"Беларусь опять стоит на грани"

Ирина Крылович, belrynok.by

"Они всю программу перечислили, я нигде не сказал им "нет": ни по тарифам, ни по возрасту, ни по зарплате", – заявил Александр Лукашенко накануне на совещании о программе финансирования со стороны МВФ.

Таким образом, все, что обсуждалось в явном и неявном виде за последние полтора месяца, прошедшие после выборов, в отношении будущего экономического развития страны в контексте возможного предоставления Международным валютным фондом нового кредита наконец-то приняло конкретные очертания.


Спор о сроках

Во-первых, стали известны подробности условий предоставления кредита. 3 млрд. долларов на 10 лет по ставке 2,28%. «По таким ставкам нам никто больше кредит не дает, даже Россия», – отметил Лукашенко на совещании в качестве аргумента в поддержку его предоставления. Отметим, что этот аргумент он использует не впервые. То Китай дает нам деньги на условиях лучших, чем Россия, то МВФ, хотя бывало, что и Россия оказывалась по-братски щедрой, если вдруг западные деньги для нас оказывались дороги (как это было в период санкций).

Впрочем, в озвученных на совещании премьер-министром Кобяковым условиях прежде всего удивляет не ставка, а срок кредита. Аж 10 лет! То есть больших выплат в ближайшую пятилетку, а также в год следующих президентских выборов по кредиту не будет. Похоже, власти учли урок нынешней президентской кампании, которая проходила под гнетом возврата внешних долгов.

Однако при такой длительности кредита удивляет спор о сроках, который, если судить по высказываниям Лукашенко и других белорусских чиновников, возник при обсуждении программы МВФ. Так, например, вопрос об изменении принципов оплаты ЖКХ населением упирается именно в сроки. Беларусь предлагает довести оплату населением до 100% за пять лет (и уже в который раз обещает это сделать), а МВФ настаивает на максимум полутора годах. И это при 10-летнем сроке кредита. Разве так можно? Режут по живому. Но суть в том, что если кредит будет предоставляться траншами, то за 16-18 месяцев МВФ еще может держать под контролем ход этой реформы, а вот после того как выдаст кредит – уже нет. Таким образом, он может в очередной раз не дождаться 100-процентного возмещения к 2020 году.


Сошлись на возрасте

При этом президент согласен, что оплачивать тарифы население его страны должно по полной, но опасается, что у населения на это не хватит денег, так как в этот раз перед выборами их не «раздавали».

Судя по упоминанию о том, что Лукашенко согласился с МВФ по вопросу зарплат, их и в дальнейшем повышать без всяких на то экономических предпосылок МВФ также «не рекомендует», то есть попросту запрещает, и будет отслеживать этот показатель при выделении денег. Впрочем, сегодня поднимать зарплату и самим особо не за что, но дело в том, что зарплата – основной поставщик денег в Фонд социальной защиты населения, из которого платят пенсию.

В силу того, что реальная зарплата в этом году падает, ФСЗН исполняется с дефицитом, то есть денег не хватает и на пенсии, и на пособия, а если зарплата будет заморожена, то, соответственно, заморозка пенсий тоже гарантирована.

Конечно, пенсионная реформа давно назрела и даже перезрела, так как лет 15 назад от нее та же власть отказалась. Правда и то, что МВФ часто при предоставлении кредитов требует от должника увеличения пенсионного возраста, особенно в тех странах, где этот возраст низок. На этом, судя по всему, кредитор и заемщик сошлись – к взаимному удовлетворению. Конечно же, власть сегодня воспользуется требованием МВФ, чтобы оправдать отказ от своих прежних социальных устоев. Впрочем, спешка, с которой это делается, говорит о том, что никаких реальных реформ ни в системе ЖКХ, ни в пенсионном обеспечении не будет и на этот раз.


Это даже не реформы

«Мы пойдем только на такие, как вы их называете, реформы (это даже не реформы, это нормальное функционирование государства), так вот, мы пойдем только на совершенствование того, что у нас есть», –
пояснил на совещании Лукашенко в лучших традициях времен СССР, где запрещено было говорить об улучшении, а тем более об изменении чего-либо в политике и экономике, а лишь о совершенствовании работы власти.

Так что Международный валютный фонд должен понимать, что дает деньги все-таки под социалистические, а вовсе не под рыночные реформы. Впрочем, похоже, в фонде это понимают. Но, как и в 2008 году, Беларусь опять стоит на грани. На этот раз на грани полной финансовой зависимости от России, с которой у западного мира и без Беларуси сегодня много проблем. И Александр Лукашенко, как и в 2008 году, поменяв непризнание Абхазии и Южной Осетии на лояльность со стороны западных кредиторов, на этот раз попытался получить деньги, не признав аннексию Крыма, воспользовавшись в данном случае в прямом смысле «трудностями перевода».

Потому что для России непризнание аннексии Крыма можно подать как несогласие с тем, что это была именно аннексия, а для Запада – как непризнание Крыма российской территорией. Лукашенко и не скрывал, что торговался с Россией по данным острым вопросам. Мол, если бы Россия дала Беларуси столько денег, чтобы это компенсировало потери от возможных санкций, то…

Впрочем, в 2010 году Лукашенко, пойдя на репрессии после выборов, не побоялся санкций и не стал менять ни экономическую, ни внутреннюю политику в угоду получению нового кредита, ведь заявку мы подали в МВФ еще в 2011 году – в самый разгар острого валютного кризиса. И это стоит помнить всем, кто ожидает от соглашения с МВФ каких-то серьезных перемен: белорусский лидер может пойти на уступки в социальной политике или макроэкономике, может показательно не поддержать геополитические шаги своего основного торгового и политического партнера, но на внутриполитические перемены или перемены в экономической модели он не пойдет ни за какие деньги.


Осторожно, двери открываются

Конечно, основные кредиторы прекрасно видят не до конца искреннюю позицию белорусского лидера, но ведь он сам геополитические вопросы и не решает, это всего лишь торг, да и кредит невелик. По сравнению с кредитами, которые выделяются Греции или Украине, 3 млрд. долларов – это вообще не деньги. Но и для Беларуси сегодня это всего лишь минимальный годовой объем жизненно необходимого экономике внешнего финансирования.
Однако опыт прошлого кредита говорит о том, что он может быть увеличен. В 2009 году в связи с резким ростом дефицита платежного баланса МВФ увеличил сумму с 2,5 до 3,5 млрд. долларов. Так что если белорусские власти будут хорошо себя вести и выполнять программу, а внешнеэкономическая и геополитическая ситуация будет ухудшаться и дальше, то впоследствии МВФ может увеличить сумму кредита.

При этом для Беларуси сегодня важно взять хотя бы немного. Кредит МВФ не только дешев, но и открывает возможности по привлечению других кредитных ресурсов со стороны Запада. Они, скорее всего, будут «короче» и дороже, но главное, что они могут быть, – и это позволит улучшить состояние внешнего долга с точки зрения его диверсификации, снизив в нем долю России, да и Россия, возможно, станет сговорчивее. Впрочем, там сейчас ожидают возвращения во власть бывшего министра финансов Алексея Кудрина, а он всегда сомневался в финансовой состоятельности Беларуси.


Ждем пенсионного декрета?

И все-таки кредит МВФ еще надо получить. Миссия МВФ, поработав в Беларуси, уехала без окончательного публичного заключения, сославшись на то, что ей необходимо время подумать. Очевидно, что время подумать было дано белорусским властям. Дело в том, что у МВФ существует устоявшаяся практика при выделении кредитов: власти страны должны продемонстрировать свое желание сотрудничать с фондом, совершив какие-то превентивные действия еще до принятия окончательного решения о кредите. В 2008 году это были девальвация и отказ от повышения зарплаты. Напомним, тогда был отменен уже принятый указ о повышении тарифной ставки.

На этот раз девальвация вряд ли выдвигается в виде такого требования, так как состояние платежного баланса значительно лучше. Возможно, МВФ подождет принятия бездефицитного бюджета и изменений в Налоговый кодекс, так как уже озвучены и даже приняты некоторые решения в сфере увеличения налогообложения граждан. Но этого явно недостаточно.

Как недостаточно и просто совещания и даже Всебелорусского собрания, которое эксперты фонда посмотрят по телевизору. Нужны конкретные решения, в нашем случае – указы или декреты. И самым простым, как ни странно, здесь может оказаться решение вопроса о пенсионном возрасте. Как отметил Лукашенко, это будет сделано после того, как он посоветуется с народом. Оказывается, администрация уже придумала алгоритм, как этот совет у народа спросить, а президент дал ориентир народу, чтобы тот смог сформировать свое мнение: он – за повышение пенсионного возраста.

Отметим, что президент у нас в стране уходит на пенсию только после отставки, так что он сам как раз в тренде, ведь уже достиг пенсионного возраста.

Новости по теме

Новости других СМИ