Если Путин идет на президентские выборы, Лукашенко ничего не останется, как срочно готовить преемника

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Андрей Суздальцев. Фото: aif.ru
На фоне упорно разгорающейся в белорусском медиа-пространстве дискуссии о необходимости закрытия российско-белорусской границы, внимание общественности к завершающейся эпопеи с ценой за поставляемый в РБ российский природный газ неуклонно ослабевает.

Первыми избавились от газовой темы белорусские электронные СМИ, за ними последовали печатные издания. «Государственные люди», стараясь не провоцировать обсуждение итогов «газового тупика» среди населения Беларуси и её политического класса, тоже уклоняются от комментариев.

Возможно, столь поспешное бегство из «газового тупика» связано с тем, что белорусские власти в ходе переговорного процесса трижды досрочно объявляли о его успешном для Беларуси завершении и, каждый раз оказывалось, что они явно выдавали желаемое за действительное? Либо учитывается тот факт, что итоги переговоров все-таки неоднозначны и во многом зависят от доброй воли России, и её готовности помочь Беларуси, выделив бюджетную компенсацию.

Кроме того, не стоит забывать, что Минск должен сделать первым шаг к нормализации газовых и нефтяных отношений с РФ, вернув долг в 300 млн. долларов, что само по себе является свидетельством сокрушительного провала газовой аферы.

На этом фоне было бы странно, если бы правящий в республике режим не сделал попытку проанализировать причины и последствия «газового тупика», а также не сформировал некоторые выводы и задачи на будущее. Весь этот процесс подведения итогов можно условно считать газовыми «уроками» для официального Минска, которые носят для него не только экономический и политический, но даже геополитический характер.


Урок геополитики

В основе газовой авантюры белорусских властей, как не раз отмечал автор этих строк, лежала политическая формула: «В условиях геополитического противостояния России с Западом, Москва не пойдет на потерю единственного союзника». Формула верная, но как любая формула, она не всеобъемлющая и касается конкретной ситуации в конкретный период времени.

Проблема в том, что белорусское руководство живет аналогиями и постоянными повторами. Уверовав один раз в некий успешный формат, оно и дальше будет упорно действовать по шаблону. Так и получилось в конце 2015 года, когда было принято решение в одностороннем порядке поменять цену на получаемый республикой российский природный газ. Ставка была сделана на статус «союзника», который, как считали в Минске, Москва не решится игнорировать.

Но при этом в белорусском руководстве не учли, что с 2014 года в России произошла серьезная переоценка понятия «союзник», которая, в итоге опять вернулась к формуле Александра III: «Во всем мире у нас только два верных союзника – наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас».

Тем не менее, пока противостояние между Москвой и Западом только разгоралось, вопрос о соблюдении политеса с пусть формальными, но союзниками, оставался злободневным. Но, когда с лета 2016 года переговорный процесс по газу между Москвой и Минском удивительным образом совпал с уже необратимой геополитической эскалацией противостояния с Вашингтоном, вылившийся в октябре в угрозу вполне реального вооруженного столкновения с США, упрямые попытки белорусской стороны выбить из России максимально дешевые ресурсы в Москве стали восприниматься в качестве суетливого и торопливого мародерства по принципу «Тяни, пока не поздно».

Вышеназванный фактор вошел в политический резонанс с пониманием того, что в случае глобального конфликта, вопрос о котором так и не снят с повестки дня, Минск будет не только бесполезен, так как по традиции, тут же «нырнет в кусты», но и вреден, так как своим поведением лишний раз продемонстрирует политическое одиночество России.

Все это породило в российском истеблишменте весьма неприятный для белорусской стороны вопрос: «Зачем нам нужен этот бесполезный «груз», или , как говорят в российском Белом Доме, «обременение»? Отсюда и столь упорное нежелание российской стороны идти на уступки «ценному союзнику» в вопросе его энергетических потребностей.

В Минске эти изменения в России не учли или, что опаснее, видимо, не поняли. Отмобилизованность и решимость российского истеблишмента были проигнорированы, что и вылилось в затяжной конфликт и серьезные финансовые потери для Беларуси.


Урок политики

А. Лукашенко не смог вывести республику из «газового тупика» и именно он несет ответственность за его последствия. Как отмечалось в предыдущей статье по данной теме, белорусский президент в конфликте был лишен политического маневра, что фактически отстранило его от выхода на российское руководство. Белорусский президент оказался в изоляции.

Судя по нервозной реакции, глава белорусского государства прекрасно понимал и понимает сейчас, что он фактически отрезан от Кремля. Автор этих строк не раз обращал внимание читателей на то, что А. Лукашенко, по поводу и без, упоминает В. Путина, периодически заявляя, что «это для обсуждения с руководством России», «это я скажу президенту России» или «мы об этом поговорим В. Путиным» и т.д. При этом старательно создавая иллюзию, что он находится в постоянном контакте с Кремлем.

Тут стоит напомнить, что статус опытного и удачливого лоббиста экономических интересов Беларуси в Москве («решальщик») является основным фактором, обеспечивающим стабильность власти А. Лукашенко в республике. Фактически именно белорусский президент отвечает за предоставление Беларуси непрерывной, масштабной и максимально свободной от каких-либо условий финансово-ресурсной помощи со стороны России. Если А. Лукашенко от данной функции отстранен, то республике он по большему счету не нужен…

В принципе, делая политический анализ и формируя среднесрочные прогнозы, можно было бы проигнорировать сегодняшнюю несомненную изоляцию А. Лукашенко от России, считая её временным явлением, если бы не неоднократные яростные выпады главы белорусского государства в адрес Москвы. Кремль их демонстративно игнорировал, а Лукашенко, в свою очередь, как-то забывал, что он только что пожимал руку В. Путину на очередной многосторонней встрече.

Действительно, все наши выводы об изоляции можно было бы считать ничтожными, если бы мы могли зафиксировать полноценные переговоры двух лидеров в Бишкеке (16 сентября 2016 г.) и Ереване (14 октября 2016 г.) Однако на данных мероприятиях президенты России и Беларуси ограничились парой дежурных фраз друг другу.

Это говорит о том, что общих российско-белорусских тем, интересных двум сторонам, не оказалось, если не считать откровенных улыбок всей российской делегации, когда А. Лукашенко предложил «заставить» НАТО признавать ОДКБ.


Реплика

Стоит признать, что г-н Лукашенко, выступая на саммите ОДКБ и фактически угрожая НАТО : «Мы констатировали, что ОДКБ никто не хочет признавать -- особенно НАТО. Если мы будем их просить -- они никогда нас не признают. Нужно не просить, а заставить!» (http://www.mk.ru/politics/2016/10/14/putin-s-lukashenko-reshili-zastavit-nato-uvazhat-odkb.html) , видимо уже считал себя главнокомандующим не только белорусскими, но и российскими вооруженными силами. Так он выглядел весьма значительно.

Однако, ему стоило бы, конечно, объяснить, в какой форме он видит белорусский «вклад» в «коллективное» принуждение НАТО к «признанию» ОДКБ. Неужели белорусско-китайскими «Полонезами»? Авиационную базу, между прочим, он в свое время России так и не предоставил… Но, в итоге, бравый спич А. Лукашенко оказался в разделе политических анекдотов, так как выглядел в стиле ремейка советского музыкального фильма «Д’Артаньян и три мушкетера»: «Галантерейщик и кардинал – это сила!».

Возвращаясь к теме современного позиционирования А. Лукашенко в русле российско-белорусских отношений, необходимо напомнить, что, начиная с нулевых годов, в отношениях между Дроздами и Кремлем неоднократно возникали паузы, которые белорусский президент заполнял то встречами с губернаторами российских областей и краёв, то настоящими «засадами» на В. Путина в Сочи.

Тем не менее, паузы, практически всегда, заканчивались саммитами, выходами на совместные пресс-конференции и традиционными фотографиями в официальной белорусской печати, на которых, по «доброй» традиции, обязательно подчеркивается разница в росте между двумя президентами.


Что поменялось сейчас?

А. Лукашенко, как уже не раз отмечалось в ходе анализа переговорного процесса, оказался выброшен из конфликта. Это первый нефтегазовый кризис между Россией и Беларусью, который решался без непосредственного публичного вмешательства главы белорусского государства, хотя в ходе конфликта он неоднократно пытался в него включиться.

Однако в этот раз обошлись без белорусского президента. Следовательно, и в будущем Москва будет стараться решать проблемы с Минском без непосредственного контакта с г-ном Лукашенко. Понятно, что со временем эта практика будет расширяться, захватывая все новые и новые сферы российско-белорусских отношений, а также и новые слои белорусского политического класса и общества, что имеет свои причины, главная из которых – полное отсутствие у российского руководства доверия к пожизненному белорусскому президенту.

Вряд ли белорусское руководство не понимает сложность ситуации. Понятно, что, как всегда в подобных случаях, «свита» главы государства разбивается на несколько групп, первая из которых по традиции убеждает, что «все успокоится, утрясется и заживем лучше прежнего». Вторая, советует следить за развитием ситуации в Сирии и ожидать нового Карибского кризиса, который может кардинально поменять расклад сил в мире, если, правда, что-то от мира останется.

Третья же группа рассчитывает на исчезновение В. Путина из Кремля в 2018 году (или даже раньше). Считается, по умолчанию, что любого нового российского президента А. Лукашенко обязательно «охмурит».

Иными словами, во всех трех сценариях А. Лукашенко остается только терпеливо ждать. Тем не менее есть еще один вариант. В. Путин идет на президентские выборы и почти наверняка их выигрывает. Тогда А. Лукашенко ничего не останется, как срочно готовить преемника.


Урок экономики

Беларусь нужно кормить и кормить хорошо. Население живет под впечатлением огромной несправедливости – люди трудятся, как им кажется, вполне самоотверженно, а живут едва ли не хуже граждан Молдовы. Руководство страны неустанно напоминает, что Беларусь - географический центр Европы, но как-то стесняется признать, что уровень жизни населения вполне на уровне отдельных стран Африки, не говоря уже о Евразийском континенте.

Более того, разрыв с беднейшими странами Евросоюза только нарастает. Чем жить стране? Сборкой китайских автомобилей? Пока только переработкой нефтью. «Газовый тупик» со всей очевидностью продемонстрировал, что есть Беларусь и есть нефть. При этом Беларусь без нефти не может существовать, а нефть прекрасно без Беларуси обходится и с удовольствием продается направо и налево по мировым ценам. Иными словами, если в Беларусь не приходит нефть, то Беларуси очень быстро просто не будет. Во всяком случае, такой республики, к которой мы привыкли…

В свою очередь автор этих строк не раз отмечал, что в принципе, республика не погибнет, если, как любая нормальная суверенная и независимая страна, начнет все покупать по мировым ценам. Будет безумно тяжело, хорошей зарплатой будет считаться сумма в 100 рублей, в разы вырастет безработица, уедет половина населения, но страна не исчезнет. Зато исчезнет нынешняя власть. Исторически мгновенно.

Убытки от недопоставки нефти в III и частично IV квартале текущего года перекрыли все суммы, «сэкономленные» на недоплате за уже поставленный российский газ. Это со всей очевидностью продемонстрировало белорусским властям, что шутить с заключенными соглашениями не стоит…

После «газового тупика» говорить о многовекторности белорусской внешней политики уже не приходится. При такой экономической зависимости от России А. Лукашенко может только имитировать самостоятельность и суверенность, в чем наглядно убедилась вся Европа, которая, признаться, с большим интересом наблюдала за перипетиями российско-белорусских переговоров о цене на газ.

Так что последствия «газового тупика» очень скоро проявятся на западном направлении белорусской внешней политики. Этот «урок» будет особенно тяжел для официального Минска и тот же В. Макей бросит огромные силы на то, чтобы его смикшировать.

Тогда возникает вопрос о том, как жить дальше? Что делать с такой огромной зависимостью от России? Действительно, не строить же Союзное государство… Потому что с Россией А. Лукашенко уже никогда не договорится. Поезд ушел и на перроне он остался один…

Вообще-то в таких случаях принято принимать программы структурных реформ и модернизации основных экспортных отраслей. Но для этого необходимы деньги, которых нет. Заменить отсутствие собственных денег на внешние инвестиции -- невозможно, так как они, увы, не идут в Беларусь.

Причина здесь проста: инвестиции не поступают в РБ, так как нет никакой ясности, что будет со страной, в которой когда-то обязательно закончится кладбищенская «стабильность» и может начаться невесть что... Более того, неизвестно, сколько после А. Лукашенко в Беларуси будет стоить кубометр газа и литр бензина…

Вырваться из этой цепочки взаимосвязанных причин и проблем на фоне абсолютной субъективности основных политико-экономических процессов почти невозможно, если только не найти альтернативного спонсора или заняться диверсификацией импорта энергоносителей.

Найти замену России в качестве спонсора – дело почти безнадежное, хотя А. Лукашенко продолжает искать «благодетелей» на всех континентах. Как уже отмечал автор в предыдущем материале, белорусские власти видят спасение в альтернативной иранской нефти, о чем уже успел объявить А. Лукашенко, хотя очень сомнительно, что её цена, после трех перевалок, на Мозырьском НПЗ будет меньше цены трубопроводной российской нефти.

Тем не менее, пусть теоретически, но найти замену российской нефти можно…Хотя бы в качестве инструмента шантажа. Но что делать с газом? Где найти альтернативу российскому природному «голубому топливу»? Качать из Клайпеды норвежский газ? Делать реверс из Германии? Построить газовый терминал на Свислочи и принимать газовозы из Катара? Или все-таки заморозить население, к чему сейчас радостно приступили южные соседи из более «незалежной» Украины?

Вот, далеко не все вопросы, на которые белорусские власти ищут ответы… Успешно?

Новости по теме

Новости других СМИ