Российская база выбила из рук Лукашенко когда-то самый "бронебойный" аргумент

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Отношение к политике Лукашенко в Москве весьма брезгливое. Никто торговаться с белорусским президентом не будет, когда на повестке дня стоят столь глобальные проблемы и угрозы.

В Минск прилетает министр иностранных дел России. Его там ждут. Белорусская сторона готовит для С. Лаврова беспрецедентную программу встреч. А на завершившейся неделе Беларусь посетил российский премьер-министр Д. Медведев. Стоит отметить, что главе правительства РФ на белорусской земле был оказан исключительно теплый, можно сказать, «домашний», прием, что впрочем, с одной стороны должно было продемонстрировать публике, что никаких противоречий между Москвой и Минском нет и быть не может, а с другой стороны, показать стремление белорусского руководства свести контакты с российскими Кремлем и Белым домом к «личному» или «домашнему» формату. Видимо, ситуация в российско-белорусских отношениях требует от Минска уже и таких несколько нетривиальных методов «продавливания» своих интересов…

По традиции в белорусской номенклатуре принято считать, что «домашний метод» является самым действенным, так как, мол, противостоять белорусскому хлебосольству невозможно. Но судя по всему, Дмитрий Медведев хотя и слушал А. Лукашенко очень внимательно, но березовый сок его не переубедил и он остался при своем мнении. Цена на поставляемый в республику в 2016 году российский природный газ так и не снижена, росийско-белорусский спор переведен в судебный формат. Стоит напомнить, что сумма долга за уже поставленный газ по версии «Газпрома» небольшая – всего 125 млн. долларов, хотя понятно, что белорусам не просто трудно сейчас платить, но еще и политически невозможно – страна находится в процессе геополитического поворота.


Все начинается с газа

Газовые проблемы - это вечная «горячая точка» в российско-белорусских отношениях. Не стоит забывать, что само понятие о масштабной белорусско-российской интеграции родилось в Минске в 1995 году из-за огромного по тем временам долга за газ (более 1 млрд. долларов). Просто Беларусь с момента получения независимости в 1991 г. вообще перестала платить за российское «голубое топливо», считая для себя что-то платить России унизительным. За советское время привыкли все получать просто так…

В 1996 году газовый долг Минск и Москва урегулировали, вогнав в его стоимость массу разного рода «компенсаций», включая и оплату двух российских баз на белорусской территории на 25 лет (скоро срок, между прочим, закончится). Так что когда А. Лукашенко в очередной раз заявляет о бесплатном нахождении в Беларуси двух объектов МО РФ, а он это делает регулярно, то он, видимо, упорно забывает, что они оплачены российским газом.

Именно газ и нефть являются экономическим основанием для Союзного государства, так как только в рамках российско-белорусской интеграции А. Лукашенко удавалось периодически создавать на территории Беларуси нефтяной офшор, который обычно существовал до очередного кризиса между Москвой и Минском, чтобы снова возродиться через пару лет.

Вот и сейчас, когда в рамках ЕАЭС белорусские импортеры имеют возможность не только покупать российскую нефть по внутрироссийским ценам, но и оставлять себе экспортную пошлину, все идет к тому, что очередной белорусский нефтяной офшор рано или поздно закроется. Слишком накладно для России в современных условиях терпеть белорусский нефтяной «шланг». Так что жесткая позиция «Газпрома» по поводу поставок газа в 2016 г. воспринимается белорусским руководством в качестве предвестника еще более тяжелых, теперь уже нефтяных проблем с Москвой, что, видимо, правильно.


Украинский опыт

Стоит сказать, что инстинкт белорусские власти не обманывает. В качестве примера можно обратиться к опыту Украины. Как только В. Янукович стал в свое время демонстративно вести диалог с Евросоюзом в рамках «восточного партнерства» и Киев уже выходил на соглашение об ассоциации с ЕС, украинское руководство обнаружило, что с существующей формулой цены на импортируемый из России природный газ в Европу попасть сложно. Желательна цена, подходящая для реэкспорта. Ведь именно Украина должна была покупать российский газ уже на российско-украинской границе и уже сама поставлять «голубое топливо» на европейские рынки. Иными словами, Россия в лице «Газпрома» должна была профинансировать дрейф Украины в Европу.

Однако, Москва, к удивлению украинских элит, видимо не понимая своего счастья, уперлась и стала жестко отстаивать заключенный еще с Ю. Тимошенко договор. Киеву не помогло и то, что Украина откровенно шантажировала в то время Россию своим геополитическим поворотом в Европу и быстро реанимированными право-националистическими силами. Москва на шантаж не повелась…

В итоге, Тимошенко села в тюрьму, В. Янукович в ноябре 2013 года притормозил процесс ассоциирования (какое ассоциирование без денег, российских ресурсов и российского рынка)… Далее Евромайдан и история пошла совершенно новым путем.

Понятно, что современная белорусская ситуация только частично сравнима с украинской «газовой историей» 2012-2013 гг., но общие параллели провести, конечно, можно…

Стоит отметить, что в свое время предпринятый В. Януковичем европейский шантаж России фактически обрек четвертого президента Украины на политическое поражение и бегство.


«Запад нам поможет?»

Бесспорно, белорусские власти очень внимательно изучили украинский опыт поворота к Европе и они явно не хотели бы повторить ошибки современной Украины. Оппозиционные силы в Киеве изначально использовали антироссийский вектор в своей политике в качестве основы для поддержки их властных амбиций со стороны Запада. После прихода этих сил к власти жесткое неприятие российской «триады» - России, как страны, российского государства и российского народа, легло в идеологическое основание Второго украинского государства по польскому образцу. Последствия не замедлили проявиться в самом негативном формате…

Разрыв с Россией оставил Украину без Крыма и Донбасса, обеспечил глубокий внутренний политический кризис и бескомпромиссную гражданскую войну, способствовал тяжелому экономическому кризису и не остановил деградацию украинской государственности. Понятно, что если бы переворот в Киеве февраля 2014 года шел по другому «руслу», то украинский кризис не получил бы столь катастрофический размах и, скорее всего, даже несмотря на безусловный и несомненный поворот Киева к Брюсселю, уже закончился с поддержкой России.

В Минске, скорее всего нюансы «украинского сценария» учитывают, и, несмотря на то, что европейский поворот современной Беларуси уже обозначился вполне отчетливо и его Москве необходимо воспринимать однозначно, чтобы не впадать в какие-то союзнические иллюзии, белорусское руководство не хотело бы, чтобы республика оказалась на европейском подиуме в статусе «бесприданницы». Одна соседка там уже попрошайничает в непрерывном режиме…

Сохранение с Россией специфических, а на самом деле формально союзническо-интеграционных отношений, обеспечивающих доступ к дешевым российским энергоносителям, кредитам и рынку, должно с другой стороны, по мнению белорусского истеблишмента, уравновеситься полной свободой маневров на международной арене, включая выбор собственных союзников - Украина, Турция, Катар, Китай, Польша и т.д. Проблема в том, что, как правило, почти все эти страны являются яростными противниками, а то и лютыми врагами России.

Понятно, что формируемую Минском очень противоречивую систему взаимоотношений с Западом и одновременно с Россией уже невозможно считать примером типичного внешнеполитического балансирования между Востоком и Западом. Балансирование на внешней арене подразумевает хотя бы относительную равнозначность «полюсов», между которыми небольшая страна, используя интерес к ней глобальных игроков, занимается маневрированием с использованием элементов шантажа. Но Россия второй год находится под международными санкциями.

Понятно, что бесконечно балансирование, как фаза выстраивания отношений с соседями, продолжаться не может, так как со сторонами системы накапливаются обязательства, соглашения и договоренности, которые, что естественно, все больше вступают в противоречия друг с другом.

Кризис балансирования неизбежен, как и однозначный переход на сторону одного из геополитических соперников. Другое дело, что даже после такого перехода типичный лимитроф, как правило, после некоторой паузы, пытается возобновить политику балансирования, но уже в новом, можно сказать, «силовом» формате, опираясь на политико-экономический и идеологический потенциал нового союзника. В частности, формате российско-украинских отношений внешние силы обеспечивают высокий градус политического противостояния между РФ и Западом, используя массу инструментов, включая международные санкции и информационную войну.

Современная политика Киева в отношении России является типичным примером такой новой «силовой» стадии международного позиционирования. На практике это выливается в то, что украинское руководство, занимая жесткую антироссийскую политику, объявляя Россию агрессором и требуя сохранения против неё международных санкций, тем не менее, не разрывает с Москвой дипломатических отношений, не объявляет «агрессору» войну, не вводит с Россией хотя бы визовый режим. Более того, экономические отношения, пусть и на низком уровне, между странами сохраняются, идет товарообмен даже в сфере ВПК. Не является тайно и то, что, несмотря на продолжающуюся информационную войну, между Москвой и Киевом сохраняются и политические контакты.

Но все равно, Киев, опираясь на поддержку Запада, пытается выбить из Москвы политические уступки - возврат Крыма, отказ от поддержки Донбасса, и экономические уступки - доступ на российский рынок, отказ от «Северного потока – 2», списание долгов и т.д. Пока украинское руководство сохраняет уверенность, что Запад (Евросоюз и США) подстрахуют и помогут ему «додавить» Кремль. В противном случае, если Москва будет упираться, то России обещают распад её государственности и исчезновение с мировой карты мира.

Нет резона углубляться в надежды части западного и восточноевропейского экспертного сообщества о распаде России (Западу было бы полезно для начала хотя бы самостоятельно справиться с ИГИЛом или, на худой конец, с Афганистаном), но то, что Минск постепенно начинает дрейфовать ко второй стадии балансирования уже не вызывает сомнений. В тоже время нельзя не отметить, что вышеназванный процесс идет крайне медленно и осторожно.

Фактически белорусское руководство едва ли не опытным путем пытается нащупать «красную черту», до которой Запад, зачарованно посматривающий на Москву, готов идти на уступки А. Лукашенко. Невольно все это начинает напоминать Мюнхенский сговор, когда Запад шел на все возможные уступки А. Гитлеру, всеми силами подталкивая его на Восток, хотя, понятно, что А. Лукашенко не тянет на буквальное сравнение с фюрером.

Понятно, что в истории иногда так бывает: трагедия повторяется в форме фарса.


«Окно возможностей»

Противостояние между Западом и Россией как раз и создало для Беларуси внешнеполитическое «окно возможностей», которым руководство республики хотело бы распорядиться максимально эффективно и с учетом того, что с одной стороны, А. Лукашенко всегда стремился избавиться от политической и экономической зависимости от России, понимая, что реальная угроза его власти исходит только из Москвы. С другой стороны, белорусское руководство и политический класс республики уверены в том, что Москва рано или поздно пойдет на уступки Евросоюзу и США. Исходя из этого, Минску необходимо срочно переходить на сторону несомненного, по мнению белорусского руководства, победителя - Запада.

Стоит напомнить, что за последние два года А. Лукашенко предпринял немало шагов навстречу Западу, одновременно всемерно удлиняя дистанцию в отношениях с Россией и демонстративно уклоняясь от выполнения союзного долга.

Но есть еще один аргумент для Минска. Стоит напомнить, что в белорусском истеблишменте превалирует твердое мнение о том, что пока украинский кризис не урегулирован, Москва не может позволить себе еще один конфликт, уже с «союзной» Беларусью. Автор этих строк в свою очередь долго разделял данное утверждение. Но тем не менее, Минску приходится строить свое новое «место» на мировой арене крайне осторожно, буквально в «бархатных перчатках» и не привлекая внимания, чтобы не потерять российскую экономическую поддержку. Видимо в среде белорусского истеблишмента гуляет надежда, что геополитический фокус А. Лукашенко должен удастся.

Во всяком случае, в белорусском истеблишменте не утихает совершенно восторженное восприятие исторически мгновенного улучшения отношений между Западом (Евросоюзом и США) и Республикой Беларусь. При этом, белорусское официальная пропаганда и придворное экспертное сообщество настойчиво пытается закрепить в медиа-пространстве тезис о том, что «Запад пошел на мировую» с Беларусью благодаря тому, что Минск упорно и настойчиво стоял на своей версии «белорусской демократии», а также благодаря неким и не очень внятным «заслугам» А. Лукашенко на переговорной площадке по разрешению украинского кризиса, которому, между прочим, пока не видно конца. Утверждается, что для Брюсселя А. Лукашенко уже не является «последним диктатором» в Европе. Вообще не диктатор, а «защитник белорусского суверенитета». Т кого? Конечно, от «агрессивной» России.

В том же ракурсе можно рассматривать и столь любимый в Минске тезис о том, что Беларусь является «региональным донором безопасности». Этот тезис в очередной раз прозвучал на конференции «Минский диалог» в Минске примерно неделю назад.


Национальные интересы Беларуси и интересы НАТО совпадают?

Любопытно то, что «донорство» в региональную безопасность в Минске позиционируется в ряду национальных интересов Беларуси. Вот только непонятно, что понимать под белорусским «донорством» и в чью оно пользу? Отказ от размещения в Беларуси российской авиабазы можно ли считать белорусским вкладом в региональную безопасность? Но ведь Польша не пошла в ответ этот жест Беларуси на отказ от размещения на польской территории базы ПРО США. Так что белорусское «донорство безопасности» оказывается исключительно в пользу НАТО, а не России... Беларусь сознательно ослабляет позиции Москвы на западном направлении? Зарабатывает очки у НАТО?



Дрейф

Если бы не было конфликта между Россией и Западом, то никакого «окна возможностей» для А. Лукашенко в Евросоюзе не возникло бы в принципе.

Позиция белорусских властей и обслуживающих их экспертов в данном случае понятна: Минск крайне не заинтересован в том, чтобы его дрейф на Запад был бы увязан с формулой «Европа за счет России», но ресурсов для маскировки своей основной внешнеполитической тенденции, кроме лицемерных публичных клятв А. Лукашенко и В. Макея, у Беларуси нет. В итоге, диалог с Западом и диалог с Москвой различаются кардинально, а белорусский президент и его свита буквально кидаются на малейшие проявления сомнений со российской стороны в отношении союзнического статуса Беларуси. С белорусской стороны развязана настоящая информационная кампания, призванная обелить официальный Минск и защитить его от критики.

Понятно, что белорусское руководство вступило в сложную и опасную геополитическую игру, где республика не может быть субъектом, а скорее разменной монетой. Но на кону оказалось экономическое выживание страны и белорусские власти вынуждены искать любые аргументы, чтобы прикрыть перед Москвой свой прозападный крен. Однако найти такие аргументы, чтобы Москва реально поверила, Минску крайне сложно. Во первых, стоит помнить, что Минск находится под буквально микроскопом. Можно сказать, что с него глаз не спускают. Во-вторых, очень бахвалится западное экспертное сообщество, которому не терпится объявить о том, что сфера влияния Москвы уже отошло к Смоленску.


Москва насторожилась

В позиции Москвы постепенно проявляется все больше факторов, которые вызывают беспокойство у белорусского руководства. В частности, давно нет никакого доверительного обмена информации между формальными «союзниками», так как Москва не без оснований полагает, что любой вопрос, по которому она проконсультируется с Минском, будет мгновенно передан в Вашингтон и Киев. Иными словами, Россия давно не видит в Беларуси союзника.

Твердая позиция России в газовом споре находится в том же ряду и буквально обескураживает Минск. К примеру, А. Лукашенко вообще не высказывается по этому поводу, что символично. Но необходимо напомнить, что осенью прошлого года В. Семашко излучал оптимизм и уверял, как это он всегда обычно делает, что Москва, естественно, пойдет на уступки по цене на импортируемый республикой природный газ. Исходя из логики внешнеполитического балансирования и учитывая твердое мнение в Минске, что в условиях санкций и противостояния с Западом Москва не пойдет на конфликт с Беларусью и непременно уступит, белорусские власти до последнего момента ждали, что «Газпром» смирится, а Минск, в свою очередь и в дальнейшем будет платить за российские энергоносители (газ) столько, сколько посчитает нужным.

Успех в переговорах по газу с «Газпромом» белорусскому руководству необходим именно сейчас, так как он имеет политическое значение и на фоне всемерного развития коммуникаций с Западом должен продемонстрировать Брюсселю и Вашингтону, что «большая рыба» остается «на крючке» и её можно и дальше водить за нос. Иными словами, Беларусь готова войти в политическое поле Запада, оставаясь в формате ресурсной поддержки России. Для Запада это была бы идеальная политическая комбинация, которая не получилась на Украине, но учитывая опыт А. Лукашенко, должна получиться в Беларуси. Так что А. Лукашенко нужен и даже очень нужен Западу. Он сейчас является проводником по дороге к Москве и отвечает головой за успех.

Но Москва, как уже неоднократно отмечал автор, уступать «союзнику» не собирается. Да и зачем? Вот где и «выплывает» российская авиабаза. Или кто-то в Минске думает, что в Москве что-то забыли? Российская база выбила из рук Минска когда-то самый «бронебойный» аргумент – союзнический.


Другой сценарий

Для российского истеблишмента, после размещения базы ПРО в Румынии, стало очевидным, что НАТО готовит нападение на Россию. Это никого в России не удивило, так как РФ научилась жить с санкциями. Так что пока, к сожалению, все идет по колее надвигающейся жестокой и бескомпромиссной ядерной войне, для предотвращения которой Россия, естественно, не мыслит со своей стороны каких-либо уступок. На фоне этого факта все маневры Минска с Западом выглядят комариными пируэтами над свечкой. Кто-то очень хочет поджариться…

Более того, есть ощущение, что А. Лукашенко с дрейфом на Запад явно засиделся, потратив наиболее удачное для для данного поворота время в 2015 году. Возможно, В. Макей слишком долго торговался. Но сейчас уже впереди осенние выборы в США, появление в Белом Доме вероятно все-таки Хиллари Клинтон и неизбежный переход конфронтации с Россией на совершенно немыслимый со времени Карибского кризиса уровень. К сожалению, до настоящего времени нет каких-либо позитивных тенденций, отводящих угрозу глобального конфликта. Конечно, будем надеяться на благоразумие, но…

По этой причине отношение к политике А. Лукашенко в Москве весьма брезгливое. Никто торговаться с белорусским президентом не будет, когда на повестке дня стоят столь глобальные проблемы и угрозы.


Очередной «охмуреж»?

Понятно, что Минск в очередной раз попытается обмануть Москву или уговорить. Именно на это рассчитана программа посещения С. Лавровым белорусской столицы. С использованием «домашних методов», а российского министра, естественно, будут буквально душить гостеприимством и хлебосольством, С. Лаврову будут объяснять, что связи А. Лукашенко с украинским руководством и тем же М. Саакашвили исключительно полезны именно Москве, как и братская дружба А. Лукашенко с покровителем ИГИЛ и убийцей российских пилотов Р. Эрдоганом. Белорусские «эксперты» будут твердить, что контакты с США, включая диалог о судьбе правящей в Беларуси династии, являются лишь встречами любителей итальянской оперы, а белорусское «сидение на двух стульях» является старинной белорусской традицией и не имеет ничего общего с политической проституцией и т.д. Только вот вряд ли полет белорусской экспертной мысли вернет столь необходимое сейчас А. Лукашенко доверие со стороны России. Точка невозврата пройдена еще в 2015 году. Вернуться назад невозможно, сколько не «охмуряй» насторожившегося партнера…

Новости по теме

Новости других СМИ