Турция: янычары 21 века

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Военный переворот в Турции (в ночь с 15 на 16 июля 2016 г.) практически мгновенно затмил террористический акт во французской Ницце, быстро заняв первое место в мировой ленте новостей.

Однако пристальное внимание мировых СМИ к путчу турецких полковников и обильные комментарии политических экспертов быстро запутали не только ход мятежа, но и наплодили массу вопросов о сценарии выступления турецких военных и их целях. Но сам переворот произвел неизгладимое впечатление.


Первые мнения

Буквально с первых минут путча бросилась в глаза решимость мятежников и их самоотверженность. Танки на улицах Анкары и Стамбула словно выросли из-под земли, солдаты продемонстрировали готовность идти на любое кровопролитие, что тут же проявилось на берегах Босфора, где воинские подразделения принялись поливать из автоматов безоружных горожан. Буквально потрясло активное использование авиации для ударов по правительственным зданиям и улицам турецкой столицы. За всем этим чувствовалась невероятная ненависть к президенту Р. Эрдогану.

Стоит сразу отметить, что данная попытка военного переворота в современной истории Турции, уже пережившей четыре захвата власти, оказалась самой кровавой, Число жертв уже перевалило за две сотни и большинство из них оказались гражданскими лицами. В общем, людей, стоит напомнить, своих соотечественников, не жалели, что косвенно свидетельствует о глубоком политическом расколе, поразившем турецкое общество.

Путч оказался все-таки очень плохо организованным, каким-то хаотичным. К примеру, государственный телецентр захватили четыре солдата во главе с майором и т.д. Ни одно из правительственных зданий не было поставлено под контроль…

От всей этой суеты под клекот автоматных очередей сразу отдавало каким-то фарсом. Тем более, что июльский мятеж есть с чем сравнить.

Дело в том, что традиционно мятежи турецкие военные готовят очень умело и продумано, на уровне войсковой операции. Правда, стоит отметить, что во главе путча не оказалось ни одного генерала, их в основном только брали в плен.

Организаторами мятежа выступили полковники, в основном, между прочим, из военно-воздушных сил, а исполнителями оказались молодые лейтенанты. Но к сценарию придется вернуться, так как еще большее удивление вызвало поведение Р. Эрдогана.

Президент Турции, вылетев на своем борту №1 из маленького курортного городка, куда он направился отдохнуть на выходные, вдруг заметался в воздушном пространстве собственной страны и стал запрашивать страны Европы о возможности укрыться на их территории. Берлин, между прочим, отказал наотрез…Президент Турции просто испугался. А ведь как чванливо, причем совсем недавно Рэджеп себя держал – строгий, неумолимый, ну словно потомок султанов.

Факт «воздушной суеты» очень красноречиво характеризует авторитарных лидеров, которые, как правило, являясь исключительно жестокими людьми, остаются при этом невероятными трусами и, когда становится реально «жарко», то готовы бежать хоть на край света. Но все это перекрывает то, что сделал Р. Эрдоган, как только добрался до скайпа (других средств информации он был лишен). Турецкий президент призвал народ поддержать его и выйти на площади… т.е. под пули.

Сторонники Р. Эрдогана действительно бросились с голыми руками на патрули мятежников. Все это закончилось большой кровью. Эта кровь во многом на совести президента страны.

Не является большой тайной и то, что турецкие спецслужбы, включая все разновидности внешней разведки, контрразведки, военной разведки и еще целого букета тайных структур, провалили все что могли, если, конечно, сами не были зачинщиками заговора. И все-таки, несмотря на то, что в ходе кризиса спецслужбы оказали поддержку законному президенту, не исключено, что если бы у путчистов определился успех, то турецкие разведчики мигом бы поменяли фронт.

И, конечно, нельзя не отметить роль и место в этой кровавой истории НАТО. Вернее, отмечать то и нечего… Нет никакого НАТО, а есть просто пустая и глупая вывеска, за которой «черная дыра». Стоит напомнить, что военный переворот проходил в натовской стране натовскими военными, а НАТО в этой истории вроде, как и не причем.

Как-то тускло и невнятно в этой ситуации выглядит и Вашингтон, который отделался сожалением о перевороте и словесной поддержке законной власти. Между тем, стоит напомнить, что в Турции хранятся американские ядерные боезапасы.


Р. Эрдоган

Первая тайна турецкого мятежа – почему уцелел президент? Ведь, как правило, именно устранение с политической арены главы государства, а также, вместе с ним премьер-министра и спикера парламента, является первой целью любого военного переворота. Однако путчисты бросились блокировать президентский дворец, в котором не было президента (!). В итоге, все-таки, чем не угодил военным Р. Эрдоган?

В принципе, тюрковеды давно намекали, что «сколько веревочке не виться…». Все последние два-три года из Турции, как правило, приходили плохие новости.

Мнения о том, что Р. Эрдоган играет с огнем, причем, как на внешней, так и на внутренней политических аренах одновременно, стали уже привычной политической формулой. Придя к власти в результате выборов, турецкий президент, представляя из себя личность, бесспорно яркую, действовал в абсолютно авторитарном стиле, не считаясь ни с политическими оппонентами, ни с соседями.

В итоге, очень быстро Р. Эрдоган оказался в крайне сложном и неопределенном политическом положении. Изначально имея прекрасные отношения с Евросоюзом, Россией, Сирией и Ираном, он очень быстро оказался на внешней арене в полной изоляции, «ударив в спину» России во время её операции против ИГИЛ в Сирии и втянувшись в шантаж ЕС беженцами.

Установление режима личной власти в Турции шло семимильными шагами, сопровождаясь фантастической идеологической мозаикой самого широкого спектра от социальной демагогии до неоо(?)сманизма и, опираясь на репрессии против относительно развитого гражданского общества и традиционно «зубастых» местных СМИ. Единения населения и политического класса под руководством Р. Эрдогана не получилось, раскол общества достиг масштабов «холодной гражданской войны», что в итоге сказалось в ходе мятежа, когда одни граждане радостно приветствовали танки мятежников, а другие шли под пули с именем президента на устах.

Страна оказалась под контролем многочисленных спецслужб, которые создали ситуацию ужаса в обществе под грохот непрерывных терактов. Стоит напомнить, что в последние два года Турция стала мировым эпицентром террористических атак, которые происходят в стране каждые два-три дня. Однажды автор этих строк сам оказался непосредственным свидетелем такого теракта прямо в центре Стамбула.

Кошмар непрерывных терактов суммировался с серьезными обвинениями ближайшего окружения Р. Эрдогана в коррумпированности, которая по косвенным признакам достигла невиданных размеров. В стиле традиционных авторитарных политических режимов быстро сформировавшаяся президентская «семья», действующая как типичная организованная преступная группировка, в которой, по традиции, особую роль занимали близкие родственники президента, включая его сына, стала «выгребать» деньги из страны, не гнушаясь ничем. Именно сын турецкого президента до настоящего времени контролирует продажу на внешних рынках нефть ИГИЛ.


Армия

Турецкая армия с времен Ататюрка является исключительно важным и почти полноценным государственным институтом власти в республике, гарантом её светского формата. Армия является гордостью страны и её народа, служить в неё идут с огромным удовольствием и молодые люди гордятся формой турецкого солдата.

Гордостью армии, в свою очередь, является её офицерский корпус, комплектующийся выпускниками как собственных училищ, имеющих возможности дать высококлассное военное образование, так и закончившими лучшие военные учебные заведения США, Великобритании, Франции и т.д.

Турецкий генералитет не раз брал власть в стране, зачастую выступая в роли гаранта Конституции и светских традиций, заложенных в стране после ликвидации Оттоманской империи.

Но стоит отметить и то, что турецкая армия не первый год не выходит из боев. Причем от обилия «фронтов», где реально ежедневно погибают турецкие военнослужащие, буквально кружится голова. Главный удар турецкая армия наносит по собственным турецкий курдам, периодически переходя границу Сирии и Ирака и, расстреливая из крупнокалиберной артиллерии, а также бомбя с воздуха курдские деревни и города на территории трех стран.

Армия привлечена к борьбе против волны терроризма, захлестнувшую Турцию. При этом не очень ясна роль турецких военных в отношении ИГИЛ, тем более, что Анкара находится в коалиции против исламского государства во главе с США, что не мешает ей потворствовать ИГИЛ, натравливая данный террористический интернационал на президента Сирии Б. Асада. Стоит напомнить, что до появления в Сирии российской авиабазы, турецкие ВВС участвовали в боях по всей сирийской территории.

Вряд ли Р. Эрдоган не понимал и не видел потенциальную опасность, которую для него несет отмобилизованная и боевая армия, насыщенная вполне политически зрелыми офицерами и генералами. По этой причине Р. Эрдоган с одной стороны подвергал армию постоянной кадровой чистке, а с другой стороны пытался внедрить в сознание военных и закрепить в их головах исламистские воззрения. Видимо, и с первым и со вторым Р. Эрдоган переборщил…


Кто стоял за спиной путчистов?

Версий в отношении главных «кукловодов» путча огромное количество, но стразу стоит сказать, что объявленный главным виновником кровопролития – исламский теоретик и публицист эмигрант Гюлена, скорее всего сам узнал о путче из сообщений СМИ.

Версия о «западном» варианте переворота имеет право на существование, так как её сторонники указывают на то, что НАТО и ЕС весьма болезненно отреагировали на разрешение российско-турецкого кризиса. Стоит напомнить, что первой реакцией на нормализацию отношений между Москвой и Анкарой считается жуткий теракт в стамбульском аэропорту имени Ататюрка.

Но в тоже время есть ряд сомнений, что Запад мог пойти на подготовку военного переворота, не рискуя вообще потерять страну не только имеющую стратегическое значение на стыке континентов, но и содержащей на своей территории важнейшие базы с местами складирования ядерного оружия, о чем уже говорилось выше.

Хотя, с другой стороны, получившийся вместо стройно организованного мятежа бардак со стрельбой чисто инстинктивно хочется увязать с работой западных спецслужб. Действительно, для примера, деятельность французских и бельгийских структур, призванных обеспечить безопасность своих граждан от терактов второй год не критикует только ленивый.

Не навязывая никому отдельно взятого мнения, все-таки наибольшую перспективу имеет «национальная» версия: заговор созревал в среде прозападных и образованных офицеров – патриотов не выше полковника (выше уже прошла «метла» чисток), которые считали, что Р. Эрдоган ведет Турцию к территориальному развалу (выделение Курдистана) и политическому расколу в формате авторитарного режима. Именно поэтому путчисты заявили, что все внешние связи страны после переворота переформатироваться не будут и сохранятся. Понятно, что мятежники ожидали, что их захват власти будет поддержан Евросоюзом и НАТО.


Что дальше?
Мятеж еще не закончен. Несмотря на то, что количество арестованных путчистов перевалило три тысячи, нельзя исключать, что где-то на окраинах страны, в гарнизонах, путч может получить второе дыхание. Но ясно, что в любом случае структуре власти, который создавал Р. Эрдоган последние два года пришел конец. Турецкий президент, естественно, воспользуется путчем для переформатирования турецкой республики. Но возможности у него ограничены.

Если турецкий президент начнет устраивать репрессии и карать направо и налево, против него мигом организуется новый заговор, который, скорее всего, закончится успехом;

Есть Р. Эрдоган, сделает выводы из путча и попытается переформатировать свою политику, то он мигом превратится в «хромую утку», не способную выдержать ранее объявленный политический курс, что приведет к политическим расколам и изоляции авторитарного лидера (традиционная проблема авторитаризма). Итог будет закономерный…

В любом случае, Турция выходит из политического кризиса совсем другой страной.

Новости по теме

Новости других СМИ