Почему Европа больше не враг

Валерий Карбалевич, белорусская служба радио "Свобода" / перевод UDF.BY

После упразднения санкций ЕС в отношении официального Минска впервые в истории отношения с Европой у Беларуси стали лучше, чем у России. Против РФ европейские санкции существуют, а в отношении Беларуси — нет. Ситуация новая и неожиданная. Потому что на протяжении всего периода после распада СССР все было наоборот.

Долгое время Лукашенко был ярым антизападником. В официальной пропаганде постоянно происходила дьяволизация Запада. Запад рассматривался как абсолютное зло, народу доказывали, что западная цивилизация глубоко чужда белорусскому социуму. Белорусский лидер занимал гораздо более антизападную позицию, чем Кремль. Он постоянно бежал впереди паровоза, стремился столкнуть Россию с Западом, втянуть Москву в конфликт с США и ЕС, часто критиковал российское руководство за уступки западным странам, нерешительность, отсутствие политической воли в противостоянии с неприятелями.

Золотою порою для Лукашенко были периоды международных кризисов, обострения отношений между Западом и Россией. В такие моменты официальный Минск изо всех сил старался продемонстрировать Москве свою преданность. Беларусь играла роль «троянского коня» РФ, озвучивала российское внешнеполитическое инициативы, с которыми само кремлевское руководство в силу различных причин выступать не хотело.

В результате геополитический вес белорусского государства в глазах российского руководства повышался, Минск получал от Москвы очередную порцию политических и экономических бонусов.

Можно сказать, что в какой-то мере глава Беларуси выступал чувствительным барометром отношений между Россией и Западом. Он быстро реагировал на малейшее их обострение, старался усилить его и сознательно провоцировал РФ на жесткие действия.

В декабре 1996 года Лукашенко говорил: «Заметьте, что не Россия первой жестко поставила вопрос о НАТО, а президент Беларуси два года назад… Мы первыми заявили о неприятии продвижения НАТО на восток. Россия, в силу не знаю каких причин, проводила гибкую политику».

«Сегодня Иванов (министр иностранных дел РФ. - Авт.), По-моему, из Парижа, звонит, оправдывается перед этой мадам (госсекретарь США Мадлен Олбрайт. - Авт.). Что ты оправдываешься? Что ты перед ней оправдываешься?» — вещал глава Беларуси под бурные аплодисменты в Госдуме РФ в 1999 году.

Тогда же Лукашенко обвинил руководство России в отказе от помощи Югославии.

Во время иракского кризиса 2003 года глава Беларуси раскритиковал пассивную позицию РФ. По его мнению, Москва не «должна просто болтать с экрана» (имелось в виду заявление Владимира Путина по телевидению), а оказать жесткое сопротивление США.

Первый сбой этой парадигмы произошел в 2008 году во время российско-грузинской войны, которая сильно обострила отношения РФ с Западом. Тогда Лукашенко не только не поддержал Москву в противостоянии с США и ЕС, а наоборот, отказался признать независимость Южной Осетии и Абхазии, вдруг освободил политзаключенных и начал диалог с Западом.

И вот теперь, во время агрессии России против Украины, Минск дистанцировался от Москвы, занял почти нейтральную позицию, выступил в роли миротворца и начал активно размораживать отношения с ЕС, завершившиеся отменой санкций.

Почему же сломался тренд? Причин много. Прежде всего, в начале белорусско-российской интеграции Лукашенко мечтал завоевать кремлевский престол. И одним из способов решения этой задачи было намерение доказать российскому населению, что он круче, чем Ельцин или Путин.

Дело в том, что в российском обществе антизападные настроения были сильнее, чем это отражается в официальной политике Кремля. В этот разрыв между настроениями населения и позицией правящей элиты и пытался вклиниться Лукашенко.

Теперь он окончательно понял, что хрустальная мечта не осуществится, поэтому надо как-то окапываться.

Второй момент. Одно дело, когда Россия конфликтует с Западом из-за Югославии или Ирака. И другое дело, когда РФ в великодержавным, имперским раже начала сокрушать постсоветские страны, соседей. А Запад как раз пытается как-то сдержать Москву. Лукашенко тут же примерил эту ситуацию на себя и испугался. Стало понятно: чтобы предотвратить потенциальную угрозу, надо искать какую-то опору, противовес России. А где ее искать? Не в Китае же, который не хочет вмешиваться в европейские разборки. Единственный вариант — это нормализовать отношения с США и ЕС.

В-третьих, сам факт независимого существования Беларуси уже на протяжении четверти века подводит к выводу, что для выживания страны, государства и существующего режима нужно сохранять определенную дистанцию ​​от империи, метрополии. К такому выводу рано или поздно приходили все бывшие колонии. независимо от политического строя и режима. Поэтому в 1990-е годы Лукашенко призвал защищать нашу «общую Родину» от западных неприятелей, а теперь осторожно говорит: «Беларусь не русский мир».

В-четвертых, долгое время российская экономическая помощь была главным фактором выживания белорусской социальной модели. Но сейчас все меняется. Россия в кризисе. Российский рынок съежился. С падением мировых цен на нефть российский энергетический грант сильно сократился. Кредитов Москва давать не хочет. Теперь Россия стала источником проблем для белорусского экономики. Поэтому нужна диверсификация внешнеэкономических партнеров.

Очевидная коррекция геополитических ориентиров набирает свою силу инерции и собственную логику политического процесса. Куда она выведет?

Новости по теме

    Новый вызов для Беларуси

    Решение саммита НАТО в Уэльсе об усилении военного присутствия альянса в нашем регионе означает, что в дополнение к экономической войне между Россией и Западом начинается и военно-политическое противостояние. Эксперты говорят о новом изданииподробности

Новости других СМИ