Контроль над Сетью. Государство держит курс на ужесточение

Татьяна Коровенкова, naviny.by

В Беларуси продолжается работа над законодательством, регулирующим сферу интернета. Ведется она, как обычно, в закрытом режиме, что вызывает опасения. Эксперты уверены, что государство пойдет по пути ужесточения законодательства.

В Беларуси могут быть приняты новые законодательные решения в сфере контроля интернета. Такой вывод сделали наблюдатели из слов Александра Лукашенко, когда тот 21 апреля отвечал на вопросы депутатов Палаты представителей.

«Мы хотим, чтобы интернет контролировался некой международной организацией по определенным правилам, — сказал президент. — Если этого не будет, то каждая страна будет защищать свои национальные интересы самостоятельно».

По его словам, теперь идет проработка этого вопроса, ей занимается, в частности, министр информации Лилия Ананич. «На стол мне должны быть положены решения», — подчеркнул Лукашенко.

За несколько дней до этого глава государства встречался с генеральным секретарем Международного союза электросвязи Хоулинем Чжао, которому рассказал, что Беларусь выступает за создание нового глобального механизма регулирования интернета. Причем, по словам Лукашенко, здесь может быть востребован опыт Китая.


Могут повесить на владельцев сайтов ответственность за комментарии

В связи с последними заявлениями главы государства относительно регулирования интернета Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ) направила министру информации запрос с просьбой разъяснить, о каких именно новых законодательных инициативах идет речь.

«Мы просим разъяснить, какие нормы, регулирующие функционирование национального сегмента сети интернет, подлежат изменению, — сообщил БелаПАН председатель БАЖ Андрей Бастунец. — Также просим привлечь к разработке этого законопроекта представителей общественности, в том числе и БАЖ».

Обеспокоенность профильной журналистской организации вполне понятна. Предыдущие инициативы власти в интернет-сфере привели к ужесточению условий работы медиа в Беларуси.

Например, изменения и дополнения в закон о СМИ, которые стали действовать с 1 января 2015 года, дали Мининформу право выносить предупреждения интернет-изданиям или даже блокировать их без решения суда.

Бастунец подчеркивает, что его опасения связаны в целом не с последними заявлениями Лукашенко, а с «общей тенденцией регулирования интернета».

«Первые акты появились в 2010 году (президентский указ № 60 о регулировании интернета и ряд постановлений. — Т.К.), потом в 2014 году ужесточили законодательство о СМИ и распространили его на интернет-ресурсы. То есть налицо общая тенденция ужесточения порядка регулирования. Поэтому слова Лукашенко — это, скорее, не призыв к действию, а озвучивание того, что происходит так или иначе», — считает собеседник БелаПАН.

Ныне, отметил Бастунец, чиновники ведут речь о том, чтобы владельцы интернет-ресурсов несли ответственность за комментарии пользователей. В принципе, это уже включено в закон о СМИ. Между тем указ № 60 предусматривает, что ответственность за комментарии несут те, кто их разместил. Таким образом, существует правовая коллизия между законом о СМИ и указом.

«Эта коллизия должна быть разрешена, и я практически убежден, что она будет разрешена в сторону ужесточения. Скорее всего, будет изменена норма указа президента. Повесят ответственность за комментарии на владельцев сайтов», — предполагает руководитель БАЖ.

В то же время он отмечает, что даже если такую норму введут, важно, чтобы был прописан механизм ее действия: «То есть, условно говоря, контролирующий орган посылает предупреждение, и если в течение суток ресурс ничего не предпримет, требований не выполнит, тогда какие-то санкции могут быть применены. А у нас пока все происходит иначе — регулирующий орган может просто взять и блокировать без всяких даже предупреждений».

Кроме того, в нормативных актах уже закреплены возможности блокировки анонимайзеров, контроля за поведением пользователей в сети. С 1 января нынешнего года провайдеры обязаны хранить информацию о том, на какие сайты заходит пользователь, какие действия совершает.

«Идет такое очень конкретное — может, до конца и не ощутимое пользователями, — установление контроля над каждым не только в реальной жизни, но и в онлайне», — подчеркивает Бастунец.


Вызывает опасение закрытость нормотворчества

Со своей стороны, медиааналитик Павлюк Быковский полагает, что из заявлений Лукашенко не стоит делать далеко идущих выводов.

«Я думаю, что на встрече с главой Международного союза электросвязи белорусская власть просто сделала комплимент союзу, поскольку действительно есть дискуссия о том, кто контролирует интернет, каким образом у нас управляют интернетом», — полагает эксперт.

«Исторически так сложилось, что интернет возник в США, — говорит Быковский. — База данных доменных имен физически сейчас также находится в США. Ряд стран, видимо, думают, что Штаты имеют контроль над интернетом, и хотели бы это изменить. Идет дискуссия, были попытки на уровне ООН создать комитеты, которые управляли бы интернетом».

В этой дискуссии, считает Быковский, Лукашенко своими заявлениями всего лишь поддержал Международный союз электросвязи, который «хотел бы, наверное, порулить интернетом».

При этом аналитик сомневается, что Беларусь сможет повторить опыт Китая в контроле и ограничении интернета внутри страны.

«Я не уверен, что Беларусь будет готова разорвать связи с внешним миром и создать свой внутренний интернет, как смогло это сделать такое большое государство, как Китай, — поясняет Быковский. — Для этого нужны и средства, и компьютеры. И для этого еще необходимо большое количество пользователей, чтобы все это имело хоть какой-то смысл. У нас, мне кажется, это физически невозможно. Но размышлять и мечтать об этом властям никто не запретит».

В то же время собеседник отмечает, что закупки специального программного обеспечения для контроля в интернете в Беларуси осуществлялись.

«Это значит, что государство держит руку на пульсе, — сказал он. — И я не думаю, что это выходит за все правила, которые есть в других странах, в том числе демократических, например Франции, Германии и так далее».

Другое дело, подчеркивает Быковский, что граждане этих стран не оспаривают независимость и справедливость своих судов. «А в Беларуси как раз с этим есть вопросы, — отмечает эксперт. — И использование в суде добытой неправовым способом, без соответствующих санкций, какой-либо информации в Беларуси кажется возможным. Поэтому и возникают опасения. Но сами по себе такие инструменты у государства должны быть».

Разработка же законодательства в интернет-сфере, отмечает Быковский, в последние годы в Беларуси и не прекращалась, «потому что произошло перераспределение функций».

«У нас было два ответственных за то, что происходит на белорусской территории в интернете — Оперативно-аналитический центр при президенте и Министерство связи. Потом это было возложено на Министерство информации, при том что оно не обладало полнотой всех функций для контроля при наличии обязанностей», — пояснил Быковский.

Он напомнил, что когда Мининформ только стал ответственным за интернет-сферу, даже была амнистия находившихся в черном списке сайтов: «Эти списки обнулили и с нуля начали вести новые».

Впрочем, само по себе ведение подобных списков вызывает определенные вопросы, говорит аналитик, в том числе с точки зрения прав человека и права на свободное распространение информации.

«Так как эти списки закрыты, то нельзя сказать, какие сайты в них включены, — поясняет Быковский. — Нет процедуры, чтобы оспорить занесение в список. Вас уведомят, если вы владеете сайтом, и вы сможете обратиться в Мининформ, но все будет зависеть от воли чиновников, согласятся они с вашей аргументацией или нет».

То, что работа над законодательством, касающимся интернета, ведется, это нормально, говорит Быковский, но она вызывает опасения, в том числе и журналистского сообщества, из-за того, что все делается в закрытом режиме. Если бы к этой работе привлекались профильные журналистские организации и правозащитники, опасений было бы гораздо меньше.

Новости по теме

Новости других СМИ