Украина готовит резерв к вторжению

Михаил Ходаренок, gazeta.ru

Механизм вооружения резервистов «на случай масштабного вторжения» отрабатывает генштаб Украины. «Газета.Ru» проанализировала планы киевской военной элиты.

Генштаб ВСУ отрабатывает механизм вооружения всех украинских резервистов на случай полномасштабного вторжения, сообщает канал «112 Украина» со ссылкой на пресс-службу военного ведомства. В минобороны сообщили, что «все военнослужащие, увольняемые в запас из вооруженных сил Украины, зачисляются в оперативный резерв первой очереди», и уже с начала текущего года с резервистами проводится цикл учений.

Пресс-служба минобороны Украины подчеркивает, что «в каждом военном комиссариате создаются отряды обороны». Комплектуются эти отряды резервистами и военнообязанными в первую очередь на добровольной основе. Офицерские и сержантские должности предлагают занять военнообязанным запаса, представителям общественных патриотических организаций. Готовить эти формирования, информирует военное ведомство, «будут на сборах в течение двух лет». Отряды формируются по территориальному принципу.

У специалистов, знакомых с вопросами стратегического и оперативного развертывания, формирования и оперативного предназначения стратегических резервов, подобные украинские новости вызывают удивление.

В интересах дела разбор украинских псевдомобилизационных полетов надо начать все-таки издалека. В 1991 году, с обретением Украиной независимости, в создаваемые национальные вооруженные силы со всех концов бывшего СССР начали перебираться военнослужащие Советской армии — украинцы по национальности. Многим, кстати, в переводе было отказано, поскольку офицеры не сумели доказать кадровым органам новой украинской армии свое истинное украинское происхождение. Личный состав объединений, соединений и частей, расквартированных на территории собственно Украины, в те времена срочно приводился к присяге вновь образованному государству.

Военнослужащие других национальностей, до августа 1991 года занимавшие руководящие посты в соединениях и объединениях, дислоцированных на территории Украины, в новой армии Незалежной были в срочном порядке освобождены от занимаемых должностей и заменены на проверенные кадры титульной национальности.

Это была самая настоящая чистка украинской армии и флота по этническому признаку.

Впрочем, тогда в России на это мало кто обратил внимание. У этой этнической чистки и выдвижения на руководящие посты лиц титульной национальности было одно крайне неприятное для новой киевской власти последствие — истинно украинские кадры подчас не обладали необходимой компетенцией и требуемыми профессиональными навыками. Особенно это касалось центрального аппарата украинской армии и генерального штаба ВСУ. Новые назначенцы откровенно не тянули неожиданно свалившийся на них груз незнакомых обязанностей. С годами состояние украинских кадров только ухудшалось. В частности, в нынешнем заявлении военной элиты сказано, что «генштаб ВСУ отрабатывает механизм вооружения всех украинских резервистов на случай полномасштабного вторжения» — выражение для квалифицированного офицера-генштабиста удивительное.

Вполне возможно, что украинские военные хотели сказать, что они отрабатывают комплекс мероприятий и действий по переводу вооруженных сил Украины с мирного положения на военное (с проведением мобилизационного развертывания). Можно было выразиться и по-другому: украинцы отрабатывают вопросы доукомплектования (отмобилизования) войск (сил) в установленные сроки личным составом, дообеспечение их вооружением, военной техникой и пополнение материальными средствами за счет накопленных в мирное время или поступающих из экономического комплекса страны всех видов ресурсов, формирования новых соединений и частей, а также боевого слаживания развертываемых войск (сил).

Далее утверждается, что «все военнослужащие, увольняемые в запас из вооруженных сил Украины, зачисляются в оперативный резерв первой очереди и уже с начала текущего года с резервистами проводится цикл учений».

Однако ведь так было всегда, в том числе и в Советской армии.

Все военнослужащие, увольняемые в запас, вставали на воинский учет по месту жительства, приписывались в соответствии с военно-учетной специальностью к той или иной части и периодически для повышения квалификации призывались на сборы. При этом военнослужащие запаса разбивались на разряды в соответствии с возрастом. Что касается стратегических резервов, то они на практике бывают трех видов: внеочередные, первой и второй очереди. Что такое оперативный резерв, да еще первой очереди, известно, наверное, только украинскому генштабу.

Кроме того, генштаб заявляет, что «в каждом военном комиссариате создаются отряды обороны. Комплектуются эти отряды резервистами и военнообязанными в первую очередь на добровольной основе. Офицерские и сержантские должности мы предлагаем занять военнообязанным запаса, представителям общественных патриотических организаций».

Однако задача военного комиссариата не формировать какие-то мифические отряды обороны, тем более на добровольной основе. Он должен призвать военнослужащих запаса и отправить их по предназначению — или на доукомплектование, или во вновь формируемые соединения. А также изъять из экономического комплекса страны технику, предназначенную для дообеспечения существующих и вновь формируемых частей и соединений.

Выдвижение на вакантные офицерские должности представителей общественных патриотических организаций звучит, разумеется, более чем забавно. Хорошо, что в Киеве пока не придумали выбирать командиров рот и батальонов на общих собраниях.

И, наконец, готовить эти отряды украинский генштаб предполагает «на сборах в течение двух лет». Если военнослужащие запаса (приписной состав) подготовлены, то, скажем, сроки доукомплектования частей и соединений и приведения их в полную боевую готовность составляют обычно М3, М5, М7 (то есть третий, пятый и седьмой день с начала мобилизации). Для вновь формируемых частей подобные сроки могут составлять М15, М30, М60, М90. В некоторых случаях (для авиационных частей) — даже М180. Но что украинцы собираются делать в течение М720 — большой вопрос.

Вернемся к выражению об отработке генштабом «механизма вооружения всех украинских резервистов». В том, что резервисты на Украине еще есть, сомневаться не приходится, но вот необходимых запасов современного вооружения, военной техники, материальных средств уже нет. И это наглядно показали военные действия на юго-востоке Украины. Практической пользы в современной войне от плохо вооруженных толп (отрядов в соответствии с новой украинской терминологией) не будет.

Новости по теме

Новости других СМИ