Япринцев был готов отдать Чижу за долги сына весь свой бизнес

TUT.BY

19 июля в суд по делу Япринцевых доставлен бизнесмен Юрий Чиж, находящийся под стражей.

Прокурор попросил Юрия Чижа рассказать, когда и при каких обстоятельствах тот познакомился с Владимиром Япринцевым. Чиж ответил, что познакомились на тренировках в 1983—1984 году.

«В 1992 году я создал „Трайпл“ и пригласил туда Япринцева-старшего. На первом этапе там были другие учредители, потом распределение было таким — у меня 67%, а у Владимира — 33%», — рассказал Чиж. По его словам, в компетенцию Япринцева- старшего поначалу входили в основном вопросы безопасности компании, но потом он стал заместителем генерального директора и партнером.

Гособвинитель также поинтересовался, когда «Трайпл» стал заниматься с нефтепродуктами. По словам Чижа, нефтепродуктами «Трайпл» занимался около 10 лет, с 2002 по 2012 годы, и после этого осталось очень маленькое направление по нефтепродуктам у одной из дочерних компаний.

«Я имел минимальное отношение к этому [торговле нефтепродуктами]», — отметил Чиж. По его словам этой темой занимался первый заместитель Ботвинко.

Юрий Чиж также подчеркнул, что Япринцев мог быть осведомлен об объемах продажи нефти, но не более того: «Не готовил документы. В переговорах не участвовал».

Отвечая на вопрос прокурора, имел ли Япринцев-старший предоставлять какие-либо гарантийные письма, Чиж ответил, что право подписи было только у него и первого заместителя Ботвинко.

«Все документы финансовые обычно через совет. Право подписи у меня, второе — у Ботвинко. Все четко — предоплата или банковские гарантии. Гарантийные письма предоставляются редко — это значит, у вас недостаточное обеспечение. При наличии таких писем мы обязаны уведомлять банки-партнеры», — рассказал бизнесмен.

Также выяснилось, что если Чиж и Ботвинко отсутствовали, Япринцев имел право подписи. Но при этом Ботвинко и Чиж должны были знать, что он подписывает.

Юрий Чиж также рассказал о знакомстве с другими фигурантами и свидетелями по этому делу.

«С Казиком [Казбек Япринцев — прим. TUT.BY] более 20 лет знаком. Короткое время работал в наших структурах, потом они с Арабяном [Александром Арабяном — третьим обвиняемым по делу Япринцевых] ушли на свои хлеба», — пояснил бизнесмен. По его словам, и Казбек Япринцев и Александр Арабян работали в фирме «Трайплметаллтрейд», которая ранее входила в состав «Трайпла».

«Нефтянка не входила в сферу деятельности», — отметил Чиж.

Знакомство с Михаилом Мамиашвили у Юрия Чижа также состоялось на ниве спорта. «Знаю его с конца 80-ых. Занимались оба греко-римской борьбой, через спорт познакомились», — пояснил он.

Обвинитель также спросил у Чижа, знаком ли тот с Юрием Савяком (основным потерпевшим по делу Япринцевых, по его словам он потерял около 27 млн долларов — прим. TUT.BY).

«С Савяком знаком с 2013 года. Был в Москве, позвонил Мамиашвили просил срочно встретиться. Он привел Савяка, который хотел покупать нефтепродукты в Беларуси. Это было их совместное предложение. Мы к тому времени свернули поставки на внешний рынок. Он сказал про предложение от Казбека и Арабяна. Я сказал, что они у нас этим не занимались. Больше к этому не возвращались», — прокомментировал бизнесмен.

Он также сообщил, что Савяк контактировал с обвиняемыми: «Да, я в Москве видел их вместе — Казик, Арабян и Мамиашвили».

«Первый сигнал в июне 2014 года прозвучал — позвонил Аксентьев и коротко коснулся нюансов — „есть проблемы с офшорами, над встречаться“. Проблема, мол, техническая. Речь шла о задержке займа Мамиашвиви. В сентябре на чемпионате мира в Ташкенте ко мне обратился Мамиашвили. Я пригласил Владимира Геннадьевича [Япринцева]. Но он забрал Мамиашвили и Савяка, и я это не обсуждал», — рассказал Чиж.

Он также пояснил, что тогда, как и в начале 2015 года он был еще не в курсе деталей: «Речь шла о том, что Владимир Геннадьевич должен 10−15 млн долларов — мол, техническая задержка, мы рассчитаемся».

«О документе, о том что „Трайпл“ что-то должен, что есть гарантийные письма за подписью „Трайпла“, я узнал только в 2015 году. Я понимал, то Савяк — технический партнер, это деньги Мамиашвили и Аксентьева», — подчеркнул бизнесмен.

«Диалог был фактически не с Савяком, а между мной и Мамиашвили. В конце июля 2015 года ко мне обратился Япринцев-старший. Пошло давление, Я выехал в Москву, встретился с Мамиашвили и Аксентьевым — там я наконец услышал, что произошло на самом деле. Сумма долга была озвучена — около 32 млн долларов. 15 млн долларов было выдано Аксентьевым, остальное — Мамиашвили, и незначительная часть — Савяком», — сообщил Чиж.

Затем он рассказал, как прошел разговор в Япринцевым-старшим. Партнер сообщил Чижу, что все деньги сгорели еще в 2014 году.

«Сгорели якобы на форексе, у Казбека. Были путанные объяснения. Он предложил через пару дней переписать все свои доли во всех компаниях и взять все обязательства перед кредиторами. Речь шла о сумме 60−70 млн долларов. Но я ответил, что таких сумм на выкуп долей у меня нет», — сообщил бизнесмен. Отвечая на вопрос прокурора, хватило бы этой доли на покрытие долга, Чиж еще раз подчеркнул, что хотя оценки не проводилось, у него не было возможности выкупа доли.

«Я был не готов выкупать эту долю ни за 70, ни за 30 и ни за 15 млн долларов. Падала рыночная стоимость недвижимости, активы у нас сложные, что-то может продаваться и 10 лет… В итоге не договорились. Я отказался от права выкупа. Они оформили долю Владимира Геннадьевича на себя», — подытожил Чиж.

По словам Чижа, Аксентьев инициативы не проявлял, а вот Мамиашвили звонил ежедневно.

«Звонил ежедневно, хотел деньги, требовал купить долю. Приехал к нему, когда Мамиашвили прилетел в Минск, 10 августа. Мы встретились. Я выслушал их требования, они говорили, что завтра Владимир Геннадьевич едет в Москву — и потом за рубеж. У него, говорит, есть документы для получения гражданства другой страны, и деньги на зарубежных счетах. Требовал писать заявления на самом высоком уровне. А 11 августа утром мы встретились еще раз с Мамиашвили в гостинице „Пекин“. Вопрос серьезный, мол, из КГБ забрать заявление нельзя. Михаил взял паузу, сделал несколько звонков и подтвердил, что идут писать заявление. Я пошел с ними», — рассказал Чиж.

Япринцев был готов отдать Чижу за долги сына весь свой бизнес

Владимир Япринцев и Юрий Чиж

Как ранее сообщалось, 4 июля в суде Центрального района Минска начался суд по делу Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна. Они обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 209 Уголовного кодекса, — мошенничество. Статья предусматривает лишение свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества.

Один из потерпевших — проживающий в Польше 36-летний директор компании «Газтранс» Андрей Рабцевич, которому обвиняемые должны были поставить топливо на 3 млн долларов: деньги получили, но обязательства не выполнили. Второй потерпевший — известный спортивными успехами Андрей Михневич, ущерб которому составляет 440 тыс. долларов.

Основной потерпевший, российский бизнесмен Юрий Савяк, потерял 27 млн долларов. Он уже дал показания в суде.

Полученные деньги обвиняемые тратили на собственные нужды, в том числе на возврат долгов и исполнение прежних обязательств перед другими лицами и субъектами хозяйствования. В том числе, как писал TUT.BY и озвучивалось в суде, речь идет о попытках «закрыть» долги Япринцева-младшего от неудачных сделок на «Форексе».

По оценке, озвученной гособвинителем, офшорные компании Strawfield и Edena, связанные с обвиняемыми, фактически осуществляли свою финансовую и хозяйственную деятельность по принципу финансовой пирамиды.

Япринцевы и Арабян не признают свою вину.

Как ранее сообщалось, совладелец холдинга «Трайпл» Владимир Япринцев и его сын были задержаны 11 августа 2015 года. КГБ официально подтвердил задержание бизнесменов лишь в декабре. Глава Комитета госбезопасности Валерий Вакульчик сообщил журналистам, что заявление о противоправной деятельности Владимира Япринцева поступило в КГБ летом 2015 года от белорусского бизнесмена Юрия Чижа и двух его партнеров из России. Позже был задержан и сам Юрий Чиж.

Как выяснил «Ежедневник», на начало февраля 2016 года в головной компании холдинга ООО «Трайпл» Юрий Чиж был собственником контрольного пакета — 66,5%. Остальная доля крупнейшего многопрофильного частного холдинга Беларуси, прежде принадлежавшая Япринцеву-старшему, была поровну поделена между известными россиянами — Иосифом Аксентьевым и Михаилом Мамиашвили (по 16,75%).

Новости по теме

Новости других СМИ