Эскалация

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Андрей Суздальцев. Фото: aif.ru
Российско-белорусский «газовый тупик» постепенно превращается в своеобразную воронку пока еще дремлющего политического урагана, который, тем не менее, буквально на глазах втягивает в кризис все новые сферы взаимодействия двух стран.

Любопытно то, что несомненная эскалация как упреков со стороны Минска, так и уже реальных действий против России (увеличение в 1,5 раза тарифа на прокачку российский транзитной нефти), удивительным образом совпадает с невиданным обострением российско-американских отношений, которые буквально застыли на краю прямого военного столкновения.

Необходимо напомнить, что последние десять дней Вашингтон говорит с Москвой исключительно языком ультиматумов, Россия в ответ усиливает свою военную группировку в Сирии и буквально окапывается на сирийском берегу, готовясь к боевым действиям…

Минск постепенно, но тоже неуклонно стал входить в формат так называемых «ответных мер» против России, о неизбежности которых автор этих строк говорил еще два месяца назад («Что ждать от Минска?» 01.08.2016 http://politoboz.com/content/chto-zhdat-ot-minska-chast-ii).

В вышеназванном материале отмечались самые слабые «точки» в российско-белорусских отношениях, которые, одновременно, являются и самыми привлекательными для белорусского руководства, чтобы попытаться как-то отомстить Москве – транзит, таможня, разного рода блокады, включая продовольственные… Упоминалось и сотрудничество в сфере обороны, которое можно позиционировать как наиболее чувствительное в российско-белорусских отношениях. И вот прошло два месяца…


Очередной рекорд лицемерия

На завершившейся неделе А. Лукашенко видимо почувствовав, что ситуация в отношениях с Кремлем близка к кризису, обратился, как ему кажется, к беспроигрышной теме обеспечения безопасности России (в белорусском формате: «обеспечение безопасности Союзного государства»). Белорусский президент напомнил, что вооруженные силы республики и он сам, как главнокомандующий этой армии, стоят на страже интересов России на «западных рубежах» и, в принципе, готовы «лечь под танки»: «Мы вместе с русским народом, россиянами, будем защищать наше общее Отечество на не менее важном для России западном направлении. Мы будем здесь умирать, защищая Беларусь и Россию» (ttp://www.rosbalt.ru/world/2016/10/07/1556771.html).

Заявлению предшествовало утверждение, что Беларусь не будет воевать ни в Сирии, ни на Украине… В общем, Минск в очередной раз откровенно напомнил, что он понимает своё участие в ОДКБ как, с одной стороны, защиту западных рубежей блока от прорыва польской кавалерии, а с другой стороны, косвенно намекнул, что готовность защищать западные рубежи Союзного государства можно и дальше использовать в качестве предлога для требований перевооружить белорусскую армию новейшими образцами российской военной техники. Стоит напомнить, что белорусский «часовой» никому не нужен, так как нет от него какой-либо реальной пользы в случае третьей мировой войны.


«Белорусский плацдарм»

Более двух десятилетий официальный Минск с одной стороны всячески стимулирует миф о так называемом «белорусском плацдарме», прикрывающем Москву. Он предназначен исключительно российскому истеблишменту и российскому обществу. С другой стороны, этот миф на внутреннем политическом поле негласно подталкивает своих оппонентов к выпадам против России, которая, по идее, должна этим «плацдармом» рано или поздно воспользоваться.

Для примера стоит отметить трогательную дружбу белорусских спецслужб и оппозиции, которые осенью прошлого 2015 года фактически совместно проводили уличные акции против размещения в Беларуси российской авиабазы.

В основе мифа о «белорусском плацдарме» лежит идея о единой системе ПВО СГ, которое формально существует уже несколько лет. Однако, учитывая, что Беларусь испытывает проблемы с авиационным прикрытием, не говоря уже о защите подлетов к столице России, всерьез рассуждать об эффективности «белорусского плацдарма» не приходится.

Безусловно, проблему можно было бы решить, если насытить белорусскую авиацию новейшими самолетами, поставить в республику ЗРК С-400 и ОТРК «Искандер», но учитывая, с одной стороны, активное сотрудничество Минска и Пекина, а с другой -- постепенное превращение Беларуси в арсенал для вооруженных сил Украины (белорусские власти данную позицию Минска по отношению к украинскому кризису лицемерно называют «нейтральной»), то ожидать от Москвы подобного шага было бы наивно.

Но главное здесь в ином. На самом деле проблема «белорусского плацдарма» заключается в том, что такой проблемы просто нет. Нет никакого «плацдарма» и даже, как иногда говорят, белорусского «балкона». Это все политические мистификации белорусского руководства и части российского генералитета. На западном направлении России находится НАТО, военный конфликт с которым обещает почти мгновенную третью мировую войну в ракетно-ядерном исполнении.

Так что «героический эпос» о том, как собираются «умирать» белорусская армия и ее главнокомандующий за Беларусь и Россию, совершенно непонятно и даже фантастично, если учесть, что удар будет нанесен с околоземной орбиты. Чем белорусы готовы «противостоять» баллистическим ракетам, неизвестно, но есть очень серьезное подозрение, что только пустой риторикой А. Лукашенко.

По этой причине все заявления белорусского президента о том, что он готов держать оборону на Западе не стоит выеденного яйца, так как ему нечего противопоставить даже одиночной «Сессне», загруженной плюшевыми мишками, не говоря уже о том, чтобы полноценно поучаствовать в ракетно-ядерной войне.

Косвенным свидетельством того, что Москва прекрасно учитывает то, что ни каких белорусских «плацдармов» и «балконов» на самом деле не существует, является появление «Искандеров» в Калининградской области, а не в Беларуси… Как впрочем, и в Армении.


Страна-контрабандист

Возвращаясь к статье «Чем ответит Минск?» от 1 августа текущего года, стоит напомнить, что в ней было предсказан поворот Минска к таможенным проблемам между Россией и Беларусью, что учитывая фактическое блокирование российско-белорусских переговоров по газовой проблеме, было бы закономерно.

По традиции белорусское руководство никогда не ослабляло контроль над миллионами тонн российских товаров, перемещаемых между Евросоюзом и Россией по белорусской территории. Так что беседа А. Лукашенко с руководством белорусской таможни (26 сентября) не была случайной, хотя и в данном случае со слов А. Лукашенко обнаружилось, что Беларусь стоит на страже интересов России на западной границе, но уже таможенной, чем бдительно защищает российский рынок.

"Меня интересуют настораживающие факты. Я хочу иметь полную информацию об услугах, которые мы оказываем Российской Федерации (Россия ведь только благодаря нашей таможне защищает свои интересы на западном направлении, и опирается она на таможенные органы Беларуси), чтобы я был в курсе дела для разговора с руководством Российской Федерации" (http://www.belta.by/president/view/rossija-pri-zaschite-interesov-na-zapadnom-napravlenii-opiraetsja-na-tamozhennye-organy-belarusi-211759-2016/)

С учетом того, что в России едва ли не школьники прекрасно проинформированы о «белорусских» креветках, манго и киви, о традициях конфиската на белорусских транзитных магистралях рассказывают не только студентам на факультетах логистики и специализациях международного бизнеса, но и в трудовых коллективах (Калининград), а Россельхознадзор скоро будет использовать вертолеты, чтобы перехватывать караваны фур с контрабандой, упорно продвигающихся на территорию России по «самопальным» трассам в болотах и лесах на границе Смоленщины, то в данном случае придется признать, что А. Лукашенко поставил рекорд лицемерия, говоря о том, что функционирование крупнейшего на планете контрабандного терминала является «услугой» России.

Но намеками на то, что с октября российский транзит будет находиться под особой «охраной» эскалация напряженности не исчерпала себя.


Огрызаются…

Любопытно то, что Минск начал буквально огрызаться по проблеме контрабанды. В частности, прозвучавшие неделю назад в России комментарии по поводу масштабных поставок яблок из Беларуси на российский рынок, чей объем в 5 раз превысил весь белорусский урожай яблок в 2016 году, был очень быстро, по принципу «а сами какие!», перехвачен фактами поставок бананов из России. (http://www.interfax.by/news/belarus/1213704).

В белорусских СМИ была подхвачена идея о том, что Россия – неоспоримый лидер по банановому экспорту в Беларусь (http://www.interfax.by/news/belarus/1213704), но при этом почему-то умалчивалось то, что бананы из России все-таки имеют сертификаты происхождения из Эквадора, Колумбии и т.д., а не Рязанской области. В то время, как польские яблоки, пересекающие российско-белорусскую границу снабжены белорусскими государственными документами или, на крайний случай, каких-нибудь Мали или Чада, где яблок никто никогда не видел.

Контрабанда в Беларуси является государственным промыслом, о чем в республике не принято говорить, как и о качестве белорусских товаров, включая продукты питания, поставляемые в Россию. Но и в данном случае, на прошлой неделе Минск решил ответить претензиям Россельхознадзора уже на собственной территории.

В белорусских СМИ не в первый раз появляются публикации, ставящие под сомнение качество российских продовольственных и иных товаров, достигших белорусского прилавка. Более того, автор этих строк может частично признать правоту белорусской стороны, так как и в Беларуси, и в России качественные товары стоят дорого. Но если в Москве (самый дорогой и емкий рынок России) сетевые торговые системы буквально разрезают ценовыми барьерами продовольственный рынок, предлагая всю линейку товаров для разных слоев населения – от «Гурме» и «Азбуки вкуса» до «Пятерочки» (каждый идет в тот магазин, который ему по карману), то в Беларуси потребительский рынок ограничен финансовыми возможностями населения. Иными словами, он беден. По этой причине бизнес завозит в Беларусь товары подешевле и похуже качеством. Рублевскую или микояновскую колбасу в Минске просто не купят из-за её дороговизны, как и безумно вкусную колбасу из оленины, произведенную в Магадане…

Но в данном случае необходимо зафиксировать то, что материалы о качестве российского импорта появились в ответ на постоянные упреки со стороны Россельхознадзора в отношении качества белорусского мясомолочного экспорта на российский рынок. Минск огрызается, более того, он «зеркалит» Россию, но не всегда удачно…


Нефтяная война

Неожиданное для российской стороны повышение в полтора раза тарифа за транзит российской нефти перевело российско-белорусский «газовый тупик» в совершенно новую стадию. Несмотря на то, что белорусская сторона прекрасно отдавала себе отчет в том, что она снова, как с ценой на газ, открыто нарушает ранее подписанные соглашения о транзите российской нефти, где процедура повышения тарифов прописана буквально по шагам, руководство республики, стремящееся во что бы то ни стало отомстить Москве, настояло на этой провокации.

В ответ Москва пригрозила судом и намекнула, что уже есть решение за два ближайших года перевести все транзитные поставки российских углеводородов из прибалтийских портов на российские терминалы в Финском заливе. В принципе, Беларусь может оказаться в ряду потерявших транзитный статус Латвии и Эстонии.

Но Минск живет по шаблону. С одной стороны, стоит напомнить, что в 2007 году (январь) Минск уже пытался ввести некий налог на транзитную российскую нефть, что привело к полной остановке поставок нефти на белорусские НПЗ. Белорусским властям пришлось с позором отступить и даже вернуть ранее конфискованную российскую нефть.

С другой стороны, почему-то в белорусском истеблишменте до сих пор живет легенда об успешном шантаже России венесуэльской нефтью, поставляемой танкерами через Атлантику. 9 октября А. Лукашенко заявил: "Мы ведем переговоры с Ираном, который просто мечется в поисках, куда поставить нефть. Мы договорились, сегодня загруженный танкер идет в Одессу, и начнем поставлять через Украину на Мозырский нефтеперерабатывающий завод" (http://www.pravda.com.ua/rus/news/2016/10/9/7123057/). Более того, А, Лукашенко стал говорить о поставках нефти с прибалтийских терминалов.

Понятно, что экономику такого рода поставок никто не считал, так как главная задача состоит в том, чтобы Москва, наконец, обратила внимание на эмоциональные выпады белорусского президента, который с одной стороны в очередной раз собирается выставить России «счет за всё», а с другой -- носится по всему свету – от Китая до Пакистана, старательно создавая впечатление, что скоро Москва останется в Беларуси на вторых и третьих ролях.

Но главная разгадка эскалация угроз заключается в том, что Кремль пока молчаливо уклоняется от какого-либо серьезного разговора с А. Лукашенко. Стоит обратить внимание на слова, высказанные белорусским президентом 26 сентября: «…чтобы я был в курсе дела для разговора с руководством Российской Федерации». Это очень важный момент, имеющий как внешний, так и внутренний аспекты.

А. Лукашенко играет мифами и стереотипами: в Москве должны уяснить, что с Беларусью можно говорить только через А. Лукашенко. Одновременно белорусский политический класс должен быть уверен, что А. Лукашенко может не только разговаривать с Кремлем, но и добиваться решений в свою пользу.

Вопрос не о газе и нефти, не о тарифах и сомнительного качества молока и сметаны. Главный вопрос стоит о власти, которой необходимо быть достойным. Иными словами, республику надо кормить. Вот и мечется А. Лукашенко, пытаясь то клясться в верности России, то тут же шантажировать Москву тарифами, конфискатом и иранской нефтью. Пока не помогает. Москва молчит. Неужели пора менять «переговорщика»?

Новости по теме

Новости других СМИ