На что придется пойти Беларуси ради международной кредитной поддержки

TUT.BY

Иллюстративное фото
«Официальные органы осуществили ряд важных мер и реформ, однако предстоит сделать еще многое».

Так охарактеризовал прогресс в области трансформации экономики Беларуси Международный валютный фонд, миссия которого прибыла в Минск.

Поскольку Беларусь как никогда остро нуждается в рефинансировании долга, роль международных финансовых организаций в формировании программы действий белорусских экономических властей может оказаться выше, чем в период реализации предыдущих программ. Директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик проанализировал проблемы, которые диагностированы международными финансовыми организациями, предоставляющими крупномасштабную поддержку программ реформ, рассмотрев возможные условия, которые выдвигаются белорусской стороне.

Евразийский фонд стабилизации и развития предоставил поддержку программе реформ, направленной на «создание макроэкономических предпосылок экономического роста и проведение рыночных реформ, нацеленных на обеспечение его устойчивости». МВФ говорит о необходимости «более фундаментальной переориентации экономики на рост за счет рыночных сил», а механизм расширенного финансирования, в рамках которого белорусская сторона запросила поддержку Фонда, предполагает «поддержку комплексной программы, которая включает меры, которые по своему характеру и охвату требуются для корректировки структурных дисбалансов».


Есть проблемы

ЕФСР делает акцент на макроэкономических проблемах, предполагая, что их решение потребует дополнительного проведения структурных реформ, позволит снизить процентные ставки, повысить эффективность распределения ресурсов и возобновить инвестиционную активность. Он также полагает, что курс белорусского рубля завышен из-за высоких реальных процентных ставок. Александр Чубрик склонен верить оценкам Нацбанка, полагающего, что валютный курс находится, скорее, ниже своего равновесного значения. «В пользу этого говорит чистая продажа валюты на внутреннем валютном рынке на фоне снижающихся процентных ставок. Наконец, за полгода до начала программы был осуществлен переход на двойной аукцион, и риск формирования множественности курсов при таком режиме крайне низок», — отмечает эксперт.

Дисбаланс между зарплатой и производительностью труда тоже в значительной степени ликвидирован: темпы роста производительности труда в номинальном выражении превышают темпы роста реальной зарплаты с третьего квартала 2014 г. «Не выглядит обоснованной позиция ЕФСР относительно того, что рост заработной платы в бюджетном секторе будет приводить к росту зарплаты в остальных секторах экономики. По крайней мере исследования, выявляющие такую причинность, не проводились», — считает эксперт.

Спорной он считает и оценку ЕФСР избыточной занятости и ее роли в формировании макроэкономических дисбалансов. По оценке ЕФСР, избыточная занятость в экономике Беларуси составляет около 20% в секторе государственных предприятий, а в целом по экономике она равна 14%. Однако и эту оценку Чубрик не считает обоснованной. Во-первых, потери рабочего времени в 2015 г. составляли эквивалент ежедневного невыхода на работу менее 0,8. 8% от общего числа занятых в экономике, или всего 5% от оценки ЕФСР. Во-вторых, Всемирный банк, на методологию которого ссылался представитель ЕФСР, оценивал избыточную занятость на государственных предприятиях в 2010 г. в 10%. Данные по открытым акционерным обществам, публикуемые Министерством финансов, позволяют оценить изменение занятости на крупнейших госпредприятиях страны. В 2010 г. численность занятых превышала 1000 человек в 191 ОАО. Всего в таких организациях было занято 478 тыс. человек, или 10,2% от всех занятых в экономике. В 2015 г. девять компаний из этого списка перестали существовать, а численность занятых в оставшихся организациях снизилась до 378,3 тыс. человек, или 8,4% от общего числа занятых в экономике. Таким образом, в 2011—2015 гг. крупнейшие предприятия сокращали занятость со средним темпом 4,6% в год, остальные — всего на 0,6% в год.

Директор Исследовательского центра ИПМ подчеркивает, что «пугающие» размеры избыточной занятости, оцениваемые одной из международных организаций, «могут срабатывать против критически важных реформ, добавляя аргументов (пусть и весьма спорных) сторонникам сохранения статус-кво».

На что придется пойти Беларуси ради международной кредитной поддержки

Директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY


Стабилизация без прогресса

МВФ в своем заявлении по итогам последней миссии фокусируется на уязвимости государственных финансов, обусловленной ухудшением финансового положения предприятий, высоким риском реализации условных обязательств правительства и растущей демографической нагрузкой, а также рисках для макроэкономической стабильности и уязвимых местах финансового сектора.

В отношении макроэкономической политики ЕФСР делает основной акцент на мерах монетарной политики (ее касаются 3 из 5 контрольных показателей), а также на некоторых аспектах фискальной политики. «При этом именно в сфере монетарной политики риск невыполнения контрольных и индикативных показателей наименьший, поскольку Национальный банк за последние 20 месяцев продемонстрировал последовательную позицию и сформировал важнейшие институты и правила денежно-кредитной и валютной политики», — подчеркивает эксперт.

МВФ ограничился констатацией прогресса в сфере макроэкономической стабилизации, отметив важность «повышения операционного потенциала и финансовой независимости» Нацбанка для дальнейшего повышения доверия к национальной валюте.

И ЕФСР, и МВФ сходятся в необходимости ограничения квазифискальных операций правительства, то есть операций, напрямую не отражаемых в расходах. ЕФСР в качестве контрольного показателя использует нулевое сальдо бюджета органов государственного управления, включая чистое кредитование Банка развития. МВФ рекомендует «включение в лимит долга государственных гарантий» и внедрение «четкого правила корректировки расходов бюджета для достижения целевых показателей по долгу» и настаивает на необходимости обеспечения максимальной прозрачности всех операций правительства.


Не гарантии, но предпосылки: быть ли реформам

И МВФ, и ЕФСР настаивают на необходимости сокращения объемов директивного кредитования, повышении уровня возмещения затрат тарифами (в жилищно-коммунальном хозяйстве и на транспорте), улучшении среды для развития бизнеса, а также на переходе на международные стандарты финансовой отчетности для определенного перечня предприятий.

Что касается реформы государственных предприятий, то документ ЕФСР содержит только индикативные показатели, отмечает Александр Чубрик. В отношении приватизации не выдвигается практически никаких требований (предусмотрены только продажа банка Москва-Минск и подготовка к приватизации Белинвестбанка). Кроме того, ЕФСР ожидает разделения функций государства как регулятора и собственника (официальная риторика о необходимости такого разделения началась примерно в 2014 г.), а также принятия нового закона о банкротстве до конца 2017 г. «Интегральным» (но все же индикативным) показателем реформы сектора государственных предприятий, вероятно, является доля государственного сектора в валовой добавленной стоимости, которая должна снизиться с 47% за 2015 г. до 41% в 1 полугодии 2017 г., отмечает эксперт.

«МВФ по сравнению с началом года существенно пересмотрел акценты. Если ранее много внимания уделялось необходимости создания жестких бюджетных ограничений для населения (тарифы, ограничение роста заработных плат), то сейчас основной акцент сделан на необходимости реформы государственных предприятий», — подчеркивает директор Исследовательского центра ИПМ.

Программа ЕФСР по своей сути является, скорее, аналогом кредита «стэнд-бай», резюмирует эксперт. Основное внимание в ней уделяется необходимости ограничения внутреннего спроса. Именно в этой области белорусские власти добились за последние 2−3 года существенных успехов. Однако само по себе достижение макроэкономической стабильности не гарантирует возобновления роста (разве что очень слабого оживления кредитования).

«У правительства фактически не осталось инструментов расширения внутреннего спроса, поэтому возможные драйверы экономического роста находятся скорее не в сфере макроэкономической политики, а в сфере повышения эффективности работы рынков и решения структурных дисбалансов», — аргументирует Чубрик. Он полагает, что одновременная реализация программ позволит обеспечить поддержку как макроэкономической стабилизации, так и структурных реформ.

«При этом важно избежать конфликта между целевыми показателями обеих программ. Например, показатель фактического сальдо бюджета органов государственного управления можно было бы заменить показателем структурного сальдо, что позволило бы избежать чрезмерного ужесточения фискальной политики в условиях падения выпуска на фоне глубоких структурных реформ», — предупреждает он. Кроме того, важно устранить имеющиеся внутренние нестыковки в рамках каждой из программ (например, в показателях допустимых объемов государственного долга и денежных агрегатов).

Очевидно, само по себе наличие программ ЕФСР и МВФ не гарантирует проведения комплексных и глубоких реформ, а всего лишь формирует определенную систему стимулов для экономических властей страны, резюмирует эксперт.

«Даже опыт Беларуси показывает, что обусловленность финансирования срабатывает далеко не всегда. Например, ни программу МВФ 2009−2010 гг., ни программу Антикризисного фонда Евразийского банка развития 2011−2014 гг. нельзя назвать успешными: первая закончилось свертыванием реформ, вторая — нарушением условий и непредоставлением последнего транша. Поэтому эффект от реализации программ в значительной степени находится в руках экономических властей, которые «осуществили ряд важных мер и реформ», но которым «предстоит сделать еще многое», - отмечает Александр Чубрик.

Новости по теме

Новости других СМИ