"Доллары меняют на черном рынке, как во времена перестройки". Впечатления белоруски о Венесуэле

Наталья Костюкевич / Фото: Reuters / TUT.BY

В Венесуэле чрезвычайное положение, инфляция превышает 500% и дефицит некоторых продуктов. Страна на грани коллапса. Недавно там побывали и белорусские туристы.

По просьбе TUT.BY одна из них, пожелавшая не называть своего имени, рассказала, заметен ли кризис им — иностранцам с другого континента.


Поездка

— В Венесуэле я была во второй раз. Впервые посетила эту страну в прошлом году. У меня там друзья. Во время этой поездки была в Каракасе и на курортах Чорони, Колония Товар, Тукакас.

Летела туда на рейсе Париж-Мадрид-Каракас. Билет в обе стороны стоил 560 евро. Из Минска добралась до Вильнюса, оттуда на лоукосте — до Парижа.
В Каракасе жила у друзей, на курортах жилье арендовала. Например, снимала комнату в посадах (гостевых домах). Сутки там стоят четыре доллара.

Для белорусов, которые приезжают в Венесуэлу не более чем на 90 дней, виза не нужна. По прилету в аэропорту я заполнила миграционную карту и анкету о состоянии здоровья. Там были вопросы о том, не болит ли у меня голова, нет ли диареи. Но по итогу, человек, который собирал эти анкеты, их даже не смотрел. Если бы я написала, что у меня какое-то заболевание, как бы они меня нашли?


Деньги

— В Венесуэле несколько курсов валюты. Официальный: 1 доллар — 10 боливаров, и на черном рынке: 1 доллар — 1000 боливаров. Естественно, те, у кого есть доллары, меняют их на черном рынке.

Минимальные зарплаты там около 40 тысяч боливаров. Понятно, что кто-то зарабатывает и больше. Но тем, у кого невысокий доход, приходится экономить. Многие предприятия работают по два-три дня в неделю, но людям платят, как за полную рабочую неделю.

"Доллары меняют на черном рынке, как во времена перестройки". Впечатления белоруски о Венесуэле

Фото: Reuters

Килограмм тунца на рынке стоит три тысячи боливаров, курицы — 2300 боливаров, помидоров и огурцов — 500 боливаров. Поужинать в кафе рыбой с овощами, рисом, свежевыжатым соком можно за 5 000 боливаров. Для туристов это недорого, учитывая, что они приезжают с валютой.

Местным, у которых нет денег, приходится ходить в государственные магазины и стоять в очередях. Цены там намного ниже, чем на черном рынке. Но посещают такие магазины по дням в соответствии с ID. Например, если в твоем ID есть определенная цифра, то ты можешь пойти в этот магазин в понедельник и купить там туалетную бумагу. Во вторник за ней прийти уже не можешь. Причем, как я поняла, есть ограничения, сколько именно разрешено купить.

В очередях в государственные магазины люди стоят несколько часов. За три недели в Венесуэле я видела всего две такие очереди, одна из них была за памперсами и в ней было около 150 человек. Рядом с очередями стоят сотрудники полиции. Они контролируют, чтобы не начались драки.

Все дефицитные продукты можно приобрести у поставщиков, но стоить они будут дороже, чем в государственных магазинах. Поставщики — люди, которые где-то достают товар и привозят его тебе. Напоминает ситуацию, когда во время Советского союза какие-то продукты и вещи доставали по блату.

Трудности есть, но сказать, что там сейчас абсолютно пустые магазины и людям нечего есть, нельзя. Это страна контрастов. Там есть супермаркеты, которых я больше нигде не видела. Три этажа и товары со всех стран мира: соус песто, хамон, различные виды сыра… Но понятно, что туда могут ходить только обеспеченные люди или туристы. Например, 200 грамм хамона стоили 13 000 боливаров. Если у тебя зарплата 40 тысяч, ты вряд ли сможешь его себе позволить. В то же время я видела магазин, где на прилавках был только уксус.

Вообще, все, что там сейчас происходит, очень похоже на времена перестройки. Когда в магазинах в какие-то дни появлялся определенный товар, и за ним стояли гигантские очереди. Но здесь важно понимать, что именно для венесуэльцев в дефиците и почему.

"Доллары меняют на черном рынке, как во времена перестройки". Впечатления белоруски о Венесуэле

Фото: Reuters

Экономический кризис у них начался не сегодня, в прошлом году, например, тоже были перебои с туалетной бумагой. Но в стране прекрасный климат и растут какие угодно овощи и фрукты. Голод в таком месте сложно представить.

Венесуэльцы привыкли есть много и хорошо. Причем они любят мучные блюда, например, арепу. Это кукурузная лепешка, внутрь которой кладут мясо, какие-то сосиски, сыр — все, что захочешь. Еще у них популярна эмпанада — чебурек с различными начинками, всякие булочки с мясом, ветчиной и сыром. Это ты найдешь практически в каждом кафе. И там для туристов недорого.


Каракас

— Люди в Каракасе не создают впечатление бедных. Очень красивый город, по которому ездят дорогие машины, у многих венесуэльцев там современно обустроенные дома и квартиры. Из-за жары люди одеты просто, например, в штаны и майку, но выглядит это красиво. Многие брендовые магазины, которые есть в Европе, работают и там.

"Доллары меняют на черном рынке, как во времена перестройки". Впечатления белоруски о Венесуэле

Фото: Reuters

Ощущение, что у всех есть работа, потому что во многих местах, где, казалось бы, помощь персонала не нужна, все равно работают люди. Например, на улицах много дворников, в некоторых магазинах есть специальные люди, которые на кассе кладут покупки в пакет.

Очень много кафе, баров и ресторанов. Моя знакомая показала сборник всех возможных кафе в Каракасе — так это был целый том. Там есть заведения на любой вкус: от элитной молекулярной кухни до фаст-фуда. Причем много мест, где можно попробовать тайскую, японскую и китайскую кухни.

В ресторанах полно посетителей. Ситуация, как у нас: у людей вроде нет денег, а все забито, негде сесть. Там будто несколько параллельных реальностей. Например, в Каракасе есть и гигантские районы трущоб, куда вообще нельзя ходить.

В столице электричество было всегда, на курортах его могли выключать на несколько часов. Об отключениях предупреждают заранее.


Безопасность

— Я придерживалась базовых правил безопасности. Не выходила на улицу, когда темно, не посещала районы трущоб, не носила украшения и часы, одевалась просто и не брала с собой денег больше, чем нужно на обед или покупки. Дорогой телефон тоже желательно не брать. Но не могу сказать, что люди там прячут от других свои телефоны — многие выходят на пробежки с айфонами в руках.

"Доллары меняют на черном рынке, как во времена перестройки". Впечатления белоруски о Венесуэле

Фото: Reuters

Полагаю, что даже, если бы мы пошли в район трущоб, не факт, что нас ограбили бы. Знакомая рассказывала, что там люди тоже живут по-разному. У кого-то дома стоят ЖК-телевизоры.

На дорогах есть блокпосты. Транспорт и документы у людей проверяют выборочно. При входе в клубы и парки обязательно досматривают на наличие оружия и наркотиков. Венесуэльцы могут носить оружие, но за все время поездки никого с ним я не видела. Заходить с оружием в кафе запрещено.

"Доллары меняют на черном рынке, как во времена перестройки". Впечатления белоруски о Венесуэле

Фото: Reuters


Семьи

— В Венесуэле я много наблюдала за местными семьями и заметила, что детей в них не воспринимают, как какую-то проблему. При этом за все время ни разу не слышала, чтобы дети плакали.

На курортах отдыхало много семей с тремя-четырьмя детьми. Они висят на родителях, едят песок, играют с бездомными собаками — взрослые на все реагируют спокойно.


Язык

— В Венесуэле говорят на испанском языке и мало тех, кто владеет английским. Поэтому без испанского ты там пропадешь. Еще стоит научиться свистеть. Это тоже форма общения: хочешь, чтобы водитель автобуса остановился — свистни.

"Доллары меняют на черном рынке, как во времена перестройки". Впечатления белоруски о Венесуэле

Фото: Reuters


Медикаменты

— За медицинской помощью мы там не обращались. Но знакомая рассказывала, что из-за кризиса в аптеках исчезли контрацептивы и таблетки от аллергии. Многих других лекарств тоже нет.


Молодежь

— Венесуэльцы достаточно крупные. Красивой у них считается фигуристая девушка. Поэтому нормально на 18-летие подарить операцию по увеличению груди. У многих девушек, которых мы видели на улице, силиконовая грудь. Но это смотрится очень органично и считается сексуальным.

Я много общалась со студентами. Они видят, какие возможности есть у страны, какие ресурсы и как много экономических трудностей. Въездной туризм там практически не развивается из-за криминальной обстановки, а на нем можно было бы сделать бизнес, потому что курорты потрясающие.
Это просто страна парадоксов. Думаю, что людям немножко обидно.

Студенты говорят, что хотят уехать из страны, поступить учиться в магистратуру в Великобритании, США…

Новости по теме

Новости других СМИ