Похоже, Минск осознал серьезность своего положения, но как выйти из надвигающегося кризиса, не знает

Павел Юринцев, lenta.ru

Фото: Михаил Климентьев / РИА Новости
Недавний выпад президента Беларуси Александра Лукашенко против Международного валютного фонда прозвучал привычно эпатажно.

Глава республики назвал требования МВФ унизительными для белорусов. В чем причина столь резкой риторики белорусских властей, разбиралась «Лента.ру».


Чудеса закончились

У взаимоотношений Беларуси и МВФ давняя история. Правда, за все время сотрудничества, которое длится почти 24 года, Минску всего лишь трижды удалось получить доступ к финансам Фонда. С 1992 по 2008 год по линии системных трансформаций было выделено 217 миллионов долларов и еще почти 80 миллионов по механизму standby. С января 2009 по апрель 2010-го Минск получил 3,5 миллиарда долларов. Столь скромные масштабы объясняются тем, что Минск долгое время не нуждался в деньгах западных институтов, поскольку имел постоянную финансовую подпитку со стороны Москвы.

Ситуация изменилась в последние несколько лет, когда в экономической модели республики обозначился структурный кризис. Выяснилось, что «белорусское экономическое чудо» в значительной мере держалось на постоянных денежных вливаниях из России.

Минску волей-неволей пришлось рассматривать МВФ в качестве партнера. Однако после успешной истории с 3,5 миллиарда нынешние переговоры с Фондом пока не складываются. Минск посетила уже не одна европейская миссия с одной лишь целью — убедиться в том, что руководство республики запускает экономические реформы по лекалам западных банкиров. Требования МВФ не меняются, а Минск по-разному реагирует на стереотипные предложения. Фонд требует от Беларуси устранить структурные проблемы, уменьшить «долларизацию» экономики, решить вопрос по проблемным активам вместе с реструктуризацией предприятий. Плюс еще больше либерализовать внутренний рынок, приступить к сокращению госсектора, а также поднять тарифы на ЖКХ, остановив необоснованный рост зарплат. В целом, стандартный для МВФ набор, который, однако, пока не привел ни одного из получателей кредитов к фантастическому процветанию.


Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард и Лукашенко. Фото: belta.by

В Минске понимали, что выполнение требований МВФ способно вызвать социальное недовольство. Но на Россию, Китай или иных потенциальных кредиторов рассчитывать не приходилось, и белорусское руководство в 2015-м фактически приняло условия Фонда. В марте 2015 года заместитель министра финансов Белоруссии Максим Ермолович сообщил, что «новая программа Беларуси с МВФ готова», правительство выработало пакет мер по стабилизации экономической ситуации в стране, и теперь планируется проведение структурных преобразований в экономике.

Свое веское слово сказал и глава государства. Тогда Александр Лукашенко выразил удовлетворение условиями кредитования: «У меня ни один пункт, который предлагается, не вызывает никакого отторжения, никакой аллергии… Предложения фонда основаны на абсолютно объективных законах экономики, жизни (…). Формула одна: получаешь услугу — плати за эту услугу в полном объеме. Вопрос только в одном — в сроках. Не думаю, что у нас будет очень большая разбежка (разница — прим. «Ленты.ру») в понимании этих сроков и в сроках вообще».

Сейчас белорусский лидер говорит совсем другое:

«Когда требования МВФ прочитаешь, все сводится к одному: никакого повышения зарплаты, немедленное повышение тарифов и прочего. Хочу вас предупредить — тех, кто ведет эти переговоры: если вы хотите перечеркнуть все, что сделано народом и президентом за 20 лет, этого не получится. Нищим белорусский народ мы делать не имеем права».



Кругом марш!

Почему же Минск за год развернулся (по крайней мере на словах) на 180 градусов? Можно предположить, что белорусские власти нашли дополнительный источник финансирования. Лукашенко недавно вернулся из Китая, откуда, по официальной информации, белорусская делегация привезла договоренностей на 11 миллиардов долларов.


Александр Лукашенко и Си Цзиньпин в сентябре 2016-го. Фото: Jason Lee / Reuters

Однако договоренности — это еще не деньги. Многочисленные меморандумы и протоколы о намерениях — это совсем не контракты с фиксированными сроками оплаты. Пекин согласился лишь «объединить и скоординировать стратегии развития двух стран» до 2030 года. Не помогла даже откровенная лесть белорусского лидера о том, что Китай играет определяющую роль в сохранении независимости республики.

Предложенные китайцами так называемые «связанные кредиты», то есть выдаваемые по определенными условиям или целевые, официальному Минску не помогут залатать дыры в бюджете. И многомиллиардных инвестиций из Поднебесной Минску вряд ли стоит ждать.

Не лучше обстоят дела в отношениях и с другим постоянным кредитором Минска — Россией. Белорусские лидеры окончательно поняли, что Москва не собирается прощать накопившиеся за прошедшие 9 месяцев 300 миллионов долларов долга, а потому решили пойти ва-банк — надавить на Россию угрозой пересмотра тарифов на транзит нефти. Конечно, данный конфликт будет урегулирован, но отношения Москвы и Минска он явно не улучшит. В Кремле вряд ли потерпят неприкрытый шантаж, а значит, и рассчитывать на дополнительные средства или хотя бы льготные условия возвращения долга со стороны России Минску в ближайшей перспективе не приходится.


Не снижать накал разъяснений

При этом власти Беларуси провели хотя и частичные, но серьезные для регулируемой экономики республики преобразования, которые можно рассматривать как шаги навстречу МВФ. Ослабили регулирование валютного рынка, повысили тарифы на ЖКХ и пенсионный возраст, выпустили из тюрем тех, кого на Западе считали политзаключенными, активизировали сотрудничество с ЕС и США. Однако Фонд, отмечая определенный прогресс, так и не решился ускорить процесс согласования новой программы кредитования.


Минск решил надавить на Россию угрозой пересмотра тарифов на транзит нефти. Фото: Иван Руднев / РИА Новости

В сложившей ситуации, когда привычные действия не приносят успеха, властям пришлось прибегать к риторике, рассчитанной на внутреннюю аудиторию. Слова Лукашенко о том, что требования МВФ не имеют ничего общего «с той политикой, которую декларировал президент на первых президентских выборах, возможно, на вторых, и даже сейчас», поэтому и «унижаться» перед Фондом за три миллиарда долларов нельзя, звучат почти отчаянно.

Похоже, Минск осознал серьезность своего положения, но как выйти из надвигающегося кризиса, не знает. И пока на всякий случай по привычке продолжает идеологическую обработку населения.

Новости по теме

Новости других СМИ