Белорусскую Конституцию перепишут под Николая Лукашенко?


Фото: AP/ Alexander Zemlianichenko
В результате изменений Конституции срок президентских полномочий может увеличиться с 5 до 7-8 лет, как в Азербаджане, а возрастной ценз для участия в президентских выборах снизится с 35 до 30 лет. Если Лукашенко протянет до 80 лет, тогда власть можно передавать 30-летнему Николаю.

Лукашенко меняет Конституцию, чтобы передать власть старшему сыну?

Сценарий «преемник» давно написан, но не озвучивается: Александр Лукашенко физически еще и сам способен удерживать власть. Если Лукашенко начнет слабеть и выдыхаться, то безусловно, Виктор – это единственный вариант преемника. Но если Лукашенко сможет продержаться еще лет 18, а Беларусь будет все еще существовать, то власть будет передана Николаю, которому будет 30, а Лукашенко – 80 лет.

Владимир Некляев: Место Лукашенко становится опасным Ему нужен преемник

Планы Лукашенко изменить Конституцию вызвали целую волну версий, которые пытаются объяснить такое желание: белорусский руководитель готовит в преемники старшего сына Виктора Лукашенко, планирует получить пожизненное президентство и вечный иммунитет.

Доктор политических наук Павел Усов поделился с Беларускай праўдай своим видением ситуации.

Лукашенко изменит Конституцию, чтобы передать власть? Вряд ли

- Что стоит за планами Лукашенко изменить Конституцию, что могло бы не устраивать белорусского руководителя в Основном законе?

- Давайте начнем с того, что в Беларуси нет основного закона, который бы действительно мог регулировать властные отношения, ограничивать действия властей и защищать граждан и их права.

Формально конституция есть, в реальности же ее нет. В авторитарных системах вообще нельзя говорить о существовании конституции, закона и правозаконности. В этих системах законом является только то, что служит укреплению и удержанию власти в руках отдельных людей. К сожалению, понятия конституция и демократия давно девальвировались. Если изначально конституция представляла собой свод норм и правил, которые обеспечивали права и свободы, то сегодня любой авторитарный режим напяливает на себя рубаху с большими буквами: демократия и конституция. И чем меньше демократии и свободы, тем больше слов и криков о демократии и конституции. Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, Россия – все эти государства имеют конституцию, а правящие элиты говорят о демократии, тем не менее, ситуация в этих странах, как и в нашей, очень далека от того, что называется правозаконностью.

В Беларуси, как и в иных авторитарных системах, конституция и закон имеет чисто инструментальное значение, формируется так, как выгодно власти, и формально должно легитимизировать действия и позиции правителей. Поэтому говорить о том, что устраивает, а что нет Лукашенко в нынешней конституции не верно, потому что она написана так, как он этого хотел, и если нужно что-то изменить, добавить или убрать, он с легкостью это сделает.

- Уже названы основные версии переписывания Конституции: передача парламенту права выбирать президента, отмена смертной казни, проведение выборов по партийным спискам (возможны варианты), пожизненное президентство (пожизненный иммунитет).

- Как мне кажется, выборы Лукашенко через парламент (непрямые выборы), могут очень сильно ослабить его позиции. Этим он покажет, что народ его не поддерживает и, что Лукашенко боится «быть не избранным». Всеобщие выборы необходимы диктатору как воздух, они обновляют легитимность властителя, показывают «всеобщую любовь» населения. Я не могу назвать ни одну из современных авторитарно-персоналистских систем, где диктатор бы отказался от прямых выборов. Да, в демократических системах (парламентских республиках) такие практики существуют, в авторитарных – нет. Тем более, передача выборных функций парламенту придает ему (парламенту), пусть и формально, авторитета и веса в политической системе, а этого Лукашенко совершенно не нужно.

Также нет никакой необходимости менять избирательную процедуру, пока в стране нет структурированной партийной системы, пока не сформирована единая массовая партия. Прямые выборы в парламент, которые контролируются слаженной системой манипуляций и фальсификаций, вполне себя оправдывают. Следует добавить, что при изменении формата проведения выборов, при создании нового игрока – массовой политической партии, режим может столкнуться с неожиданными угрозами: коррупцией, борьбой за влияние внутри партии и за ключевые посты, в конечном итоге «силовая рекрутация партии» может быть еще одним раздражающим фактором для населения. Даже Кремль был вынужден пройти на введение одномандатных округов по причине крайне низкого доверия к «Единой России». Конечно, в маленькой Беларуси контролировать большую партию легче. Но, на сегодняшний день, я не вижу признаков того, чтобы у власти была острая необходимость что-то радикально менять.

Что касается смертной казни, то если Лукашенко желает углубить игру с Европой, то достаточно ввести мораторий на смертную казнь, без лишних финансовых затрат и усилий.

Если проанализировать все изменения в беларуской конституции, которые имели место, то они всегда касались только и исключительно расширения полномочий и укрепления личной власти Лукашенко. Если Лукашенко и решиться на новый «референдум», то он будет связан с увеличением срока его президентства, скажем с 5 до 7 – 8 лет, как это недавно сделал Ильхам Алиев. По примеру президента Азербайджана, может быть введена позиция вице-президента, с тем, чтобы процесс передачи власти был проще и быстрее. Если изменения будут касаться сроков президентства, то для Лукашенко референдум было бы выгодно провести перед окончанием президентского срока, чтобы сразу вступить в должность или продлить сроки правления. Точно так произошло после изменения конституции в 1996 году, когда Лукашенко продлил свой срок на 2 года.

Есть и еще один нюанс, если Лукашенко захочет, чтобы его приемником стал Николай, то в список добавится позиция, касающаяся снижения возрастного ценза для кандидатов в президенты,- с 35 до 30.

- Насколько вообще состоятельна версия о подготовке преемника?

- Эта версия всегда состоятельна. Я думаю, что сценарий уже давно разработан, но пока не озвучивается, так как в этом нет надобности. Пока Лукашенко физически и психологически в состоянии удерживать власть, заявлять о возможном преемнике он не станет. Даже малый намек на преемника может привести к внутрисистемному хаосу, так как силовики, чиновники, население будут уверены в том, что Лукашенко совсем плох и вскоре уйдет. Для авторитарных систем такие сигналы крайне опасны. Безусловно, диктаторы любят такие игры, нередко они сами инициировали слухи о своей болезни и близкой смерти, чтобы оценить реакцию и избавиться от тех, кто уже похоронил тирана и начал свою игру.

- В качестве преемника называлась фамилия старшего сына Лукашенко Виктора. Кто из нынешней обоймы способен взвалить на себя это бремя?

- В этом случае все зависит от фактора времени, т.е. от того, как долго Лукашенко будет в физическом состоянии удерживать власть. Если Лукашенко начнет слабеть и выдыхаться, то безусловно, Виктор, это единственный вариант. В случае, если Лукашенко сможет продержаться еще лет 18, а Беларусь будет все еще существовать, то власть будет передана Николаю, которому будет 30, а Лукашенко – 80 лет. В этом сценарии не вижу ничего невероятного (Назарбаев – 76, Каримов умер в 78, Гейдар Алиев умер в 80).

- Что заставит Лукашенко отказаться от «царских полномочий»?

- Давно уже очевидно, что по доброй воле Лукашенко никогда не уступит власть. Здесь есть только два варианта: а) Каримов – Ниязов, т.е смерть; б) Янукович – Бакиев, т.е революция и изгнание.

- Не маскирует ли Лукашенко заявлениями о Конституции более серьезные события?

- Конечно, шум и сенсация в условиях кризиса и ухудшающихся условий жизни – это лучшее средство для отвлечения внимания населения, но ненадолго. Кроме зрелищ, нужен еще и хлеб. Что касается неких иных событий, то вряд ли в стране может произойти что-то такое, что нужно прикрывать намеками. В Беларуси уже все произошло.

Новости по теме

Новости других СМИ