Лицензия на предательство

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Жаркое белорусское лето 2016 года постепенно и неуклонно втягивается в не менее жаркую, но уже в политическом смысле, осень. Однако, даже в контексте предвыборной кампании по формированию нового состава нижней палаты белорусского парламента, было бы наивно ожидать на политической арене республики какой-то открытой борьбы политических сил.

Как в любой стране с авторитарной системой политическая конкуренция, как правило, концентрируется вокруг главы государства и происходит в стиле «подковёрных» и кулуарных схваток. Их цель заключается в достижении двух, тесно переплетенных между собой, задач: получить «доступ к телу», то есть войти в «ближний круг» авторитарного лидера, и, одновременно, попытаться навязать руководству страны свои представления о политическом курсе. Но и здесь есть определенные особенности…

Дело в том, что в рамках «авторитарной осени», т.е. периода неуклонного полураспада авторитарного режима, основные вопросы, которые перманентно обсуждаются в политическом истеблишменте, связаны с поиском вариантов элементарного выживания политического руководства, сохранения в его руках власти в стране и обеспечения экономических привилегий сформировавшейся «семье». В этот период любые проекты или стратегии на самом деле имеют своей целью сохранение политического режима и, по сути, являются попытками оттянуть неизбежный распад…


Ресурсов нет

Необходимо учесть, что в условиях позднего авторитаризма о «новом курсе», не связанном с удержанием власти, а направленном на перспективное социально-экономическое реформирование, говорить уже не приходится. Ресурсы для рывка за предыдущие десятилетия бесконечной, несменяемой, безответственной и неограниченной власти уже, как правило, бездумно растрачены, а получить их неоткуда.

Стоит напомнить, что авторитарные режимы не только неплохо приспособлены для шоковой терапии (А. Пиночет), быстрых модернизаций в стиле «азиатских тигров» в контексте «холодной войны», но и поразительно «прожорливы», а также удивительно экономически неэффективны. Вот, к примеру, А. Лукашенко скоро уже четверть века мучает свой народ, пытаясь доказать обратное, неустанно дрессируя госсектор белорусской экономики…

Выжить такого рода режимы могут только за счет или внешней силовой экспансии (фашистская Германия, к примеру) или за счет внешних политических союзников, которых пытаются эксплуатировать…

Однако, в период «авторитарной осени» от внешней политической поддержки, как правило, не остается и следа, что вполне понятно, так как внешние силы от авторитарного «патриарха» ничего хорошего уже не ждут, а скорее видят в нем только источник проблем и неприятностей, замешанных на накопившихся обидах и бесконечных претензиях.

Даже привычные «статусные союзники», вместо того, чтобы обсуждать некие новые «смыслы» и «стратегии», все чаще задаются вопросом: «А кто преемник?». Иногда такие вопросы произносятся в «дипломатическом формате» и контексте «преемственности и сохранения бесценного опыта сотрудничества и взаимопомощи». Насчет «взаимопомощи» мы еще, конечно, поговорим…

Но, не менее интересные процессы в период «политической осени» происходят и на внутреннем политическом поле. Во-первых, говорить о какой-то монолитной поддержке электоратом существующей власти не приходится. Любое новое политическое лицо может легко сломать всю налаженную за десятки лет механику очередной реинкарнации бессменного главы государства. Пример Т. Короткевич на президентских выборах 2015 года очень характерен.

Во-вторых, в рамках «политической осени» начинают стираться границы между провластными и нерадикальными оппозиционными политическими силами. Политические союзники и противники, ожидая смены режима естественным путем, начинают незаметно для себя идеологически и политически сближаться.

В тоже время, политические круги (очень раздробленные, но, тем не менее, существующие), накапливая силы и оглядываясь в поиске ресурсов и союзников, пытаются нащупать собственные «спасательные лодки» на борту авторитарного «Титаника». Это правильно, так как после смены режима вместе с ним, как правило, в политическое небытие уходят и политические противники режима, которые, по - сути, были составной частью авторитарной политической системы. Итак, в спасении заинтересованы все.


Сценарий спасения

Начать с «чистого листа» - традиционная мечта любого правителя. На белорусском примере это можно сделать, только сменив спонсора и политического покровителя. Однако в истории нет примеров авторитарных режимов, которые смогли выжить, поменяв геополитический вектор. Белорусский будет первым? Или, все-таки, не будет?

Судя по всему, А. Лукашенко, построивший свой режим пожизненного президентства исключительно на российском векторе, по ряду политических и экономических причин решил свой геополитический вектор все-таки сменить. Для этого у белорусского руководства есть ряд причин, о которых автор этих строк не раз писал.

Можно напомнить, что в длинном ряду факторов, толкающих А. Лукашенко на Запад, нашлось место уверенности белорусского политического класса в том, что в противостоянии с Западом Россия не устоит. Беларусь не скрывает своего негодования тем, что санкции оказывают негативное влияние на экономику России и Москва не в силах поддерживать Беларусь в прежнем объеме.

Нельзя сбрасывать со счетов и то, что белорусское руководство, ожидая поражение России, хотело бы дистанцироваться от грядущей, как им кажется очевидной «катастрофы». Отсюда и пропагандистская кампания в отношении суверенитета республики, права Беларуси на независимый внешнеполитический курс, нейтральный статус и т.д. Попутно как-то исчезли упоминания о Союзном государстве, российско-белорусской интеграции и союзничестве.

Минск ищет открытый повод и возможность сбросить с себя «руку Москвы», считая, что отдаление от России на Западе А. Лукашенко зачтется, что позволит сохранить правящий политический режим и при новом внешнем покровительстве.

Стоит напомнить, что снятие санкций с Ирана, которое на деле оказалось практически капитуляцией Запада перед Тегераном, очень ободрила Минск.

Однако, данная прозападная стратегия, которую активно продвигает ближайшее окружение белорусского президента под руководством В. Макея, имеет один серьезный изъян – экономическая зависимость от России.


Украинский опыт

Экономика Беларуси не может существовать в отрыве от экономики России.

Беларусь, естественно, не может в этом плане сравниться с Украиной, которая все-таки имеет собственную немалую ресурсную базу и на порядок более развитую экономику, а также разнообразный экспортный потенциал. Но и для Киева разрыв экономических связей с российским рынком обошелся очень дорого. Только через два с половиной года после майдана к лету 2016 года украинская экономика стабилизировалась, но на крайне низком уровне на фоне того, что уровень жизни населения с 2014 года упал в 2-3 раза. В финансовом плане Украина остается на грани пропасти…

Безусловно, украинский опыт внимательно изучен белорусскими властями. Сложность белорусского геополитического маневра как раз и состоит в том, чтобы получить политическую поддержку Запада (фактически войти в сферу влияния ЕС и США), но при этом сохранить экономическую поддержку со стороны России.


Искусство предательства

Любое предательство всегда сопровождается оправданиями. Как правило, предатель пытается прикрыть свои действия целым набором доводов, призванным доказать целесообразность тех или иных его действий, ущемляющих интересы союзника или прямо подрывающих его позиции. В идеале, предатель стремится обвинить союзника в том, что союзник сам виноват в его предательстве («а что ему оставалось делать, если…»).

Как правило, на первом этапе предатель всегда стремится сохранить свои цели в тайне, пытаясь объявить изменения в своей политике действиями в интересах самого союзника.

В 2014-2015 году белорусское руководство, активно развивая отношения с Украиной, придерживалось примерно такой же тактики. С одной стороны Минск использовал набор весьма сомнительных доводов, в которых России сознательно отводилась второстепенная роль. К примеру, сохранение и развитие отношений Беларуси с Украиной оправдывалось тем, что нельзя терять с Киевом солидный товарооборот. При этом Минск, видимо не очень понимая, что творит, продемонстрировал, что на товарооборот с Россией ему наплевать.

Примерно такая же аргументация использовалась в 2009 году, когда Россия ожидала, что А. Лукашенко выполнит своё обещание и признает независимость Абхазии и Южной Осетии. Белорусской стороной использовался аргумент, что данный шаг Минска приведет к ухудшению отношений с Западом. Понятно, что негативная реакция Москвы белорусское руководство не беспокоила. Москва, мол, потерпит…

Но главным прикрытием для формирующегося прозападного курса официального Минска оказался минский процесс. Признание правительства Турчинова и участие в инаугурации Петра Порошенко обеспечило выбор Минска в качестве переговорной площадки для украинского урегулирования.

До осени 2015 года Минск постоянно напоминал Москве, что он выполняет «особую роль» на постсоветском пространстве, «останавливая войну» и «действуя в интересах России». Москва, подыгрывая амбициям А. Лукашенко и используя минский процесс для развития более глубоких процессов в отношениях с Западом, была аккуратна в определении посреднического статуса Минска, апофеозом которого стала встреча «Нормандской четверки» в белорусской столице в феврале 2015 г.

Понятно, что идя на Минск-1 и Минск-2 Россия каждый раз спасала Киев от очередного полного военного разгрома… Но эта тема требует отдельного освещения в свете угрозы развязывания новой войны на Донбассе.


Поворотный момент

Ситуация кардинально поменялась с октября 2015 г. – Минск категорически отказался размещать на белорусской территории российскую базу. Это была точка невозврата, так как «маски оказались сброшены». Именно с осени прошлого года начались челночные поездки В. Семашко в Москву по газовой проблеме. Начались дискуссии об использовании белорусского промышленного потенциала в российской программе импортозамещения, о загрузке заказами белорусского ВПК и т.д. Все эти задачи оказались не решаемыми, но ни одна из них так и не привела к полноценному российско-белорусскому кризису. Почему?


Нужны поводы

Рано или поздно «туман» все равно начинает исчезать и политика заигрывания Минска с Западом становится все очевидной. Если Минск по прежнему старательно маскирует свои маневры с Брюсселем и Вашингтоном, то вот Запад в этом плане более откровенен и иногда даже пытается сознательно унизить Москву, намекая, что Кремль «обманывается» в отношении союзников и Россия, все-таки, оказалась в изоляции».

В этой ситуации, когда скрыть поворот к Западу уже невозможно, Минску как воздух нужны поводы – примеры жесткой позиции Кремля, «давления» Москвы, «стремления России усилить свой контроль» над Беларусью и т.д. Иными словами, то о чем жалуется В. Макей на встречах с западными коллегами, ссылаясь на «давление» со стороны Москвы и указывая на фатальную экономическую зависимость от России, должно стать фактом, не только объясняющим геополитический поворот Минска, но и оправдывающим предательство союзника. В этом случае должна сработать формула «Ну, а что же ему остается делать, когда Москва так себя ведет!».

На фоне поводов А. Лукашенко, а в его лице вся Беларусь, сможет выглядеть жертвой «экспансионистской/агрессивной» России (термины из «СБ»), вызывающей симпатии Запада. В свою очередь, у А. Лукашенко появляются доводы для объяснения с солидной частью белорусского населения, привыкшего считать Россию союзником. Иными словами, поводы нужны, как воздух…


Оправдание предательства

Беда в том, что серьезных поводов нет. Просто нет. Нет ни каких-либо негативных и тем более официальных заявлений в отношении Минска В. Путина и Д. Медведева, нет демонстративных антибелорусских действий российских властей. Газ идет. Кредит все-таки дали. Есть критика Минска в российских СМИ, есть передвижные посты Россельхознадзора на российско-белорусской границе, но этого как-то маловато для оправдания отрыва Беларуси от России.

А. Лукашенко не раз пытался спровоцировать Москву. Стоит напомнить про выступление белорусского президента с посланием в апреле 2016 года, или его речь на саммите ЕАЭС 31 мая в Астане… Однако, на все выпады белорусского президента В. Путин отвечал и отвечает снисходительной улыбкой, едва ли не отмахивался, как от мухи… Даже отказ от размещения российской авиабазы не вызвал между Москвой и Минском какого-либо скандала, который в Беларуси так нетерпеливо ждали…

Но проблема ведь не решена. Политику А. Лукашенко необходимо как-то оправдывать. Причем в оправдании поворота Минска на Запад заинтересовано не только белорусское руководство, но и его политические оппоненты, считающие, что политический режим, оказавшись под сенью Евросоюза, подвергнется неизбежной демократизации. Так что в этом случае, и в очередной раз на антироссийской почве, объективно сложился трогательный союз белорусских властей и белорусской оппозиции.

Это сразу же проявилось в белорусском медиа-пространстве.


Виды апологетики

Даже поверхностный анализ белорусского информационного поля позволяет выделить четыре направления, связанные с апологетикой прозападного курса А. Лукашенко. Во-первых, нельзя не отметить политическую публицистику независимых белорусских экспертов, которые, анализируя проблемы российско-белорусских отношений, буквально отсчитывают часы до момента, когда между Москвой и Минском «сдетонирует».

Именно в белорусской публицистике авторы постоянно намекают, что «терпение Москвы не бесконечно» и вот-вот «Россия накажет Лукашенко».

Специфика жанра (пишут на злобу дня) не позволяет белорусским независимым экспертам говорить о том, что Москва уже начала «давить», так как в этом случае необходимо продемонстрировать факты, которых нет, но такие материалы все равно создают ощущение, что мы наблюдает танец отважной суверенной мухи на кончике липкого языка безобразной газонефтяной жабы. Понятно, что А. Лукашенко и в данном случае уже оказывается в роли жертвы, что и требовалось доказать…

Во-вторых, невозможно не обратить внимание на целый ряд пропагандистских материалов, которые, как правило, выходят из-под «пера» провластных авторов, которые видят свою задачу в «переводе стрелок» на российские СМИ, ведущих, по версии авторов, «грязную» информационную кампанию против «верного союзника». Это именно они «раскалывают» Союзное государство, клевещут на белорусское руководство и извращают миротворческую роль, которую выполняет А. Лукашенко. Данные материалы, естественно, готовятся для российского медиа-пространства и призваны в стиле «лучшая оборона – нападение» сходу отбросить любые обвинения Минска в уклонении от выполнения союзнического долга.


Реплика

Любопытно, что именно в этом секторе информационной войны против России был использован «несокрушимый» довод в отношении далеко несоюзных действий Минска: Беларусь не считает себя обязанной поддерживать те или иные действия Москвы, если российское руководство не считает нужным согласовывать свою политику с Минском.

Этот довод очень интересен, так как позволяет заглянуть в весьма глубокий, можно сказать, «черный омут» российско-белорусских отношений. Дело в том, что в свое время между Москвой и Минском шел весьма интенсивный обмен закрытой информацией, но затем обнаружилось, что А. Лукашенко очень своеобразно стал себя позиционировать на мировой арене, демонстрируя свою «посвященность» и «влиятельность» в Москве.

С падением уровня доверия между Москвой и Минском сокращался и обмен информацией.

Любопытно то, что однажды в одном из белорусских «аналитических материалов» промелькнуло мнение, что Минск и не обязан во всем поддерживать Москву, если внешняя политика РФ не устраивает белорусское руководство. Стоит сразу отметить, что Москва подержит такой формат, так как если Минск ничем не обязан Москве, то, в свою очередь, и Москва ничего не должна Минску, включая финансово-ресурсную поддержку.

Кроме того, если белорусские власти обижает то, что Кремль с ним не согласовывает и не обсуждает свои внешнеполитические действия, то и Москву, в свою очередь, было бы неплохо в союзническом формате проинформировать о специфике военно-технического сотрудничества между Минском и Киевом. Прояснить политику Беларуси в отношении ЕС, США и КНР, объясниться в отношении присутствии белорусов в зоне АТО, воюющих против ДНР и ЛНР, контактов с Катаром и Грузией и т.д. и т.п. Обмен ведь не должен быть односторонним, или у белорусского руководство в этом плане иное мнение?


«Перевод стрелок»

В-третьих, нельзя не отметить и некоторые аналитические материалы, посвященные российско-белорусским отношениям. В рамках этих докладов просматриваются определенные традиции, призванные доказать, что «давление Москвы» или «попытки усилить контроль России над Беларусью» -- уже всем известны и не требуют даже доказательств (!).

Стоит отметить, что если бы такой факт «высокого уровня» политической аналитики встретился только пару раз, то это можно было отнести к досадным казусам, но проблема в том, что пустые и ничем не обоснованные фразы о «давлении» и «контроле» переписываются из одного доклада в другой.

Это обеспечивает выполнение главной цели данного рода «аналитики» -- демонстрации того, что Москва – «агрессор», а Лукашенко (т.е. Беларусь) жертва этой «агрессии» (полностью украинский формат) . И, главное, что прозападная политика А. Лукашенко является вынужденной мерой во спасение суверенитета и независимости республики, то есть фактически реакцией на «непредсказуемую» политику Кремля.

В – четвертых, нельзя не упомянуть демонстративно провокационные и лживые материалы, которые не просто извращают политику России в отношении Беларуси, но и подталкивают страны к публичному кризису в формате информационной войны.

К такого рода материалам можно отнести ничем не обоснованные сентенции о подготовке Москвой в Беларуси путча или политической дестабилизации, направленной против белорусского руководства. Причем аргументация востребованности такого рода действий Москвой исключительно невнятная.

Для чего заставлять Минск разместить на белорусской территории российскую авиабазу, если в данном случае виновником возможных социально –экономических и политических протестов в Беларуси заранее объявляется Москва? Любопытно и то, что нет и необходимых в данном случае ссылок на косвенные свидетельства подготовки такого рода дестабилизации или признаки наличия планов отстранения нынешнего руководства республики от власти и т.д.

Иными словами, в данном случае мы сталкиваемся с одной из самых грубых провокаций, призванных развязать «обиженному» А. Лукашенко руки, но в формате «пожарю утром яичницу на углях от сгоревшего собственного дома». Дальше-то, что делать с развороченной республикой, и в какие деньги обойдется её новая «сборка»?

В итоге, не имея фактов «давления» России на белорусское руководство белорусские информационные ресурсы в режиме постоянного повторения плодят антироссийские мифы и старательно создают антироссийский фон, призванный прикрыть геополитический поворот Минска на Запад. Однако при этом в практически каждом из секторов упорно твердят, что реальных шагов к Западу А. Лукашенко еще не сделал… Если, конечно, не считать, что белорусских президент ловко обменял санкции против Беларуси на обнуление российских антисанкций против ЕС и при этом заработал на контрабанде к лету 2016 года более 5 млрд. долларов (с осени 2014 г.). Белорусский сертификат качества на манго и апельсины нынче денег стоит...


Ну а что Москва?

Стоит сразу отметить несколько ошибок минских дирижеров всей этой кампании по поиску оправданий элементарного предательства.

Во-первых, со стен Кремля вся эта пропагандистская суета выглядят крайне неубедительно и ничего, кроме брезгливости вызвать не может.

Реальные цели и задачи западной политики А. Лукашенко, как и роль отдельных персонажей в формировании и продвижении, включая облаченных в ризы, в России прекрасно известны.

Кроме того, один ответный информационный «залп» только федеральных телеканалов (совокупная аудитория больше миллиарда зрителей) оставит от всех этих «аналитических» выдумок минских «интеллектуалов» выжженное поле. И как всегда в этом очень поможет сам А. Лукашенко с его невероятной болтливостью…

Во-вторых, Минску стоило бы все-таки более глубоко понимать политику российского руководства на внешней арене, не мерить её по своим лекалам, понимать, какие цели пытается достигнуть, какой исторический опыт, а также какие практики использует. К сожалению, в Минске, все-таки не очень понимают, что внешнеполитический диалог с любой страной, всегда включает целый набор очень продуманных многоходовок и интриг. Его нельзя сравнивать с собранием колхозников («между нашими странами нет закрытых тем!»), а скорее можно сопоставить с ночной охотой в темном густом буреломном лесу, набитом капканами, ловушками, коварными ядовитыми змеями и всегда голодными хищниками.

Новости по теме

    Ермошина созывает парламент

    Первое заседание нового состава Палаты представителей Национального собрания Беларуси состоится 18 октября, передает корреспондент агентства "Интерфакс-Запад" в пятницу с заседания Центризбиркома.подробности

Новости других СМИ