Колхозник и народец

Павел Знавец, "Белорусский партизан"

"Коль уж избрали президентом колхозника, ну так терпите!" - эта цитата Александра Лукашенко является своеобразной квинтэссенцией для осмысления прожитых нами последних 20 лет.

Двадцати лет жизни каждого отдельного беларуса и Беларуси как государства прожиты и потрачены впустую. Или «змарнаваны», как говорят беларусы.

Двадцать колхозных лет.

Двадцать позорнейших лет в новейшей белорусской истории!

Они характеризовались торговлей суверенитетом и независимостью Беларуси, уничтожением всего белорусского в Беларуси. Все эти годы избранный в 1994-м президент-колхозник, намертво вцепившийся во власть, пытается сделать из несформировавшейся до конца белорусской нации так называемых «русских со знаком качества».

И 20 лет назад, и сейчас я бы не винил только наш белоруссский народ, а точнее, по-лукашенковски говоря, народец, в том, что он тогда, на волне демократии допустил ошибку и избрал себе в главные начальники себе подобного, т.е. президента-колхозника. Вина за такой выбор и связанный с ним весь дальнейший печальный ход событий лежит прежде всего на тогдашней политической элите.

А элита, как известно, на то и элита, что она всегда должна быть на порядок выше среднестатистического показателя народа (в нашем случае народца). Имеются в виду суммарные показатели, характеризующие социально-культурный статус индивида -- представителя нашего народа-народца. Т.е. его уровень образования, культуры, владения родным и иностранными языками, его профессиональные навыки в сфере жизнедеятельности и т.д.

И зачастую люди с крайне низким, образно говоря, колхозным уровнем образования и культуры пытаются пролезть сразу в высшую сферу человеческой деятельности. Каковой и является наряду с искусством, литературой и наукой политика.

В искусстве на момент начала перестройки в СССР и открытия широких возможностей для самореализации Александр Лукашенко достиг лишь уровня плохонького баяниста с никудышним сиплым вокалом. Стало быть, это был не его конёк.

В литературе Лукашенко сумел прочесть лишь «стихи Василя Быкова». А коль так, то тут же смекнул, что литература – это тоже не его сфера. «Уж лучше их, писателей, критиковать, чем самому писать то, что никогда не напечатают», -- такая, видимо, мысль промелькнула тогда в голове будущего президента-колхозника.

Так что оставалось одно – рвануть в политику. Тем более, что как раз подоспела перестройка, демократизация и гласность. А это – новые широкие возможности для самореализации.

Впрочем, не буду далее иронизировать. Вполне возможно, что на самообразование и на чтение хороших книг в советские годы у Лукашенко порой просто не хватало времени. А интернета и компьютеров тогда не было.

В советские годы писались сомнительные кандидатские и докторские диссертации (к примеру, были такие, как «Лаврентий Берия – лучший друг Великого Сталина»… А чуть позже историки от КПСС изгалялись по поводу книг дорогого Леонида Ильича «Малая Земля», «Возрождение», «Целина»…).

Когда наш будущий президент получал среднее и высшее образование, иногда для прилежной учёбы в ВУЗе достаточно было быть активным комсомольцем. И ещё иметь тупо написанные шариковой ручкой конспекты некоторых актуальных работ классиков марксизма-ленинизма.

Колхозник, «совхозник» и «совок»

Лукашенко, как известно. на момент своего избрания имел социальный статус председателя даже не колхоза, а совхоза. Слово «совхоз» расшифровывается как «советское хозяйство» . Т.е. даже не коллективное, как в колхозах, а именно советское.

В колхозах, в отличие от совхозов, самостоятельности и прав у колхозника было побольше, нежели в совхозах у «совхозника». И если слово колхозник ( по-белорусски «калгаснік») получило своё официальное закрепление в русском, и, соответственно, в беларусском языках, то слово “совхозник” как-то не прижилось.

А с наступлением периода перестройки и гласности( 1987- начало 90-х) в обиход пошло гулять слово “совок”.

Совком стали презрительно называть всех тех, кто держался за старое, изживающее себя советское прошлое. Имеется ввиду не только советско-социалистический способ ведения хозяйствования и управления экономикой, но и соответствующие этому способу стиль поведения и жизненные ориентиры.

Жизненным ориентиром Лукашенко как президента-колхозника стал курс на возврат в “совок”. Т.е. на возрождение СССР в том или ином виде.

Александр Лукашенко образца второй половины 90-х прошлого века и и его тогдашняя камарилья всерьез замахнулись на Кремль.

В своем стремлении “объединить эти народы”, т.е. белорусский несформировавшийся в нацию народ-народец и российские народы с русским народом во главе и надеть в Кремле “шапку Мономаха” Александр Лукашенко, казалось, был неудержим. “Кто объединит эти народы?”, -- задавал тогда самому себе риторический вопрос Александр Лукашенко.

И имел в виду, конечно же, себя.

Лукашенко и Путин

Поход Лукашенко на Кремль потерпел провал. Не удалось под видом “интеграции и создания союзного государства” переиграть тогдашнюю политическую элиту России.

Ведь столпом тогдашней российской элиты был даже не президент Борис Ельцин – демократ, антикоммунист и антисовок по убеждениям. А его ближайшее окружение, т.е. два первых российских вице-премьера Анатолий Чубайс и Борис Немцов.

Именно они, Чубайс и Немцов, буквально в последний момент решительно пресекли настойчивые попытки А.Лукашенко обходным путем – через “Конституцию союзного государства России и Беларуси”, используя критическое состояние здоровья российского президента завладеть в Кремле “шапкой Мономаха”.

Лукашенковский конституционный проект “Союзное государство России и Беларуси” они превратили в пустую бюрократическую формальность. А всё, что касалось всенародных выборов общего президента и парламента “Союзного государства” было решительным образом вычеркнуто из проекта.

Этот лукашенковский политический проект с “союзным государством” российские политики в итоге превратили в долгоиграющую политическую пластинку. И музыка от неё до сих пор согревает душу всем ностальгирующим по “совку”.

После того, как президент России Борис Ельцин объявил о своём преемнике – выходце из КГБ-ФСБ Владимире Путине, в Москве Александру Лукашенко недвухсмысленно указали на его место.

И с той поры о всех притязаниях на “шапку Мономаха” Александру Лукашенко пришлось забыть.

Ну а позже, словно издеваясь, Владимир Путин, как известно, предложил Александру Лукашенко отделить мух от котлет. И выбрать один из двух вариантов интеграции: либо входить в состав России единым субъектом федерации, либо шестью отдельными областями, т.е. сразу шестью субъектами.

Лукашенко обиделся. Ведь всеръёз боялся потерять власть! И с тех пор внутренне ненавидит Путина. Хотя и вынужден постоянно демонстрировать Путину, журналистам и простому “пиплу”( то бишь народу-народцу) показушное политическое “дружелюбие”.

У Владимира Путина и образование, и интелект, и знание иностранных языков намного лучше, чем у Александра Лукашенко. В отличие от Путина Лукашенко не только не знает иностранных языков, но и единственный в мире правитель, кто толком не может говорить на своём родном, белорусском языке.

Да и Высшая школа КГБ и ГРУ времён СССР в плане получения образования не идёт ни в какое сравнение с Могилевским пединститутом и заочным обучением в Горецкой сельхозакадемии.

Очень непросто охарактеризовать те ощущения, которые испытывает российский лидер от встреч со своим беларусским визави. Но то, что они неприязненные – можно утверждать однозначно.

И порой они были близки к ненависти. Об этом свидетельствует не только внешне тщательно скрываемая визуальная реакция Путина (его взгяды, мимика, жесты и пр.) на присутствие рядом президента-колхозника. Но и факты.

В череде этих фактов неприязненного отношения Путина к Лукашенко следует особо выделить санкционированный показ документального сериала “Крёстный батька”. В этом документальном сериале Лукашенко показаны не только как дорвавшиеся до власти жулики и воры.

Лукашенко в “Крёстном батьке” представлен ещё и как жестокий, безжалостный правитель. Этакий диктатор латиноамериканского образца середины прошлого века, создавший и курирующий в Беларуси “эскадроны смерти” по похищению и физическому уничтожению своих политических противников.

Характерно, что в ответ на вопрос по поводу показа этого документального сериала, изобличающего Лукашенко по российскому телевидению, Путин ответил в таком ключе: мол, если наши белорусские коллеги в чём-то не согласны – пусть попытаются через средства массовой информации опровергнуть изложенное. И представить свою точку зрения на происходившие и происходящие процессы.

Это ещё одно яркое свидетельство того, что в российском руководстве прекрасно осведомлены о причастности людей из ближайшего круга А.Лукашенко к организации тайных похищений и убийств по политическим мотивам.

И, возможно, о причастности самого Лукашенко не только к укрывательству, но и к организации этих преступлений против чеоловечности—это выяснит суд, который обязательно состоится согласно закону истории.

Президент-колхозник – до самой смерти?

Политические процессы и события вокруг Беларуси развиваются пока таким образом, что единоличной власти Лукашенко ничего не угрожает. Он периодически тасует кадры, боясь “дворцового переворота”. Параллельно ибавляется всеми методами от любой серьёзной политической конкуренции.

Наиболее опасные политические соперники Лукашенко либо похищены и убиты (Виктор Гончар, Геннадий Карпенко, Юрий Захаренко), либо вынуждены были, опасаясь за свою жизнь, эмигрировать за границу (Зенон Позняк, Сергей Наумчик, Андрей Санников).

Из оставшихся в Беларуси известных политиков, могущих составить серьёзную конкуренцию Лукашенко, а потому представляющих угрозу его власти, один после неудачного покушения на его жизнь на выборах 2010 года “удачно” отстранен от выборов 2015 года, смещён с позиции лидирующего оппозиционного политика спецслужбами и провокаторами (Владимир Некляев). Второй отошёл от политики вследствие предательства и междуусобных разборок в оппозиции (Александр Козулин).

Ну а что же касается третьего (Николай Статкевич), то относительно этого помилованного Александром Лукашенко политзаключённого и экс-кандидата в президенты, к тому же имеющего по законам Лукашенко «специфический» правовой статус после отбытия 5-летнего тюремного заключения, то у меня нет достаточной информации.

Я не могу объективно судить о нынешнем реальном политическом весе Статкевича в белорусской оппозиции. Как и о готовности реальных политических партий и структур объединиться вокруг этого политика, поверить в его способность объединить разрозненные людские и скудные материальные ресурсы белорусской оппозиции.

Но какая-никакая, пусть даже ручная оппозиция всё же должна быть -- для демонстрации Западу. Поэтому беларусские власти с помощью спецслужб стараются углубить раскол в существующей полудиссидентской оппозиции.

С этой целью был разыгран вариант политической пустышки. Имеется в виду сценарий, разыгранный на последних перевыборах Лукашенко -- сценарий с кандидатом “в юбке” Татьяной Короткевич.

И “фейк в юбке”, и её кураторы как мантру повторяют лозунг “мирных перемен”. Этот лозунг пока удачно ложится на тот страх, который испытывает определённая часть беларусского общества, зомбированная российской антиукраинской пропагандой. Пропагандой против Майдана – украинской революции достоинства, позволившей украинскому народу избавиться от президента-бандита.

Но эффективность такой пропаганды – временное явление.

Ведь, как известно, экономика всегда берёт своё. Лгать бесконечно не получится. А ситуация в нашей экономике, практически не подвергшейся со времён “совка” структурной перестройке, уже близится к катастрофе. Надежда – только на кредиты и внешние заимствования, которые отдавать придется будущим поколениям.

Несмотря на массированную телепропаганду о том, что кризиса у нас нет, а если и есть , то он не существенный, и что нужно немного потерпеть и т.д. и т.п. – постепенно у многих уже наступает прозрение.

Уже вот-вот прозреют индивидуальные предприниматели, которых вследствие кризиса и нехватки денег на социальные выплаты беларусские власти внезапно припёрли к стенке.

Вслед за ними прозреют и рабочие промышленных предприятий, реальная заработная плата которых перестала расти. Ну а потом всё будет нарастать,как снежный ком.

И в конечном итоге холодильник победит телевизор.

Поэтому бесконечно повторяемые мантры о “мирных переменах” – лишь способ отвлечь внимание людей от их бедственного положения. То есть той ситуации, которая сложилась как следствия бессменного правления Лукашенко и отсутствия реальных экономических и политических реформ.

Заключение.

Итак, подведу краткий итог размышлениям о нашем президенте-колхознике, который призывает свой “народец” потерпеть( надо понимать, до самой его смерти), о взаимоотношениях нашего “ президента-царька” с российским президентом -“ царём” и о том, что произойдет у нас в скором будущем.

Мои субъективные ощущения таковы: перемены в беларусском обществе и в беларусской власти уже не за горами.

И произойдут они либо вследствие социальной революции типа украинского Майдана, либо вследствии грядущих потрясений в России, либо в результате смерти Лукашенко. Иного пути, т.е. отстранения Лукашенко от власти путём выборов -- уже нет и не будет.

Поэтому речь может идти не о мифических “мирных переменах”, а лишь о масштабе грядущих потрясений.

И о той цене, которую уже заплатил и ещё многократно заплатит беларусский народ за свою ошибку и ошибку своей политической элиты в 1994-м. Ошибку, которую потом не сумели исправить в 1996-м.

В 1996-м ещё существовала последняя мирная легальная возможность избавиться от Лукашенко. Но тогда, как известно, импичмент президенту Лукашенко из-за трусости руководства Верховного Совета и Конституционного суда при активном вмешательстве российской власти был позорно провален.

Новости по теме

Новости других СМИ