В отношениях Минска и Каракаса исчерпан даже идеологический ресурс

Андрей Федоров, Naviny.by

На фоне острого экономического кризиса в Венесуэле перспективы сотрудничества Беларуси с этой страной выглядят весьма туманными.

На прошлой неделе временный поверенный в делах Беларуси в Венесуэле Владимир Грушевич встретился с министром базовой стратегической социалистической промышленности этой страны Хуаном Ариасом. Стороны обсудили «ряд актуальных вопросов двустороннего сотрудничества в промышленной сфере», сообщила пресс-служба белорусского МИД. Тем самым на официальном уровне было продемонстрировано: несмотря на большие трудности, испытываемые в последнее время этим латиноамериканским государством, партнерство с ним продолжается.

Между тем, о высокой эффективности такого партнерства говорить не приходится. Хотя еще буквально пару лет назад официальные идеологи называли сотрудничество с Венесуэлой одним из наиболее значительных успехов белорусской дипломатии.


Сотрудничество, замешанное на идеологии

На первых порах Беларусь и Венесуэла сближались крайне неторопливо. Соглашение об установлении дипотношений между ними было подписано лишь в феврале 1997 года — к тому времени число стран, официально признавших суверенную Республику Беларусь, перевалило далеко за сотню.

Реальное же сближение началось еще позже — спустя почти десять лет, в 2006 году, во время первого официального визита в Минск президента Венесуэлы Уго Чавеса, который быстро нашел общий язык с Александром Лукашенко.

После этого процесс сближения Минска и Каракаса стал стремительно развиваться. «Команданте» посещал Беларусь еще четыре года подряд, да и его белорусский коллега побывал с визитами в Каракасе трижды (в 2001, 2010 и 2012 годах).

Ни с одним государством, не считая Россию, диалог на высшем уровне не развивался столь интенсивно. При этом Чавес демонстрировал большее уважение к Лукашенко, нежели кремлевское руководство.

В основе возникновения столь близких отношений лежали два главных фактора. Во-первых, в то время Запад ввел санкции против официального Минска из-за многочисленных и грубых нарушений во время президентских выборов. Одну из ведущих ролей в организации данного остракизма играли Соединенные Штаты, против которых Уго Чавес как раз тогда объявил свою «священную войну». Антиамериканизм стал вполне естественной идейной «скрепой» скоропостижной дружбы руководителей Беларуси и Венесуэлы.

Помимо этого, существовал и вполне конкретный прагматический интерес. В те благословенные времена высоких цен на нефть Венесуэла была одной из ведущих нефтедобывающих стран. На фоне белорусско-российских конфликтов, которые периодически вспыхивали на почве «черного золота», дружба с Каракасом пришлась Минску весьма кстати.

Подтверждением тому стал 2010 год, когда в разгар очередного противостояния с Москвой был подписан контракт на поставку в Беларусь из Венесуэлы до 10 миллионов тонн нефти в течение трех лет. Этот проект, казавшийся на первый взгляд фантастическим, был реализован на практике: несколько танкеров с нефтью для белорусских партнеров дошли-таки до черноморских и балтийских терминалов. Трудно сказать, в какой мере это повлияло на белорусско-российские противоречия, но Кремль тогда смягчил свою позицию.

Кроме того, Венесуэла выделила Беларуси кредит в размере 500 млн долларов, а двусторонний товарооборот, равный в 2006-м всего 6 млн долларов, за четыре последующих года достиг полутора миллиардов. Правда, отрицательное сальдо Беларуси при этом составило 1,2 млрд долларов.

В Венесуэле у Беларуси было несколько крупных проектов. В 2007 году белорусские предприятия были допущены к разработкам нефти в штате Ансоатеги на блоке Хунин и месторождении Лаго-Медио. К началу 2012-го специально созданное белорусско-венесуэльское совместное предприятие разрабатывало семь месторождений нефти и шесть — газа. В 2012 году было добыло 1,1 млн т нефти и 790 млн куб. м газа.

Допуск к разработкам нефти и газа венесуэльская сторона увязала с привлечением белорусов к созданию ряда СП и сборочных производств на своей территории.

Так, в 2011 году в Венесуэле завершилось строительство завода по производству автомобилей МАЗ. Белорусы также обязались построить в латиноамериканской стране завод по производству тракторов, технический центр по ремонту и обслуживанию дорожно-строительной, коммунальной и сельскохозяйственной техники, жилье для венесуэльских военнослужащих и ряд других объектов. Большинство из них были введены в строй в 2012 году.

Те годы можно с полной уверенностью назвать пиком романа Минска с Каракасом. Судя по всему, Лукашенко не сомневался в блестящих перспективах сотрудничества с Венесуэлой.


Крушение надежд

Увы, этим надеждам не суждено было сбыться. В 2013 году умер харизматичный Уго Чавес, который горячо и взаимно симпатизировал Лукашенко. Его преемника Николаса Мадуро с белорусским правителем личная дружба не связывала. Хотя в июле 2013 года, вскоре после своего избрания президентом, Мадуро посетил Беларусь с официальным визитом и заверил белорусское руководство в том, что тесное сотрудничество будет продолжено.

Были и объективные причины. Начало правления Мадуро совпало с резким падением цен на нефть, что привело к значительному снижению уровня жизни в стране. За последний год инфляция в Венесуэле составила 700%, в стране наблюдается острый дефицит товаров: наиболее наглядным примером стало введение талонов на… туалетную бумагу.

Как следствие, в прошлом году товарооборот Венесуэлы с Беларусью упал до 30 млн долларов, а в сведениях Белстата за пять месяцев текущего года этот показатель вообще отсутствует.

Вдобавок венесуэльская оппозиция на выборах в декабре 2015 года получила большинство в Национальной ассамблее и теперь пытается провести референдум за отставку Мадуро, а значит, в Венесуэле не исключена смена руководства.

Таким образом, может оказаться неиспользованным приглашение посетить Беларусь, которое Лукашенко передал Мадуро, принимая в январе этого года верительные грамоты у нового посла Венесуэлы. Сомнительно, что в случае прихода к власти оппоненты Мадуро сохранят с Минском прежние отношения.

Если суммировать все эти факторы, становится очевидным: политике Минска в отношении Венесуэлы вряд ли можно поставить удовлетворительную оценку. Фактически это признал и сам Лукашенко.

«Мы только политически успели обозначить «дальнюю дугу» от Венесуэлы, Эквадора через Ближний Восток, Африку, Пакистан на Китай, а практически мало чего сделали», — заявил он в мае прошлого года на съезде Федерации профсоюзов Беларуси.

Главная проблема, однако, не в том, что не успели, а в том, что большинство участников этой «дуги» являются странами, не слишком успешными экономически. А международные отношения, базирующиеся на идеологии, не только не обеспечивают стабильности, но и несут дополнительные экономические риски. Пример с Венесуэлой — тому доказательство.

Новости по теме

Новости других СМИ