Театр теней в своем репертуаре

Ирина Халип, специально для charter97.org

Суд над партнером Чижа Владимиром Япринцевым – явление поучительное.

Причем сразу по нескольким причинам. Смотрите, граждане бизнесмены, чего категорически нельзя делать. Вам пригодится.

Итак, бывший толкатель ядра Андрей Михневич дает в суде показания: принес Япринцеву 400 тысяч долларов в чемодане – вроде как вложил в стабильный трайпловский бизнес, потом долго ждал то ли возврата, то ли прибыли, а через несколько месяцев после ареста нынешнего подсудимого обратился за советом к Юрию Чижу.

Чиж сказал «ай-яй-яй», как следует из показаний Михневича, и посоветовал не идти с иском в суд, а написать в КГБ – тогда уж точно деньги вернутся. Отставному легкоатлету стоило бы смекнуть, что КГБ не коллекторством занимается, а совсем другими делами, да только если сам Чиж сказал, который траву косит с Лукашенко, как ему не поверить? У него ведь наверняка тайное знание есть, в отличие от народа-лоха.

Теперь Михневич выступает в суде и раскаивается: зачем я писал в КГБ, я ж Япринцева уважаю, он настоящий мужик, спортсменам помогал, у меня к нему «сумасшедшее доверие», он бы деньги вернул… Неудобно получилось, вроде как и доносчиком стал, и с деньгами никакой ясности. Чиж, зараза, попутал.

А Чиж вовсе не попутал. Он просто после косьбы с Лукашенко, да после назначения его личным кошельком, да после получения от Вакульчика почетной грамоты начал считать КГБ чем-то вроде собственной службы безопасности.

Дата задержания Владимира Япринцева удивительным образом совпадает с датой написания Юрием Чижом доноса на своего партнера и заместителя. Правда, непонятно, что было раньше, - курица или яйцо: то ли Чиж написал заявление в КГБ, и в течение нескольких минут Япринцев был арестован, то ли сначала арестовали Япринцева, и Чиж срочно написал заявление, чтобы успеть проявить бдительность и получить еще парочку грамот, которые он ошибочно считал охранными. А это были обычные картонки вроде тех, что школьникам выдают за отличную учебу и примерное поведение в конце учебного года: получил, положил в стол или повесил на стенку, если уж очень нравится, - и забыл. Даже если на этой картонке будет написано «податель сего неприкосновенен» с личной печатью и подписью Лукашенко - цена ей та же, что и школьной похвальной грамоте. И все, что происходит сейчас с Юрием Чижом, старшим и младшим Япринцевыми и другими фигурантами «трайпловских» дел, не вызывает по отношению к ним ни жалости, ни злорадства, – только недоумение.

Неужели за два десятка лет, насмотревшись на хамские аресты и беспредельные суды, на незаконные приговоры и беспардонное вымогательство, на нескрываемые убийства и публичное рейдерство, а кое в чем даже лично участвуя, все эти люди не поняли, что с гэбьем нельзя иметь дел ни при каких обстоятельствах? Неужели не читали, не слышали, не видели, не были знакомы с жертвами? Но такое возможно лишь в двух случаях – либо умственной неполноценности, либо преднамеренной слепоты. На имбецилов все они будто бы не похожи. Значит, сами закрывали глаза, чтобы ничего не видеть, сами так хотели и сами виноваты.

Кстати, насчет ущерба. Заметьте, как пробкой из бутылки выскочил из-под ареста еще один лукашенковский кошелек Евгений Баскин. Потому, говорят официальные лица, что ущерб погасил. Неужто Япринцев или Чиж не погасили бы ущерб, если бы именно это было условием выхода хотя бы под подписку о невыезде? Погасили бы, да еще и в двойном размере, и на чаевые не поскупились бы. Так что вовсе не ощипать Чижа было целью его ареста. Ему просто, как в сказке Шварца, напомнили: «Тень, знай свое место!»

Все они – те, кто считает себя богатыми и независимыми, самостоятельными личностями и спонсорами биатлона, друзьями гэбэшных полковников и милицейских генералов, – должны, чтобы выжить, всегда помнить одну простую вещь. Они – тени бессловесные, ничего больше. С тенями легко управляться – они и платят исправно, и топят друг друга так, что любо-дорого смотреть, и доносы пишут вдохновенно, и радуются арестам других теней. Так что и суд над Япринцевым, и следствие по делу Чижа – всего лишь спектакль в театре теней. Причем даже не премьерный, а успевший осточертеть и самим теням, и зрителям. Но зритель может остаться дома и не пойти в театр. А у тени нет выбора – на то она и тень. Знай свое место.

Новости по теме

Новости других СМИ