У Лукашенко уже нет денег даже на имитацию социального государства

Александр Класковский, Naviny.by

Говоря о нынешнем демонтаже социального государства в Беларуси, стоит сделать важную оговорку. Оно было, скорее, квазисоциальным, во многом имитационным.

Это в Германии, скандинавских странах мощная социалка основана на сильных, высокопроизводительных рыночных экономиках. В Беларуси настоящей рыночной экономики никогда не было, производительность труда в разы ниже, чем в Евросоюзе.


Дешевый популизм тоже требовал затрат

Почти два десятка лет белорусская модель держалась на советской индустриальной базе (к созданию которой президент Александр Лукашенко не имел никакого отношения) и щедрых российских субсидиях. Когда флагманы бывшей социндустрии навсегда сели на мель, а Москва стала скупее, выяснилось, что менеджеры из белорусских начальников неважнецкие.

Да и прежде символическая квартплата, дешевый проезд в транспорте были иллюзией заботы о людях. Лукашенко блефовал, заявляя, что доплачивает за граждан изрядную часть коммуналки. На самом деле за счет перекрестного субсидирования лишние издержки ложились на предприятия, повышали себестоимость, а значит и цену их продукции. То есть все равно деньги в итоге забирали у людей, только в другой форме, за другие товары и услуги.

Но сейчас уже и пускать пыль в глаза не получается. Дешевый популизм тоже стоил немалых денег, а с ними теперь совсем худо.

Началась эпоха непопулярных решений с употреблением стыдливых эвфемизмов (как это было на закате СССР, когда цены повышали «по просьбам трудящихся»). Так, подписанный в минувший понедельник президентский указ № 137 называется «О совершенствовании пенсионного обеспечения».

Можно подумать, что людям делают лучше, хотят отвалить кусок побольше. Хотя на самом деле, напротив, у них банально отбирают деньги за несколько лет, отдаляя рубеж выхода на заслуженный отдых. Тот, кто рассчитывал получать пенсию с 60-и, а теперь получит право на нее с 63-х, даже при наших скудных пенсиях теряет пять-шесть тысяч долларов в эквиваленте.


Обдираловку выдают за широкий жест

Представители власти неуклюже пытаются выдать повышение пенсионного возраста за долгожданный подарок гражданам. Вот, мол, теперь люди в годах почувствуют себя востребованными.

Стоп, а разве раньше мужчинам, достигшим 60 лет, и женщинам после 55 возбранялось работать? Да нет же, просто раньше можно было выбрать: есть силы и желание — тружусь дальше (получая еще и пенсионную прибавку), нет — ухожу на заслуженный отдых. Теперь людей лишили этой альтернативы и этой прибавки. Или паши до упора, или зубы на полку.

Вдобавок независимые экономисты сильно сомневаются, что властям при нынешнем кризисе, свертывании производства, сжатии рынка труда (причем конца этим напастям не видно) удастся обеспечить, как велел президент, создание 50 тысяч новых рабочих мест. Разве что за счет очковтирательства. То есть пожилые люди могут еще и поневоле попасть в категорию тунеядцев, с которых теперь дерут налог.

Народ ропщет, и это видно по соцсетям, интернет-СМИ. Но опросы на сайтах по поводу пенсионного возраста заместитель министра труда и социальной защиты Валерий Ковальков раскритиковал за то, что они нерепрезентативны (и это правда).

Власти же, по словам Ковалькова, которые приводит БЕЛТА, изучали мнение граждан по вопросу повышения пенсионного возраста путем анализа письменных и электронных обращений, публичных и телефонных опросов, в трудовых коллективах, а также в рамках взаимодействия с общественными и профсоюзными организациями, через средства массовой информации.

Да, но все эти методы тоже нерепрезентативны! Причем в основном, как можно понять, были задействованы структуры, априори настроенные на выражение лояльности. Государственные СМИ, например, в случаях непопулярных решений всегда усиленно изображают массовое одобрение, что резко контрастирует с ворчанием на кухнях и курилках. А когда вы слышали критику политики верхов от провластных общественных организаций и официальных профсоюзов?


Миф о твердом большинстве

Репрезентативными же являются, в частности, данные декабрьского опроса НИСЭПИ. А именно: только 20,3% белорусов согласились с тем, что пенсионный возраст следует повысить, чтобы увеличить пенсии, а 73,1% с этим были не согласны, поскольку тогда «многие не доживут до пенсии».

Как за три месяца после этого властям удалось сформировать якобы «твердое большинство» (выражение Лукашенко) согласных на повышение пенсионного возраста (причем без такой опции, как увеличение пенсий) — уму непостижимо.

Официозные социологи поспешили объявить зарегистрированный в Вильнюсе НИСЭПИ фантомом. Но почему-то не спешат привести в противовес свои репрезентативные цифры, которые показали бы, что народ дружно готов вкалывать лишние годы без права на заслуженный отдых. Впрочем, если и приведут, то трудно будет поверить в неангажированность социологических служб, подчиненных властным структурам.

Да, а самым эффектным шагом, который заткнул бы глотки всем критикам, был бы референдум. Чего бояться, если за вами твердое большинство?

Но на таком референдуме могла бы сломаться даже отлаженная, прекрасно смазанная машина обеспечения нужных верхам электоральных результатов. Уж больно задел за живое этот пенсионный грабеж даже самых аполитичных и лояльных обывателей.

Поэтому вместо референдума будет Всебелорусское народное собрание, состав которого, как известно, формируется путем строгой селекции. Во всяком случае, попытки оппозиционных кандидатов в президенты Александра Козулина в 2006 году и Владимира Некляева в 2010-м попасть на такие форумы окончились плачевно. Некляева просто не пустили, а Козулина еще и избили.


Власти будут смещать фокус на мирное небо над головой

Несложно спрогнозировать, что на грядущем Всебелорусском собрании тщательно отобранных представителей народа вынудят восхвалять банальную обдираловку как мудрую политику властей. Еще одним приемом станет смещение фокуса, перевод стрелок на вопросы безопасности, внешних угроз.

Эта нотка прозвучала, в частности, когда Лукашенко 12 апреля посещал центр космической связи, который создается в поселке Станьково Дзержинского района. По словам президента, его волнует, что люди слишком обеспокоены вопросами обороноспособности. «Главное для меня — безопасность наших граждан, нашего общества и обороноспособность страны», — подчеркнул верховный главнокомандующий.

На самом деле народ в первую очередь обеспокоен дороговизной, ухудшением материального положения. Но социально-экономическую деградацию руководство страны остановить не может, поэтому пропаганда будет долдонить про мирное небо над головой, по сравнению с которым материальные вопросы, мол, пустяк.

Пенсионный возраст действительно надо было повышать. Но проблема в том, что руководство Беларуси только банальным повышением и ограничивается. Без реформы как пенсионной системы, так и экономики в целом. А ее коллапс ведет к тому, что скоро работающие и сами себя не прокормят, не говоря уж о стариках.

Новости по теме

Новости других СМИ