Охота на кредит

Андрей Суздальцев, politoboz.com

За ближайшие четыре недели экономика страны вполне может войти в полномасштабный кризис по азербайджанскому образцу.


Интрига

Итоги прошедшей в Москве 25-26 января 2016 года международной конференции «БелоРусский диалог» продемонстрировали, что судьба российского кредита для РБ остается в зоне политических решений В. Путина.

Даже в выступлении принявшего участие в конференции заместителя министра финансов России С.А. Сторчака при желании можно было найти элементы как позитивного, так и негативного финансового сценария для белорусских властей. Но есть один индикатор, отмеченный высокопоставленным российским чиновником, который проблему финансовой поддержки Беларуси делает почти неразрешимой даже для президента России – резкое сокращение финансовых ресурсов, зарезервированных для кредитования Россией соседей по постсоветскому пространству. Видимо, данная финансовая реальность никак не вписывается в планы официального Минска, испытывающего в настоящее время буквально волчий валютный голод. Так что белорусскому руководству ничего не оставалось, как приступить к увлекательной и одновременно отчаянной охоте за кредитом.


Телефонный звонок

Через день после завершения российско-белорусской конференции в Москве, А. Лукашенко позвонил В. Путину. В ходе разговора двух президентов, глава белорусского государства, естественно, не забыв, отпустив пару колкостей в адрес организаторов конференции «БелоРусский диалог», настойчиво приглашал президента России в Минск. Однако, как выяснилось, В. Путин, прекрасно понимая финансовую основу приглашения белорусского президента, от визита в Беларусь отказался, перенеся Высший ГосСовет Союзного государства в Сочи (3 марта 2016 года). Иными словами, «место охоты» оказалось перенесенным с «прикормленной» «поляны» на другие «берега», где вообще можно остаться без финансового «трофея». Понятно, что Высший Госсовет в Сочи оказался полной неожиданностью для белорусского руководства.

Однако, как говорится, выбирать не приходилось, тем более, что на отсутствие ясности с внешним финансированием негативно реагирует курс белорусского рубля.

К концу прошлой недели девальвация белорусской валюты стала опережать аналогичное падение российского рубля в два раза.

Получилось, что хотя курсы обоих валют партнеров по Союзному государству находятся в статусе «плавающих», белорусская валютная «лодка» «протекает» гораздо интенсивнее, что понятно – финансовая «дыра» в белорусской экономике продолжает «разрастаться» и курс белорусского рубля демонстрирует не только влияние низких цен на нефть на белорусскую экономику, но и на полный развал белорусской экономической модели, основанной на чужих ресурсах, рынках и деньгах.


Мартовские иды

Понятно, что официальный Минск ждать решения о кредите до 3 марта не может. За ближайшие четыре недели экономика страны вполне может войти в полномасштабный кризис по азербайджанскому образцу, что в итоге может оказать негативное воздействие и на получение первого транша кредита МВФ. В этом плане март для белорусского руководства начинает приобретать сакральное значение.

Итак, получается, что в марте должна быть решена судьба замороженных западных санкций и в случае их снятия исчезнут последние препятствия для получения кредита МВФ. Однако в том же марте должен состояться Высший ГосСовет, который в свою очередь должен подвести очередные итоги российско-белорусских отношений, включая выполнение союзнических отношений (авиационная база) и участие РБ в евразийской интеграции.

Понятно, что будут подняты и другие «острые» темы, которых между Москвой и Минском все больше… Итогом данного обсуждения должно, по идее, стать решение о выделении Минску очередного российского кредита (2 млрд. долларов). Так что, возможно, что март 2016 года может стать месяцем своеобразной победы белорусского президента, который в очередной раз «выкрутился» и смог запустить руку одновременно в два кармана. Но с другой стороны, может быть и провал, когда А. Лукашенко вообще останется без кредитов. Необходимо отметить, что и данный вариант не исключен.

Остаются два вопроса:

- будет ли А. Лукашенко тянуть до 3 марта, нервно поглядывая на белорусский экономический «барометр»?

- есть ли у А. Лукашенко уверенность в том, что при любом политическом раскладе во взаимоотношениях с Москвой, Минск гарантированно получит российский кредит?


Гонка за деньгами

Судя по оперативной реакции белорусского руководства, которое, не мешкая, тут же воспользовалось возможностью пойти на перехват и отправило в Санкт-Петербург на встречу с Д. Медведевым премьер-министра А. Кобякова, ждать до марта А. Лукашенко не намерен.

Но мы должны понимать, что поездка к российскому премьеру вовсе не была инициативой А. Лукашенко. К Д. Медведеву его направил В, Путин, который, в силу своего характера, не отказал себе в удовольствии «погонять» союзника по российским «инстанциям». Тем более, что всем понятно, в чьих руках находится судьба кредита.

В общем, А. Лукашенко вновь обрекли «на хождение по мукам». Дело в том, что с лета 2010 года, вошедшего в историю Беларуси знаменитым ночным подмосковным блужданием А. Лукашенко между резиденциями Д. Медведева и В. Путина, вряд ли у кого повернется язык считать российского премьера «другом» белорусского президента.

В декабре 2010 г. А. Лукашенко и Д. Медведев, в общем-то, официально помирились, но вряд ли можно считать, что оба политических деятеля забыли претензии друг к другу. Так что появление белорусского премьер-министра перед премьером России не очень вписывалось в традиционную канву вытягивания денег из Россию.

Тем более, что премьерская встреча, несмотря на симпатию, которые главы правительств демонстрировали друг другу, оставило ощущение легкого, но значимого унижения. А. Кобяков пытался буквально всучить Д. Медведеву пакет документов и проектов, претендующих на план по оздоровлению белорусской финансовой системы и решению проблем в промышленности республики: много текста, цветных графиков и картинок.

Д. Медведев благодарил, кивал и ничего не обещал. Ведь ему предлагали поменять этот пакет макулатуры на 2 млрд. долларов.

Наверное, Остап Бендер от зависти утонул бы в Черном море… Однако российский премьер как бы не отказал в выделении кредита, что видимо входило в сценарий Кремля. Но, дорога унижений для А. Лукашенко не закончилась в Санкт-Петербурге…

Дело в том, что финансовая пропасть, разверзшаяся под ногами несменяемого президента РБ, оказалась столь глубока, что отсутствие жесткого отказа тут же было истолковано в позитивном ключе. Белорусское руководство решило «ковать железо…» незамедлительно. Здесь уже не до сохранения лица. Послали к Медведеву, так послали…


Альпийское нищенство

Встречи на высшем уровне на снежной поляне в горах над Сочи давно стало одним из символов российско-белорусских отношений. Знаменитый «рояль в кустах», когда А. Лукашенко с широкой улыбкой появляется на лыжне российского президента, можно считать классикой («Альпийское нищенство, сказал Остап Бендер, - святое дело»).

31 января 2016 г. белорусский президент оказывается на одной лыжне с . Д. Медведевым, что является лучшим индикатором крайнего нетерпения официального Минска и готовности А. Лукашенко ходить под ручку с кем угодно... Как говорится, уже не до обид, амбиций и унижений, когда экономика республики летит под откос.

В итоге, встреча ничего не решила, но условия для неформального саммита с В. Путиным белорусский президент выполнил. Более того, А. Лукашенко даже вырвал у Д. Медведева небольшую опцию… Иными словами, как реальный политик белорусский президент не растерялся и попытался даже в этих условиях поменять «минус» на «плюс».


Для Беларуси убыток, а для России?

Итог встречи А. Лукашенко и Д. Медведева в последний день января 2016 года оказался знаменательным. Белорусские СМИ заявили о договоренности России и Беларуси совместно «преодолевать негативные тенденции» в экономиках двух стран.

Что это означает? Чем может помочь Россия белорусской экономике в преодолении «негативных тенденций» в принципе понятно: кредитом, закупкой бюджетными деньгами неликвида, скопившегося на складах белорусских предприятий, включением белорусских предприятий в российскую программу импортозамещения, расширением военно-технического сотрудничества, реструктуризацией долгов перед Россией и т.д.

Стоит обратить внимание, что Москвой в этом направлении уже немало сделано, возможности для белорусской стороны постоянно расширяются, но эти деньги еще надо заработать, а времени нет. С другой стороны, а чем может Беларусь помочь в преодолении негативных тенденций в экономике России?

Необходимо отметить, что и Минск мог бы внести солидную лепту в стабилизацию экономики своего партнера по Союзному государству. В частности, если бы белорусское руководство закрыло контрабандный терминал на своей территории, перестало гнать на российский рынок польское и украинское мясо и молоко, европейский сахар и т.д., т.е. не душило бы контрабандой российского фермера и переработчика.

Неплохо было бы, если Беларусь, получав возможность в рамках ЕАЭС покупать российскую нефть по внутрироссийским ценам, и опираясь на собственные заявление о равенстве субъектов хозяйствования в рамках интеграционного проекта, все-таки оставляла бы экспортные пошлины в стране происхождения нефти, т.е. в России, а не в своем бюджете, что вряд ли можно считать справедливым в отношении России. Правда, это очень выгодно белорусской стороне.

Тут стоит обратить внимание на белорусскую интерпретацию понятия «выгоды». На минувшей неделе вице-премьер белорусского правительства В. Семашко, обосновал нарушение белорусской стороной обязательств по поставке на российский рынок нефтепродуктов, выработанных в Беларуси из российской нефти тем, что цены невыгодны для Минска: «Для нас поставлять сегодня бензин в Россию - работать глубоко в убыток» (http://www.ngv.ru/news/belorussii_postavki_benzina_v_rossiyu_segodnya_ek...).

Это очень показательное заявление представителя высшей белорусской номенклатуры, раскрывающее истинное отношение белорусской стороны к России. Ведь тому же В. Семашко даже в голову не приходит мысль о том, на какие многомиллиардные убытки идет Россия, поставляя в Беларусь не один десяток лет десятки миллионов тонн нефти по невиданно низким ценам. Семашко, а в его лице и весь белорусский политический класс, привыкли не только считать Россию своей «дойной коровой», но и уверены в своем несомненном праве на российские ресурсы, рынок и деньги…


Рубашка «Поло»

Российские СМИ отметили, что на фоне костюма В. Путина рубашка «Поло» А. Лукашенко выглядела провокационно. Ведь в реальности, не президент России настаивал на этом саммите, что состоялся 5 февраля, а непосредственно белорусский президент. Но внешне получилось так, словно приехал А. Лукашенко отдохнуть («немного» - подчеркнул белорусский президент). При этом, как подчеркнул гость, «по приглашению»… Иными словами, все как - будто невзначай: пригласили, а тут и хозяин подъехал на встречу, к которой А. Лукашенко вроде и не готов, а так зашел, по-соседски, после бассейна…

Ну а дальше подразумевалась полная сказка: пришел, а ему кредит. Забирай! Ну, буквально всучивают. А. Лукашенко, понятно, отмахивается, у самих, мол, этих долларов пропасть, девать некуда, вместо фантиков на «Коммунарке» конфеты заворачиваем, но нехорошо так с хозяином, который мешок прямо с Москвы на себе пер, и в общем, уговорили… Взял.

Понятно, что такой «сказки» белорусский президент не дождался, хотя рубашечку надел. Надеялся…да и продемонстрировал, что не он инициатор, не он на охотничьей тропе в поисках денег, а его завлекают – зазывают.

Автор этих строк не раз отмечал, что белорусский президент поразительно владеет искусством политического кокетства. Но с другой стороны, рубашка «поло» оказалась политическим ответом Минска – А. Лукашенко вернул мяч на российскую сторону после унизительных встреч с Д. Медведевым.


Переиграть всех?

Формула мартовского счастья замысловата и автор этих строк не раз её описывал. Другое дело, что время уходит. Ясность в отношении кредита наступит не ранее 3 марта. Но стоит еще раз пройтись по политической алгебре:

- «есть российская база – есть российский кредит, зато нет кредита МВФ и есть возрожденные санкции». Перспектива: кредит не то что «проели», а «проглотили», а дальше чем жить? Предложить России давать по два миллиарда долларов ежемесячно?

Можно пройтись в обратном порядке:

- «нет российской базы – нет российского кредита, но есть кредит МВФ и нет западных санкций». Следом можно добавить: нет российских дешевых газа и нефти, доступа на российский рынок и т.д.

Понятно, что белорусскую сторону устроит вариант:

- «нет российской базы – есть российский кредит и кредит МВФ, а западных санкций нет», но на этот вариант надо очень и очень поработать и не переиграть, а то может получится еще более «пикантный» вариант:

- «нет российской базы – нет никаких кредитов и есть западные санкции».

Так что основная охота еще впереди.

Новости по теме

Новости других СМИ