"Красная линия" для Лукашенко

belaruspartisan.org

Валерий Карбалевич
Лукашенко понимает, что выход из ЕАЭС и ОДКБ – это та «красная линия», переступать которую нельзя.

Российские и белорусские СМИ активно комментируют очередной разлад между Минском и Москвой.

"Нефтегазовая война между ближайшими союзниками естественным образом перешла на новый, политический уровень. Белорусско-российские переговоры по газу идут с конца 2015 года. Но безуспешно. Тогда Беларусь явочным порядком установила свою, «справедливую», по мнению Минска, цену на газ, которая оказалась почти вдвое ниже контрактной ($73 вместо $132 за 1 тыс. кубометров). В ответ Россия сократила поставки нефти.

В прошлом А. Лукашенко во время таких конфликтов не раз использовал свой любимый прием. Он выводил спорную проблему из кулуарных переговоров на публику, апеллировал к российской общественности. Дескать, помогите, обижают ближайшего союзника, покушаются на славянское братство.

Однако в этот раз президент Беларуси неожиданно долго молчал, фактически никак не комментировал эту проблему. Ибо апелляция к российской общественности в момент огромной популярности В. Путина в России могла дать обратный эффект. И А. Лукашенко это понимал", - рассказывает в интервью Azeri.Today политолог Валерий Карбалевич.

Что же поменялось сейчас? По мнению эксперта, официальный Минск сделал ход Паралимпиадой. Чиновник министерства спорта А. Фомочкин выполнил приказ и пронес российский флаг на открытии Паралимпийских игр в Рио-де-Жанейро. И чтобы всем все было понятно, появилось заявление пресс-секретаря президента Беларуси Эйсмонт о том, что президент поддерживает эту акцию.

"Белорусское руководство рассчитывало одним этим ходом попытаться решить все спорные проблемы в отношениях с Россией. Минск планировал монетизировать этот явный «прогиб» перед Москвой, получить реальные экономические дивиденды.

В смысле политическом расчет оказался точным, белорусские власти попали в «яблочко». Акция белорусских паралимпийцев вызвала эйфорию, очередную шовинистическую волну в России. Российская общественность и государственные институты РФ восторженно приветствовали этот скандал. События в Рио-де-Жанейро радостно прокомментировали и пресс-секретарь президента России Песков, и начальник департамента информации МИД РФ Захарова.

Игра на имперских комплексах России - это то редкое, что А. Лукашенко может делать талантливо и даже виртуозно. Он решил, что пробил час выйти на политическую сцену в роли главного героя. Причем, надо ковать железо, пока горячо, использовать эту волну симпатий к Беларуси в России, чтобы нажать на российское руководство с помощью общественного мнения, заставить его пойти а уступки в газовом вопросе.

И президент Беларуси начал лихорадочно действовать. Столько месяцев молчал, и вдруг взорвался целым каскадом заявлений на тему газового конфликта. Сначала 11 сентября на избирательном участке А. Лукашенко констатировал, что Беларусь и Россия практически обо всем договорились, что он послал телеграмму В. Путину и получил положительный ответ. Потом на второй день, 12 сентября, А. Лукашенко принял вице-премьера В. Семашко и приказал за два дня решить вопрос и достичь соглашения.

Однако получился облом. Москва заупрямилась. То ли В. Путин действительно пообещал и не выполнил своего обещания, то ли, как это часто бывает в отношениях между двумя президентами, они по разному поняли то, о чем договорились.

Во время разговора с В. Семашко глава Беларуси обмолвился, что хотел бы, встретившись с Путиным на саммите СНГ в Бишкеке, обсудить «какие-то вопросы в целом по беларусско-российским отношениям». Судя по всему, президент России от встречи отказался. Это и переполнило чашу терпения. Получается, что белорусы зря унижались в Рио-де-Жанейро.

И Лукашенко решил, что пришло время идти на скандал, стучать кулаком по столу и топать ногами. 20 сентября, принимая госсекретаря Союзного государства Беларуси и России Г. Рапоту, белорусский лидер в своем стиле вытащил конфликт в публичную сферу, перевел его в политическую плоскость.

Сценарий старый, хорошо отработанный. Необходимым его элементом является шантаж России. А чем можно шантажировать РФ, где самое уязвимое место, на котором сходятся все ее имперские комплексы? Правильно, интеграционные объединения.

«Мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие, прежде всего, в Евразийском экономическом союзе. Если так будет продолжаться — зачем нам там держать кучу чиновников?», - заявил А. Лукашенко. И констатировал, что дал указание «оптимизировать» участие Беларуси в интеграционных проектах. Потому что, дескать, они не дают Беларуси экономического эффекта, который Россия обещала во время их запуска.

Не первый раз А. Лукашенко использует такую тактику. Летом 2009 года в ответ на запрет Россией поставок белорусской молочной продукции глава Беларуси пригрозил ввести таможенный контроль на границе двух стран, отказался ехать на саммит ОДКБ, Беларусь не подписала соглашение о создании Коллективных сил оперативного реагирования в рамках этой организации. В 2014 году Минск отказался ратифицировать договор о создании Евразийского экономического союза, пока Россия не дала согласия оставлять нефтяные пошлины в белорусском бюджете. Такая тактика в белорусско-российских отношениях до сих пор почти всегда работала. На это и расчет.

Но пока никаких дивидендов белорусский лидер не получил. Москва никак не прореагировала на негодующий спич А. Лукашенко", - отметил политолог.

Как развиваются отношения Беларуси с Арменией, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией на уровне Евразийского экономического союза? По словам Карбалевича, обычно экономические союзы строятся поэтапно, начиная с более низких форм интеграции. Сначала создается таможенный союз, зона свободной торговли. И только потом переходят к более высокому этапу.

"Но на постсоветском пространстве все происходит как-то по-другому. Получилось так, что не завершив строительства первого этажа, перескочили сразу на второй. Ведь до сих пор не завершено создание полноценного таможенного союза. По многим товарным позициям страны-участницы имеют различные таможенные тарифы. Например, не может быть полноценного таможенного союза, если одна из стран-участников имеет эксклюзивный торговый режим с какой-то третьей страной. А Россия ввела экономические санкции сначала в отношении ЕС, потом Турции, а потом и Украины. Другие члены союза Россию не поддержали. Какой же это таможенный союз?

С 2012 года в рамках союза якобы существует Единое экономическое пространство. То есть, должна функционировать зона свободной торговли, происходить передвижение капиталов, товаров, услуг, рабочей силы без ограничений. Но на самом деле только две трети товаров и одна треть услуг перемещаются в рамках союза свободно. Т. е. общего рынка в полном смысле слова нет.

Экономический союз - более высокая форма интеграции. Он предусматривает унификацию макроэкономической политики государств-участников: установление общих параметров бюджетного дефицита, правил формирования обменного курса национальных валют, уровня инфляции, объема и формы бюджетных дотаций национальным производителям и др. Иначе говоря, ряд важных направлений экономической политики должны передаваться на наднациональный уровень. Однако ничего этого нет.

Кроме того, проблемы возникают еще и потому, что объединяются страны, разные по размеру, по структуре экономики (в России и Казахстана свой газ и нефть, в Беларуси их почти нет), по степени рыночности. И главное: интегрируются три государства с авторитарными режимами. А авторитарные лидеры не любят делиться властью, передавать принятие важных решений на наднациональный уровень.

Это интеграционное объединение нужно, прежде всего, России. Именно сейчас более чем когда-нибудь видно, что для Москвы ЕАЭС - это прежде всего политический, точнее геополитический проект, и только потом - экономический.

Так совпало, что с 2015 года, когда ЕАЭС начал действовать, все страны-члены ЕАЭС оказались поражены кризисом. У всех происходят девальвации национальных валют. Товарооборот между странами-членами ЕАЭС значительно сократился.

Но у Беларуси нет иного выхода, как членство в ЕАЭС. Ибо это позволяет покупать российские энергоресурсы по льготным ценам. Сейчас польза Беларуси от этого объединения не такая большая, т. к. мировые цены на нефть и газ упали. В итоге Россия стала источником проблем для экономики Беларуси", - сказал Валерий Карбалевич.

Однако даже в свете нынешнего скандала Беларусь не будет как-то ограничить свое участие в ОДКБ и ЕАЭС.

"Лукашенко понимает, что выход из ЕАЭС и ОДКБ – это та «красная линия», переступать которую нельзя. Ибо в противном случае Россия может повторить в Беларуси украинский сценарий. Поэтому на выход из интеграционных объединений Беларусь не пойдет", - уверен политолог.

По его словам, процесс нормализации отношений между Беларусью и Западом идет уже три года. ЕС и США стали более лояльно относиться к официальному Минску, прежде всего, по геополитическим соображениям. На это повлиял конфликт России с Западом из-за Украины. Беларусь в этом конфликте заняла нейтральную позицию. Брюссель и Вашингтон это оценили. Процесс нормализации отношений между Беларусью и Западом продолжается. Он идет медленно и вряд ли текущий конфликт между Минском и Москвою сильно повлияет на эту тенденцию.

Новости по теме

Новости других СМИ