Москва будет выбивать у Лукашенко газовый долг

Александр Класковский, Naviny.by

Белорусский премьер Андрей Кобяков вернулся из Москвы несолоно хлебавши. На переговорах 12 июля его коллега Дмитрий Медведев нравоучительно заметил, что нефтегазовые проблемы нельзя «запускать сильно, потому что потом очень трудно находить решения».

Речь идет об очередном конфликте-дежавю. Белорусская сторона с января примерно вполовину недоплачивает за газ, считая цену несправедливой; Россия же с начала июля урезала поставки нефти примерно на 40% (данные Reuters). В Москве не скрывают, что это наказание за газовый долг, переваливший за 200 млн долларов еще в мае.

Ранее подобные коллизии приводили к нефтегазовым войнам, которые сопровождались информационными перестрелками, жесткими заявлениями политических лидеров. Чаще шел на вербальное обострение Александр Лукашенко. Но сейчас он упорно молчит.

А Медведев тем временем настойчиво советует Кобякову договариваться, «не заводя ситуацию в тупик». Однако по итогам встречи в Москве условились лишь провести «углубленные консультации» с участием членов правительств и руководителей компаний по взаимодействию в области топливно-экономического комплекса.


Почему усох энергетический грант

Понятно, что ни Медведев, ни тем более Кобяков не принимают политических решений. Нефтегазовые же (да и вообще экономические) отношения между Минском и Москвой всегда были и остаются элементом большой политики.

Независимые экономисты на цифрах доказали, что «белорусское экономическое чудо» (в 2000-х годах Лукашенко действительно обеспечивал электорату динамичный рост уровня жизни) держалось в основном на российских субсидиях, и прежде всего энергетических. Беларусь, в свою очередь, устами руководства патетично гарантировала Москве роль стратегического плацдарма: ляжем, если что, под танки НАТО и т.п.

Теперь нефтегазовый грант усох, во-первых, из-за удешевления энергоносителей. Во-вторых, как полагают в Минске, из-за скупости большого восточного союзника. С апреля «Газпром», например, вновь снизил цену газа для Армении, а мы чем хуже?

В Москве же могут сказать: вот армяне действительно союзники, а вы юлите. Ведь только Ереван проголосовал против резолюции по Крыму на недавней сессии ПА ОБСЕ в Тбилиси, белорусская же делегация от голосования просто уклонилась.

А замминистра иностранных дел Елена Купчина заявила 11 июля в Киеве, что Беларусь не видит прямой угрозы для своей безопасности от предстоящего размещения батальонов НАТО в Польше и странах Балтии. Это сейчас рефрен белорусской дипломатии, несколькими днями ранее в Риге аналогично высказался глава ведомства Владимир Макей.


Белорусский союзник бонусов не заслужил?

Понятно, что линию на дипломатическое лавирование между кремлевским молотом и натовской наковальней мог санкционировать только президент. Вот и заявляет анонимный московский источник Reuters, что сокращением нефтяных поставок Москва де-факто наказывает Лукашенко «за разворот к Западу и критические высказывания в адрес России».

Трудно утверждать, на самом ли деле снижение поставок продиктовано непосредственно политическими мотивами, но, во всяком случае, слова источника можно рассматривать как эхо настроений в московских элитах. Белорусского союзника считают все более скользким, ненадежным.

О том же косвенно говорит и решение российского руководства разместить новые войска в Смоленской и Брянской областях. С одной стороны, это страховка на случай, если Беларусь вопреки клятвам не особо разгонится ложиться под танки НАТО. С другой стороны, такой силовой кулак будет объективно давить на психику не только нынешнего, но и любого руководства в Минске и может быть использован в некой критической ситуации, чтобы удержать Беларусь в орбите Кремля.

В общем, нетрудно догадаться, что Лукашенко у российского руководства сейчас не в фаворе. Так что воспитательный момент в переводе Беларуси на нефтяную диету не исключен. Однако и чересчур прижимать союзника, как показывает опыт, — дело хлопотное, чреватое скандалом. Да и в принципе союзников у Москвы раз-два и обчелся.

Во всяком случае, все прежние экономические конфликты между Россией и Беларусью заканчивались некими компромиссами, причем нередко на бо́льшие уступки шла Россия.


Кобякову не велено выбрасывать белый флаг

Между тем финансово-экономические проблемы Беларуси усугубляются. Не помогает и то, что внешней торговлей напрямую вменено заниматься МИДу.

На рабочем совещании с руководителями белорусских диппредставительств 13 июля в Минске глава ведомства Макей был вынужден заострить внимание на том, что задание по экспорту не выполняется. По словам министра, в стоимостном выражении падение экспорта за пять месяцев составило 19,2%, «больше всего просели поставки (из Беларуси за границу. — А.К.) нефти и нефтепродуктов, сжиженного газа, удобрений».

Нетрудно понять, что урезание поставок нефти из России еще больнее ударит по доходам Беларуси от продажи нефтепродуктов за рубеж.

Вообще внешняя торговля снова жестоко минусует. В экономическом обзоре, который подготовили специалисты Банка развития, отмечается, что отрицательное сальдо экспортно-импортных операций с товарами и услугами за январь — апрель составило 170 млн долларов, что на 430 млн долларов ниже, чем за аналогичный период 2015 года. Сохранение дефицита платежного баланса и необходимость погашения валютного госдолга создает давление на золотовалютные резервы и курс национальной валюты, подчеркивают эксперты банка.

Между тем резервы эти и так с гулькин нос, а перспектива значительной девальвации рубля после деноминации, призванной укрепить к нему доверие, — это для белорусского руководства просто ужас, летящий на крыльях ночи.

Так что для спасения от обвала очередной конфликт с Москвой надо бы уладить как можно скорее. Однако Кобяков очевидно не получал от Лукашенко распоряжения ехать в Москву с белым флагом. Капитуляция в этом вопросе может лишь раззадорить Кремль, станут дожимать и в другом.


Тихий компромисс или новый скандал?

Как же с учетом переплетения разнонаправленных факторов будет развиваться нынешний нефтегазовый спор?

Сейчас одинаково вероятны как тихий компромисс, так и «эскалация конфликта с выходом в публичную плоскость», заявил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Недоплатой за газ Лукашенко с точки зрения Москвы «вышел за пределы дозволенного», там опасаются, что такое поведение «создает нежелательный прецедент для других потребителей газа», объясняет аналитик.

Скорее всего, Москва все же вынудит белорусскую сторону сполна расплатиться за газ, спрогнозировала в комментарии для Naviny.by экономический аналитик, редактор онлайн-издания «Белрынок» Ирина Крылович. Однако при этом, по ее мнению, российская сторона де-факто, возможно, пойдет на компромисс, своеобразную компенсацию в рамках иных схем — скажем, через предоставление очередного кредита.

При этом как ни парадоксально, но «чем хуже платежный баланс, тем больше шансов, что Минску даст деньги МВФ», поскольку он все-таки заинтересован в финансовой стабильности Беларуси, считает Крылович.

Добавлю, что даже если Россия возобновит поставки нефти в прежних объемах, то прежних прибылей белорусской нефтепереработке не видать как собственных ушей. Цена нефти, похоже, надолго застрянет в районе 50 долларов за баррель или даже чуть ниже.

А поскольку избавиться от нефтяного проклятья белорусской экономике пока не светит (и без реформ не засветит), то, вопреки клятвам, руководству страны придется и впредь громоздить пирамиду внешнего долга.

Новости по теме

Новости других СМИ