МВФ не поверил в реалистичность очередного политического перформанса Лукашенко


Вежливые, уклончивые ответы представителей МВФ свидетельствуют о том, что на этот раз они не поверили в реалистичность очередного политического перформанса Александра Лукашенко даже несмотря на то, что главные роли в нем в национальных вышиванках играли гораздо более профессиональные «актеры», такие как глава Нацбанка Павел Каллаур и первый вице-премьер правительства Василий Матюшевский.

Такое мнение на liberty-belarus.info высказал руководитель Центра Мизеса Ярослав Романчук.

В конце июня завершила работу миссия МВФ в Беларуси в рамках ежегодных консультаций по Статье IV. Она приезжала в нашу страну не для того, чтобы решать вопрос кредитования. Согласно уставу организации такого рода консультации проводятся со всеми 189 странами.

Глава миссии МВФ по нашей стране Питер Долман не обрадовал белорусские власти. Позиция Фонда в отношениях с ними остается взвешенной, осторожной и технократической. Обсуждения конструктивны. Прогресс в отдельных сферах очевиден. Многие формальные показатели для получения кредита выполнены. Однако окончательного решения нет.

У международного кредитора нет уверенности, что Беларусь будет использовать заемные ресурсы для создания институтов новой экономики. Утверждение Александра Лукашенко о том, что курс наш правильный, и модель менять не надо не могло не насторожить МВФ.


Деньги вернули, а осадок остался

Главное препятствие в кредитном сотрудничестве МВФ с Беларусью – фактор недоверия. Белорусские полисимейкеры много раз обещали проведение рыночных реформ, изменение отношение к ручному регулированию цен, господдержке огромного госсектора и жесткому торговому протекционизму. Белорусские власти не раз обещали использовать кредиты для проведения структурных рыночных реформ, поскольку под поддержку системы Госплан/Госснаб МВФ кредитов не дает.

Вспомним обращение Совмина к руководству Фонда от 31 декабря 2008-го, подписанное премьер-министром Сергеем Сидорским и главой Нацбанка Петром Прокоповичем. Наши власти обещали увеличить золотовалютные резервы, обеспечить стабильность финансового сектора и установить «уместные целевые показатели по заработной плате». Было обещано отменить «потолок процентных ставок для кредитов в белорусских рублях», ограничить финансирование неплатежеспособных, убыточных учреждений, а также осуществлять «усиленный мониторинг и надзор за банками, использующими новый механизм необеспеченного залогом кредитования или любую другую исключительную форму финансирования».

Чтобы получить кредит Фонда, белорусские власти обязались повышать тарифы на ЖКУ и либерализовать цены. В рамках структурных реформ Совмин/Нацбанк обязались «расширить поле деятельности частного сектора, открыть экономику для ПИИ и улучшить деловой климат». Фонду не могло не понравиться обещание сократить размер сектора государственного управления, снижения налоговой нагрузки, «ослабление государственного контроля и влияния на производственные предприятия», а также ускорение приватизации.

Среди постоянно действующих критериев реализации кредитной программы с Фондом белорусские власти значились следующие положения: «запрет на накопление просроченной задолженности по внешним платежам, запрет на введение или усиление ограничений на осуществление платежей и трансфертов по текущим международным операциям, запрет на введение или усиление ограничений импорта, вызванных состоянием платежного баланса».

МВФ позитивно воспринял гроздья обещаний белорусских властей. Фонд рекомендовал ликвидировать макроэкономические дисбалансы, снизить инфляцию, отменить валютные ограничения, улучшить деловой климат и принять «амбициозную и прозрачную программу приватизации» для привлечения внутренних и иностранных инвесторов.

После реализации программы МВФ Беларусь должна была иметь сильные институты противодействия внешним шокам и кризисам, большой частный сектор, эффективные институты государства и большую степень интеграции в региональную экономику. На деле получилось чуть ли не с точностью до наоборот.

Едва ли экспертов по Беларуси в Фонде, которые рекомендовали выдать Беларуси кредит в $3,5 млрд. погладили по головке, когда наша экономика после окончания программы с МВФ скатилась в инфляционно-девальвационную спираль. Это как если бы пациент, которой два года был на реабилитации в санатории, был выписан с диагнозом «здоров» и вдруг попал в больницу скорой помощи из-за резкого обострения болезни, от которой он якобы уже избавился.

Как оказалось, белорусские власти весьма творчески интерпретировали свои обязательства перед Фондом. Кредитные ресурсы были проедены. Уязвимость к внешним шокам усилилась. Долговая нагрузка на экономику увеличилась. Административное и регуляторное давление на экономику усилилось. Налоговая система не стала прозрачней и понятней. Приватизация была заблокирована, а институт банкротства так и не заработал.

Обещалки «создадим инвестиционный климат, раскрепостим условия для бизнеса, обеспечим макроэкономическую стабильность, повысим качество государственного управления» кочуют из программы в программу, а воз и ныне там.


Почему осторожничает МВФ

МВФ многому научился, многое понял о сути и механизмах формулировки белорусской экономической политике. Сегодня он корректирует свое поведение с учетом целого ряда факторов.

Во-первых, в Беларуси устойчиво явление бреши имплементации. По-простому говоря, гладко было на бумаге, но забыли про овраги. Подписанный Совмином/Нацбанком международный договор де-факто имеет гораздо меньшую силу, чем распоряжение указ или даже телефонограмма президента и его администрации. Со стороны МВФ в Беларуси менялись главы миссии, эксперты и самые большие начальники.

В нашей стране неизменным остается главный начальник с своими взглядами на народное хозяйство, вертикаль и система принятия решений. Фонд едва ли поверит в утверждение Лукашенко, что он не вмешивается в работу Совмина и Нацбанка. При отсутствии реальных законодательных изменений для обеспечения институциональной независимости этих органов от президента такое заявление является PR-ходом для внутреннего потребления, а не серьезным аргументом в международных переговорах.

Во-вторых, несмотря на заверения белорусских переговорщиков с МВФ о фактической либерализации цен, она не состоялась. Просто изменились методы и инструменты принуждения к нужной властям ценовой дисциплине. Более того, даже ставки по кредитам и депозитам сегодня подвержены регулированию в ручную.

Контрольные органы продолжают кошмарить бизнес за ее нарушение. Правительство по-прежнему считает, что оно должно иметь полномочия наказывать за не обоснованное, с его точки зрения, повышение цен.

Если в рамках нового министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) правительство получит право регулировать цены производителей и импортеров, то это будет прямой возврат к совку, даже если это ценовое регулирование будет подаваться МВФ под соусом борьбы с монополиями. Правительству исполкомам ничего не стоит на порядок увеличить число монополистов и организаций, которые занимают доминирующее положение на рынке, если будут приняты российский или украинские подходы к формулировке антимонопольной политики.

В-третьих, белорусские власти не только не обеспечили стандарты прозрачности и подотчетности своей деятельности, а наоборот еще больше затихарились и зашорились в своих кабинетах. Засекречены государственная инвестиционная и социальная программы.

Гораздо меньше стало открытых данных по оценке текущей деятельности как органов госуправления, так и государственных коммерческих организаций. Созданы не понятные, с точки зрения распределения функций и полномочий, «тройка» по внешнему финансовому менеджменту крупных госпредприятий, а также Совет по финансовой стабильности.

По факту продолжается денежная и административная поддержка убыточных, неплатежеспособных госпредприятий. По старинке в недрах вертикали власти рождаются проекты документов, которые шокируют бизнес сообщество и даже тех членов рабочих групп, которые представляют разные министерства. Таким образом, теневые механизмы принятия решений, а также «серые кардиналы» вертикали оказываются сильнее, чем официальные министры и главы исполкомов.

Белорусские власти после очередной миссии МВФ заявили, что формально выполнили все условия или рекомендации Фонда. Так что дорога к кредиту в ~$3 млрд. должна быть открыта.

Вежливые, уклончивые ответы представителей МВФ свидетельствуют о том, что на этот раз они не поверили в реалистичность очередного политического перформанса Александра Лукашенко даже несмотря на то, что главные роли в нем в национальных вышиванках играли гораздо более профессиональные «актеры», такие как глава Нацбанка Павел Каллаур и первый вице-премьер Василий Матюшевский.

Новости по теме

Новости других СМИ