"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

ОК, "Белорусский партизан", фото БП

Уже менее чем через месяц в кошельках белорусов появятся новые деньги без четырех нулей и зазвенят монеты. Банки активно готовятся к деноминации, СМИ пугают или объясняют людям, как свести к минимуму неудобства от смены дензнаков. Молодежь перестроится быстро, а вот как относятся к грядущим изменениям пожилые люди в деревнях, пережившие уже не одну деноминацию? За ответом на этот вопрос мы отправились по небольшим деревням Гродненской области.

Проезжаем около небольшого хутора Знайдино. Наше внимание привлек необычный двухэтажный дом: первый этаж был заброшен, стекла выбиты, а вот на втором этаже виднелось одно жилое окно. Замечаем, как из-за угла на нас с некоторой опаской поглядывает мужчина лет 50. Но все-таки любопытство взяло верх - и он вышел к нам на встречу.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

- А сколько людей здесь живет? - поздоровавшись, спрашиваем мы.

- Трое. Все пенсионеры и инвалиды. Раньше на кирпичном заводе работали, а когда закрылся - уже никуда не переезжали, остались тут жить. Да и куда нам деться? Живем нормально, к нам тут два раза в неделю автолавка приходит.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

Спрашиваем про грядущую деноминацию. Наш собеседник уклоняется от ответа.

- Новые деньги... Будут и будут. Вам лучше с Галиной про это поговорить.

Немного ссутулившись, он жестом позвал нас за собой в подъезд полузаброшенного дома.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

Поднимаемся на второй этаж. На обшарпанную площадку нам на встречу с громким визгом выбегает маленькая, но злобная собака. Следом вышла пожилая женщина. Удивленная неожиданным гостям, приглашает в свою маленькую квартиру.

- Про новые деньги говорили по телевизору, так что я знаю, что скоро у нас появятся монеты и рубли. Что там будет потом - посмотрим.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

Поговорив еще немного "за жизнь", отправляемся дальше.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

Приезжаем в деревню Михалино. В одном из дворов копошится женщина. Подходим к ней с расспросами.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

- Как тут все будет - не понятно. Выиграем от этого или потеряем - кто его знает. Нам, пенсионерам, может и тяжело будет привыкнуть к монетам, по-новому пересчитывать деньги. Но со временем, думаю, привыкнем. В деревне никакого ажиотажа по поводу новых денег нет, мы все простые смертные, колхозники. А в городе может оно и более ощутимо.

Первое время, возможно, и обманывать будут. Нужно быть бдительным со всеми этими перерассчетами. Еще могут ходить какие-нибудь недобросовестные люди и пробовать менять новые деньги. Поживем – увидим. У меня только проблема появилась: недавно у меня умер муж, я машину продала, на памятник деньги положила в банк под проценты. Теперь вот боюсь за свои деньги и не знаю, как поступить: забрать или оставить. Вклад у меня в долларах, теперь не знаю, чем это обернется, - рассказывает наша собеседница Таисия.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

Едем дальше. Следующий пункт назначения - деревня Иодковичи. На большом огороде усердно работает на грядках мужчина. Спрашиваем о деноминации и у него.

- А что нам, пенсионерам? Пока ни холодно, ни жарко, а там будет видно, - говорит Иосиф.

- А если у пенсионеров вклады есть?

- Какие у нас вклады могут быть - живем от пенсии к пенсии! Монеты будут только дырки в карманах делать, больше ничего. Со временем, конечно, привыкнем к новым деньгам, все станет на свои места. Ведь деноминация уже не первый раз будет проходить. Если не обманут, не будут округлять цены в сторону повышения, если ущерба не будет - то ничего плохого в деноминации нет. Если бы это в первый раз было, а так кто пожил - тот знает, что это такое, - философски заметил наш новый собеседник.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

Прошлись немного дальше по деревне. Останавливаемся возле ухоженного резного домика. Хозяйка отказалась представляться по имени, но эмоционально рассказала все, что думает о новых деньгах.

- А черт его знает, с этими деньгами! Знаю, что деньги будут другие, а что там дальше... Как придут деньги - тогда и разберемся. Никто ничего не объясняет, никто ничего не говорит, никто ничего не знает. Работаем себе и получаем пенсии. Может и обманывать будут. Да и на теперешних деньгах тоже обманывают.

- Вы пережили уже несколько деноминаций, сложно переходить на новые деньги?

- Понятно, что сложно, а в возрасте уже ничего не понимаешь. Пока войдешь в курс дела... Золотце, всюду же еще обман. А мне так вообще не до этого, мне вот плитку нужно в доме поменять. Кто поможет? Дети? Детям самим нужно помогать.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

Как оказалось, про грядущую деноминацию в деревне слышали не все. Бабушка Мария была ошарашена такой новостью.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

- В Беларуси новые деньги скоро будут. Появятся копейки.

- И что это будет? Я еще пенсии не получала, ничего не знаю. И как это будет, скажите? - взволнованно спрашивала бабушка.

- Вот, например, было 100 рублей, а станет 1 копейка.

- Сто рублей - одна копейка?

- Да. А 10 тысяч станет одним рублем.

- И что я за рубль куплю? - смеясь, говорит Мария. - Я и не знала, что будут новые деньги. В мои годы мне уже не до денег и не до жизни. Телевизор не смотрю - глаза болят. Радио у меня тоже нет.

"Мне уже не до денег и не до жизни": что в деревнях говорят о деноминации

Собираемся в обратный путь. Тут возле нас останавливается "Жигули" и оттуда выходит низенький с залысинами мужчина. Как оказалось - председатель местного сельсовета.

- Что это вы тут делаете? - прищуриваясь, грозно спросил он.

- Фотографируем.

- Здесь нельзя фотографировать.

- Почему?

- У нас тут военное положение. А вы откуда?

- Из Гродно.

- Что-то я вас там не видел.

- А вы что, все 350 тысяч гродненцев в лицо знаете?

Бдительный мужчина так и не представился. Судя по всему, под военным положением он имел в виду подготовку к предстоящим военным учениям, которые должны пройти с 13 по 16 июня в Берестовице.

Напомним, что нынешняя деноминация – уже третья в истории независимой Беларуси. Первая была виртуальная. Купюры, напечатанные в 1992 году, имели в 10 раз большую стоимость чем свой номинал. То есть один рубль просто считали за десять. В 1994 с ценников решили списать один ноль, а деньги начали считать по тем цифрам, которые были на них обнаружены. В 2000 году с ценников убрали еще 3 нуля и выпустили новые банкноты. С тех пор отечественная валюта девальвировалась к доллару на 6000%.

Новости по теме

Новости других СМИ