государства, его желание развивать сотрудничество между двумя странами во всех сферах экономики и углублять интеграционный вектор Республики Беларусь в рамках Союзного Государства и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Во всяком случае, именно в таком формате будут освещать визит А. Лукашенко основные российские электронные СМИ. Белорусское телевидение, в свою очередь, без сомнений в большей степени присоединится к комментариям своих коллег из Москвы, но, как всегда, не забудет отметить и то, что смог «добиться» для республики, включая её экономики, белорусский президент в российской столице.

Напоминаем, что за последние двадцать с лишним лет состоялось около сотни российско-белорусских саммитов и всегда белорусские государственные СМИ говорили об исключительном успехе своего патрона после очередных переговоров, где они не проходили – в Москве или Сочи. Со временем возник миф о Лукашенко, который вроде как может решать в российской столице любые проблемы Беларуси («никто, кроме него»). Между прочим, данный миф оказался базовым для формирования теории незаменимости и несменяемости первого белорусского президента. Данную теорию, в свою очередь, пропагандистский аппарат правящего белорусского режима десятилетиями в той или иной степени и форме внедряет в сознание белорусов. Не без успеха…

Нет никаких сомнений, что несмотря на реальный итоги предстоящего ноябрьского российско-белорусского саммита, официальный Минск и после 26 ноября будет уверять, что все вопросы, которые «поставил президент Лукашенко перед руководством России» решены к удовлетворению белорусской стороны… Но, тут есть проблема…


Международный фон

Прежде всего, не стоит забывать, что А. Лукашенко приезжает в страну, которая с одной стороны, подверглась террористической атаке, а с другой стороны, ведет крупномасштабную военную операцию на Ближнем Востоке. Так случилось, что в этот же день, когда в российской столице начнется российско-белорусский саммит, в московском аэропорту Внуково должен приземлиться самолет президента Франции, который уже согласовал свою встречу с президентом России для того, чтобы обсудить с Кремлем совместные действия двух стран против террористической группировки ИГИЛ (запрещенной в РФ). Дело в том, что на завершившейся неделе в боевые действия на территории Сирии должен был вступить французский авианосец «Шарль де Голь» в составе эскадры. В данном случае не откажем себе в замечании, что как-то медленно плывет французская эскадра… Но в любом случае для России и стран Запада пришло время очень плотной координации боевых действий… Стоит напомнить, что В. Путин отдал приказ российским вооруженным силам считать французов своими союзниками… Еще один союзник, тем более на за столом переговоров, а на поле боя.

Понятно, что на фоне разворачивающейся новой фазы войны в Сирии и визита Франсуа Олланда появление белорусского президента в Москве останется интересным разве только съемочной группам БТ и телекомпании «Мир». Ведь от Минска никто не ждет броска его авиации против ИГИЛ. Им бы с очередным парадом справиться…

Более того, фон все более расширяющейся войны, которая ведет Российская федерация, будет явно вредить духу переговоров президентов России и Беларуси. В. Путин, как реальный, а не парадный главнокомандующий, будет смотреть на сотрудничество с Минском исключительно через полезность РБ в противостоянии с международным терроризмом.

К примеру, нет иллюзий, что А. Лукашенко, естественно, откажет В. Путину в размещении базы ВКС РФ на территории Беларуси. Как уже не раз отмечал автор этих строк, белорусский президент исключительно трепетно относится к «замораживанию» западных санкций в отношении РБ и сейчас смотрит на внешнюю политику «детскими» глазами. Стоит напомнить, что Младший белорусский президент сейчас является главным логистиком правящего режима, определяющим маршруты европейских визитов А. Лукашенко. Понятно, что появление в Беларуси российской базы мгновенно срывает все сценарии «улучшения» отношений между Минском и Западом.

Отказ белорусской стороны может быть завуалирован предложениями «ещё раз» провести цикл переговоров, обсудить проблему размещения базы с депутатами, проконсультироваться с Саакашвили и Порошенко и т.д. и т.п. Естественно, белорусский президент сошлётся на активность населения и белорусской оппозиции, которая в его словах мгновенно приобретет совершенно демонический характер и силу. Но на фоне активизации боевых действий, когда Россия фактически подменяет широкую коалицию против ИГИЛ, а её вооруженные силы не выходят из боя второй месяц, отказ официального Минска от базы будет выглядеть едва ли не поддержкой исламского государства. Москва, естественно, обязательно отметит столь своеобразный формат «поддержки» «союзником» своей борьбы с мировым терроризмом, хотя и не удивится. В России уже начали привыкать, что Беларусь является стойким союзником российской нефти, газа, рынка, денег, технологий, включая военных, но не самой России и россиян.


Слабая – сильная Россия

Автор неоднократно обращался к вопросу о том, какая Россия выгодна правящему в Беларуси политическому режиму – сильная или слабая? В принципе, если бы белорусское руководство искренне стремилось к интеграции с РФ, то, естественно, Россия в статусе экономически мощной и авторитетной на международной арене страны была бы исключительно выгодна Минску в роли активного и щедрого партнера по реальной интеграции.

В свою очередь, если официальный Минск видит в России только «сырьевой придаток», а себя в роли посредника («моста») или даже «индустриальной» «базой», потребляющей российское сырье, то сильная Россия исключительно опасна для белорусского руководства, так как рано или поздно Кремлю надоест «подкармливать» политический режим, который занят с одной стороны, имитацией реальной интеграции, а с другой стороны, практикует откровенное вымогательство и мародерство.

В тоже время, слабая, частично изолированная от Запада Россия (полная изоляция ядерной страны, имеющей огромный потенциал ОМП, невозможна в принципе) позволяет Минску рассчитывать на то, что востребованность Беларуси в качестве союзника России будет превалировать в политике Москвы, что, в свою очередь, будет способствовать удовлетворению многочисленных финансовых и ресурсных потребностей со стороны руководства республики. Считается, что, даже оказавшись в сложной экономической ситуации, Россия найдет возможности все-таки поддержать формального союзника кредитами и ресурсами. Понятно, что окончательный баланс будет устанавливаться опытным путем за столом переговоров.

Итак, как видим, нас ждет исключительно тонкая игра партнеров, которые имея вполне объективное представление о политико-экономической ситуации, в которой находятся и Россия и Беларусь, будут очень осторожно, в «бархатных перчатках», прощупывать позиции друг друга, выявляя «слабые места» каждой стороны, вступившей в диалог. Сдвиги будут носить буквально миллиметровый характер. Но здесь большую роль будет играть и психологическая подготовка партнеров.


Настроение А. Лукашенко

Белорусский президент не часто бывает удовлетворен политикой Москвы. За годы интеграции с РФ в среде медленно, но все-таки обновляющегося белорусского истэблишмента глубоко укоренился исключительно потребительский, а если вернее, иждивенческий подход к России. Обычно после получения очередной уступки со стороны Москвы – кредита, облегчения доступа к российским энергоносителям и российскому рынку, верхушка политического режима испытывает эйфорию и приступ самоуважения и самовосхваления, но очень быстро полученные ресурсы проедаются и раздражение против «жадной» Москвы растет не по дням, а по часам.

Но в данном случае, в ноябре 2015 года белорусский президент испытывает к России и её руководству плохо скрываемую ярость. Стоит напомнить, что только через месяц после начала российской операции в Сирии официальный Минск выдавил из себя нечто внятное по отношению к войне, который ведет союзник. Тут нет каких-либо иллюзий, так как война, которую ведет Россия в одиночку, во-первых, сложно объявить несправедливой, рискуя оказаться в лагере сторонников изуверов и террористов. Во-вторых, война наглядно демонстрирует реальную «цену» всем громким заявлениям о дружбе и союзничестве членов ОДКБ и одного из основателей Союзного государства, подводя к мысли о ничтожности или полном отсутствии вклада той же Беларуси в борьбу, которая ведет Россия.

Этот аспект исключительно опасен для официального Минска, так как на фоне «Операции возмездия» в российском обществе уже дебатируется тема востребованности Беларуси в качестве союзника. Ставится вопрос о необходимости поддерживать государство и правящий в нем политический режим, от которого тот же Донбасс за два года не получил ни одного килограмма гуманитарной помощи.

Трагедия в Париже была воспринята в белорусском руководстве исключительно с позиции роста авторитета Москвы на международной арене, и если еще до саммита «Двадцатки» А. Лукашенко еще мог надеяться на демонстрацию изолированности России, но когда В. Путин оказался в турецкой Анталии в центре внимания, то в ближнем кругу белорусского президента поселилось уныние.

Справедливости ради стоит отметить, что череда встреч президента России с президентом США, премьер-министром Великобритании и т.д., которые проходили на «полях» саммита в Турции, не оставили равнодушным и власти Украины, которые крайне болезненно отнеслись к тому, что Запад в создавшихся условиях интенсификации террористической войны в Европе вынужден искать расположения Москвы. Индикатором смены настроений Европы выступил канал «Euronews», комментарии которого к кадрам атак российской авиации позиций ИГИЛ кардинально изменились по сравнению с октябрем текущего года …

В итоге, отсутствие изоляции России, что наглядно было продемонстрировано во время саммита «Двадцатки», резко сужает востребованность Беларуси уже не только самой Россией, но и Европой, отодвигает РБ от мировой политической арены и, безусловно, снижает «акции» самого А. Лукашенко в мировой политике. И это только начало целого спектра весьма интересных международных и региональных процессов…

Минску надо было как-то этому всему противостоять.


Мистификации

Российский экран заполнен до отказа кадрами с взлетающими истребителями, штурмовиками, стратегическими бомбардировщиками, пусками ракет с кораблей и ракетоносцев и непрерывными бомбежками практически всей территории восточной и северной Сирии. Москва запустила огромный конвейер современной войны, который пока работает практически без осечки. По имеющейся информации, данная картина тотального уничтожения противника произвела на А. Лукашенко крайне тяжелое впечатление. Многолетние усилия по формированию мифа о «самой боеспособной армии в Европе» (белорусской) на фоне разваливающейся российской рухнули буквально на глазах.

В ответ на российское информационное «наступление» на белорусском экране появились некие московские эксперты, востребованность которых в российском экспертном сообществе близко к нулю, но которые вдруг стали ярыми поклонниками белорусской военной мощи… Это было уже не смешно, а как-то жалко…

Но наибольший интерес вызвал сюжет БТ об одобрении нового плана применения войск Белоруссии и России в рамках Объединенной группировки Союзного государства. В данном случае необходимо отметить, что наибольшее волнение у белорусского президента вызывают телевизионные сюжеты из российского Генерального штаба, где в одном зале офицеры трех родов войск в онлайн режиме руководят войной. При этом зачастую на этом фоне непосредственные боевые задачи в качестве главнокомандующего ставит президент России.

Вот тут необходимо понимать психологию А. Лукашенко, который неимоверно дорожит статусом главнокомандующего вооруженных сил республики. Все эти помпезные парады, на который собирают по всем гарнизонам и частям самоходный металлолом, самая большая в Беларуси фуражка с колесо трактора, медали и ордена у генералов до колен и прочая помпезная мишура призвана укоренить в сознании белорусского населения, что у них есть собственный «главнокомандующий» в мундире генералиссимуса. А тут, едва ли не в прямом эфире человек в цивильном костюме отдает приказы по ведению реальной войны. Понятно, кто реальный главнокомандующий, а кто играет в военный маскарад.

Именно поэтому факт одобрения А. Лукашенко плана деятельности Объединенной группировки войск Союзного государства в белорусских СМИ подавался с явным намеком на полномочия белорусского президента, командующего как белорусскими, так и российскими войсками. Кроме того, подчеркивалось, что план будет утверждаться на Высшем Госсовете СГ, где председательствует опять-таки А. Лукашенко. В общем, рядом постояли, план нарисовали… И на том спасибо!

Новости по теме

Новости других СМИ