"Различные группировки в Кремле давно прощупывают вариант смены Лукашенко"

Azeri.Today

Иллюстративное фото
Белорусский политолог, директор по исследованиям Центра Острогорского, магистр политологии Европейского гуманитарного университета Сергей Богдан о странностях белорусско-российской дружбы.

- На днях президент Беларуси Александр Лукашенко обрушился с гневной речью в адрес России и ее руководства и даже пригрозил выходом страны из ЕАЭС, а может, и из Союзного государства с Россией. В чем причина недовольства А.Г. Лукашенко?

- На самом деле, в отношениях Минска и Москвы за последние годы накопилось много проблем. Причем, в самых различных направлениях. Минск возмущает, что российские представители говорят и обещают одно, но делают все наоборот. Например, когда возник конфликт с Украиной, выступил посол России в Беларуси, который сказал, что Москва теперь будет приобретать не украинские, а белорусские комплектующие для российского ВПК. Но дальше слов дело не пошло. Много лет ведутся разговоры о беспрепятственном доступе белорусов и казахов к участию в российском оборонзаказе, но вопрос окончательно так и не решен.

То есть, проблемы есть во многих областях, а не только в энергетическом секторе. Выясняется, что у Кремля какое-то странное понимание союзнических отношений с Минском. Вроде мы как бы и союзники, но при этом препятствия для белорусов не только не снимаются, а наоборот, растут. Много раз Минск просил о приемлемых схемах по поставкам российского вооружения в белорусскую армию. А что в ответ? Ничего. Например, по «Искандерам» просили еще во второй половине 2000-х годов. Но Москва Минску их не дала. Зато Армении Россия «Искандеры» поставила. В результате Минск вынужден начать сотрудничать по этому направлению с Китаем или разрабатывать свои собственные системы залпового огня и тактические комплексы. Также Минск просил Москву поставить ему новые самолеты, поскольку в белорусской армии остался чуть ли не один полк МИГов-29 остался. При этом, фактически белорусская ПВО прикрывает Москву. А у Москвы такое понимание: белорусы должны прикрывать ее полностью за свой счет, да еще гордиться тем, что они союзники России. Это очень странное понимание союзнических отношений. Россия продавала современные истребители Малайзии чуть ли не за пальмовое масло, а для союзника, обеспечивающего безопасность российской столицы, ничего нет.

Конечно, когда Лукашенко видит весь этот спектр проблем, то это не может не вызывать у него справедливого возмущения.

- В прошлом между Москвой и Минском не раз пробегала черная кошка, но дальше слов и взаимных обвинений дело не шло. Возможно ли, что сейчас Лукашенко может от слов перейти к делу и, действительно выйти из ЕАЭС и даже Союзного государства?

- Я думаю, что тут может иметь место не угроза полного выхода Беларуси из ЕАЭС и Союзного государства, а отказ от участия в каких-то частях достигнутых ранее соглашений. В принципе, и ЕАЭС, и ОДКБ, и Союзное государство сами по себе настолько расшатаны, что особо суверенитета стран-членов этих организаций не ограничивают. Я так понимаю, что в определенных условиях совершенно не нужно уходить громко, а можно просто увеличить уровень саботажа, то есть, затягивать или не выполнять соглашения. Эти организации настолько слабы, что превратятся в фикцию очень быстро.

- Кстати, мы это уже видели на примере ОДКБ, когда власти Беларуси законодательно закрепили запрет на участие белорусской армии в военных действиях за пределами страны...

- Совершенно верно. С ОДКБ Россия пытается показать, что эта организация что-то вроде НАТО, но в Москве прекрасно понимают, что это просто бутафория, которая позволяет прикрывать какие-то амбиции. Однако на Западе почему-то сильно преувеличивают роль ОДКБ.

- Может ли Россия в какой-то момент задуматься о смене ставшего слишком независимым Лукашенко на более покладистого политика? Есть ли у Москвы в Беларуси такой «свой человек»?

- У Москвы есть одна большая проблема в Беларуси, которая заключается в том, что Беларусь - это не Украина. У Москвы в политике в отношении Беларуси есть всего два варианта - либо поддерживать Лукашенко, либо валить его. Но нет никакого серединного, промежуточного варианта. Например, поддержать пророссийское движение, которое надавит на правительство. Таких вариантов в Украине было очень много. К чему это привело, мы все сами видим.

Безусловно, различные группировки в Кремле или вокруг Кремля вариант смены Александра Лукашенко давно прощупывают. Они пытались вмешиваться во внутренние дела Беларуси. Я не могу сказать, что российских денег в организациях, альтернативных Лукашенко, нет. Они там есть. Есть и определенные контакты. Но это тема - большое табу в стране. Тот, кто об этом напишет, очень сильно рискует. Кстати, угроза это не со стороны властей страны. Скорее, это угроза со стороны других сил. Конечно, Россия хотела бы найти какой-то вариант, но в нынешних белорусских условиях таких вариантов у нее нет. Фактически, можно идти только на большой риск, на дестабилизацию ситуации в Беларуси, в стране, которая, напомню, находится в непосредственной близости от Москвы. В таких условиях любой риск удесятеряется. Это Москве понятно.

Но у России, и это мы видели на примере Украины, есть ряд группировок, которые готовы играть в определенный момент очень безрассудно. Понятно же, что изначально ситуацию в Украине расшатывали не самые ключевые фигуры в Кремле. Это были стрелковы-гиркины. Есть соответствующие движения и в Беларуси. Но пока это совершенно маргинальные движения. Тем более, что нужно учитывать важную вещь: у Москвы нет не только никакого влияния на руководство Беларуси , но и соответствующих источников информации. То есть, в России даже не знают многих вещей, которые происходят в Беларуси. И когда начинают говорить о том, что Беларусь - это часть России или марионетка Кремля, то мне становится просто смешо.

- Может ли Александр Лукашенко в нынешних условиях, в пику России, пойти на примирение с Западом? И примет ли Запад Беларусь в свои объятия?

- Тут два момента. С одной стороны, Лукашенко на самом деле ведет ситуацию чуть-чуть в другом направлении. Он пытается как-то отойти от неких пагубных зависимостей от России, но при этом не шатается в другую сторону просто так. Минск старается подчеркнуть, что это стремление не просто вот сменить лагерь или совсем не стремление сменить лагерь, а это многовекторность внешней политики. Это значит иметь хорошие отношения со всем спектром возможных партнеров. В этом плане, конечно, сыплются удары на Минск со всех сторон. Западу ведь интересно совсем другое. Ему нужно, чтобы Беларусь полностью перешла в западный лагерь с вхождением в НАТО и ЕС. Но без нынешнего политического руководства страны. А Минск как бы не хочет приходить к этой ситуации, потому что тут понятны все пагубные последствия такого расклада.

Я думаю, что давно, еще в середине 2000-х годов, Минск пришел к простому выводу: Беларусь может выжить как государство в двух случаях. Первое - как сильный автономный союзник России. По примеру США и Израиля. То есть, мы союзники, но это не значит, что мы будем соглашаться по всем вопроса. Второе - как нейтральная страна. Да, это трудно. Но Беларусь может выжить только так. Если слишком радикально пойти в сторону Запада, то все закончится для нас очень плохо. Я полагаю, что для Минска вопрос окончательного ухода на Запад вообще не стоит на повестке дня.

Новости по теме

Новости других СМИ