"И вот Левиафан опять на коне, с Лукашенко в седле"

Ярослав Романчук, Facebook

Мифический Левиафан. Картинка с сайта fb.ru
Оксфордский словарь выбрал слово 2016 года. Им стало прилагательное POST-TRUTH. Его можно перевести, как «пост-правда», «пост-истина», «постправдинский».

Post-truth описывает или обозначает обстоятельства, при которых объективные факты являются менее важными при формировании общественного мнения, чем призывы к эмоциям и личным убеждениям.

Впервые слово появилось в английском языке в 1992 году. За последние десять лет она стало очень активно использоваться, особенно в контексте Брекзита и избрания Д. Трампа президентом США.

Люблю я английский язык за то, как он реагирует на явления, события и тенденции мира вокруг. Действительно, мы живем в мире post-truth, глобальном пространстве пост-правды, особенно в сфере политики и экономики.

Удивительно то, что Беларусь вошла в этот мир гораздо раньше Запада. Даже раньше Украины и России. Вспомним 1994-ый год, первые президентские выборы. Чуйка Александра Лукашенко подсказала ему:

«Правда – ничто, пост-правда – всё.

Главное не факты – а образы.

Плевать на цифры – жонглируй эмоциями.

В игнор науку – на пьедестал ТВ-сопли.

Не обращай внимания на документы – нагибай историю под себя.

Чхать на логику – шокируй невозможным.

Саботируй термины – называй всё, как хочешь.

Манкируй моралью – всё относительно, всё можно оправдать.

Закрой глаза на реальность – реально то, что в голове, а не перед глазами.

Оставь в покое сознание – ищи правду и смысл в подсознании.

Наша культура стала post-truth. А. Лукашенко этим воспользовался. Потом этим путём пошли украинские президенты и В. Путин. Теперь дошла очередь до Запада. Не потому, что капитализм загнивает или не работает, а потому, что ушлые, циничные интервенционисты его разрушили. Не одним махом, как в 1917-м, а маленькими шажками. Эрозия свободы выбора в Европе и США шла десятилетиями. И вот наступила эпоха post-truth. Стало модно и престижно знать мнение звезды, а не правду. Стало важно селфи с VIP-ом, а не фотография с другом. Расплодились факультеты покушения на квалификацию. Мир охватила эболизация мозга, глобальное таяние невежества и слепая вера в благочестивых, справедливых политиков и чиновников.

А. Лукашенко в стиле латиноамериканских политиков XX века типа Хуана Перона придумал для белорусов выгодную для себя реальность — утопию восстановления безвозвратно ушедшего прошлого. При помощи государственной пропаганды провели амнезию недавнего прошлого, снизили накал страданий, замолчали преступления, подменили понятия, отключили мозг, купили науку и переформатировали её, переработали историю. И вот Левиафан опять на коне, с Лукашенко в седле. В середине 1990-ых вполне демократично и легитимно. Так Беларусь вступила в эпоху пост-правды (post-truth). 22 года назад это была скорее политическая, электоральная аберрация. Как оказалось, это было началом тренда.

Учёные посрамлены. Мы живёт в эпоху шаманов. Они вооружены супер современными средствами связи, манипуляции картинкой, модификации реальности под заказ. Вот-вот появятся убийственные для настоящей, реальной жизни гаджеты – устройства с усиленной реальностью. Одеваешь шлем, перчатки – и ты властелин мира, людей и космоса. Всё это не выходя их комнаты. В руках властелинов подсознания, манипуляторов мнений, в мире post-truth эта прекрасная инновация грозит превратиться в «ядерное» оружие новых гибридных войн.

Мир движется в сторону «1984». «О, дивный новый мир» Олдоса Хаксли не кажутся уж такими утопиями. Друзья, теперь осталось объяснить детям, студентам и всем тем, кто всё ещё любит думать и ценит думающих, что такое post-truth и как перевести это слово не как словесную оболочку, а как набор очень важных коннотаций.

Новости по теме

Новости других СМИ