У Лукашенко два больших списка пожеланий - для Европы и для Путина

Александр Класковский, Naviny.by

Фото: Naviny.by
Но серьезные люди в Москве и Брюсселе мало похожи на Санта-Клаусов и просто так под елочку ничего не принесут.

Евросоюз может поспособствовать экономической независимости Беларуси. Александр Лукашенко мастерски выпятил этот тезис в разговоре с важной делегацией из Брюсселя.

Действительно, Европа, Запад в целом пошли де-факто на серьезный компромисс с белорусским режимом, чтобы ослабить то, что им представляется российской угрозой. В диалоге с Минском европейцы теперь стараются не пережимать с риторикой насчет демократизации, соблюдения прав человека.

В итоге отношения белорусских властей с Брюсселем пусть и медленно, но развиваются. Обрисовалась конкретная повестка дня. Вот Лукашенко и спешит ковать железо.

Пусть, короче, Брюссель не учит жить, а поможет материально.


Пусть не учат жить, а помогут материально

Встречаясь в Минске 21 ноября с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета ЕС, белорусский президент огласил перед серьезными западными господами солидный список пожеланий. Как-то: «Ощутимым вкладом ЕС в укрепление экономической независимости Беларуси могут стать устранение ограничений в торговле, обеспечение реального доступа белорусских товаров на рынок Евросоюза, оказание содействия в выстраивании отношений с МВФ и повышении позиции Беларуси в кредитном рейтинге Организации экономического сотрудничества и развития, активизация переговоров о вступлении Беларуси в ВТО».

О каких ограничениях в торговле идет речь? Как пояснил в комментарии для Naviny.by аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс) Денис Мельянцов, в числе таких барьеров — исключение Беларуси из Обобщенной системы преференций (ОСП) Евросоюза, квоты на текстиль и ряд других товаров, трудности с получением сертификатов качества.

«У Минска также нет торгового соглашения с Брюсселем», — отметил аналитик. По его сведениям, кулуарно идет разговор о том, чтобы подписать такой документ отдельно, не дожидаясь, пока будет готов большой базовый договор о партнерстве и сотрудничестве с Евросоюзом.

По мнению Мельянцова, Беларуси даже в случае снятия торговых барьеров трудно надеяться на прорывы в экспорте продукции машиностроения, например. Но по ряду позиций, прежде всего в продовольствии, прогресс вполне реален, так как здесь белорусский продукт (масло, минеральная вода и пр.) вполне конкурентоспособен.


А откуда взялись барьеры?


Анализируя список пожеланий Минска Брюсселю, стоит вспомнить историю некоторых проблем. Например, в свое время Беларусь вылетела из ОСП за нарушение прав трудящихся, зажим профсоюзов. Так что здесь режим расплачивается за свои старые грехи.

Также вспоминается, что на совещаниях по вопросу вступления в ВТО Лукашенко не раз выказывал свой личный скепсис: а нужно ли нам туда? Теперь оказалось, что нужно, и побыстрее. Но сколько времени упущено!

Сейчас белорусский президент прозрачно намекает, что не грех бы ускориться с заключением базового договора Беларусь — ЕС. Но ведь такой документ уже был готов аж два десятилетия назад, и все пошло прахом из-за референдума-96, когда Лукашенко резко переформатировал властные полномочия в свою пользу и разогнал Верховный Совет.

Далее. Письмо о намерениях, без которого новая программа с МВФ не начнется, из Минска в Вашингтон пока так и не ушло. В фонде хотят получить гарантии реформ от того, кто реально решает все вопросы в Беларуси.

Между тем промедление с письмом о намерениях показывает, что «глава государства к таким реформам не готов», что налицо недостаток политической воли, отметил в комментарии для Naviny.by экономический эксперт «Либерального клуба» (Минск) Антон Болточко.

Он подчеркивает, что реформы нужны не ради денег МВФ и ЕС, а чтобы поднять в итоге благосостояние наших граждан. Но пока руководство страны больше озабочено «поддержанием статус-кво в системе», считает Болточко.


Сделаем из Минска если не Женеву, то Хельсинки!

Ну, а пока нет реформ даже в экономике (о политике лучше не заикаться), можно попытаться капитализировать миротворческую роль Минска. Предоставление площадки для переговоров по Украине принесло Лукашенко большие дивиденды, фактически помогло разморозить отношения с ЕС, выйти из-под его санкций. Однако значение той площадки угасает, нужны новые инициативы.

На встрече с делегацией ЕС белорусский президент предложил использовать Минск как площадку для переговоров о разрядке между Востоком (читай: Россией) и Западом: «Давайте, чтобы улучшить атмосферу взаимоотношений государств, подумаем об обновлении Хельсинкского процесса и попробуем запустить миротворческий процесс, возможно «минский процесс».

Заявка амбициозная. Но не очень понятно, зачем здесь нужен посредник, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич. По его словам, российские лидеры и так встречаются с западными гораздо чаще, чем Лукашенко.

Создание в Беларуси переговорной площадки по Донбассу, саммит лидеров нормандской четверки в Минске в феврале 2015 года «сдвинули белорусское политическое сообщество с точки реальности», говорит аналитик. По его мнению, возможности миротворчества под эгидой Минска стали переоцениваться, в том числе и некоторыми негосударственными экспертами.

Действительно, отечественная дипломатия придумала красивый тезис о Беларуси как доноре региональной стабильности. Звучит даже: Минск может стать восточноевропейской Женевой (насмешники из соцсетей вспоминают здесь лекцию Остапа Бендера в Васюках).

И вот теперь — замах на новые Хельсинки (в 1975-м в финской столице был подписан исторический Заключительный акт, которым СССР и Запад демонстрировали волю покончить с холодной войной).

«Не думаю, что эта идея реальна», — говорит Карбалевич о перспективах предложенного сейчас минского процесса. И добавляет: недавнее голосование Минска в ООН против резолюции о правах человека в Крыму лишь смазывает впечатление о нейтральности белорусской позиции.


В капкане старой системы

Вряд ли Европа и США в принципе питают иллюзии относительно нейтральности белорусского режима, у которого с Москвой — союзное государство, военные договоры. Но вместе с тем Запад оценил маневрирование Минска на международной арене в тех пределах, которые на сегодня возможны.

Потому и разворачивается, в частности, диалог с Евросоюзом, сулящий белорусской стороне ряд осязаемых дивидендов (деньги от ЕС, ЕБРР и пр).

«Вытянуть Беларусь из геополитического поля России — это большая ставка, за это, с точки зрения ЕС, стоит платить», — поясняет Карбалевич логику нового (отметим: вызывающего у оппозиции недовольство, порождающего упреки в предательстве идеалов) подхода Брюсселя к белорусскому вопросу.

Однако и для укрепления экономической независимости белорусские власти должны пройти свою часть пути, весьма тернистую, иначе ни Брюссель, ни Вашингтон не спасут. Пока же Минск в основном загибает пальцы, перечисляя иностранцам свои желания. Но даже детское письмо Санта-Клаусу должно быть реалистичным, и вообще по правилам жанра мальчику/девочке следует показать прилежание, иначе желаемых подарков под елочкой не окажется.

Да, в Минске понимают порочность чрезмерной экономической привязки к восточной соседке. Министр иностранных дел Владимир Макей недавно открытым текстом сказал о желании Беларуси ослабить эту зависимость.

Однако лозунги многовекторности, диверсификации внешней политики и торговли повисают в воздухе без реальных реформ.

И после встречи с брюссельскими эмиссарами архитектор белорусской модели, заточенной под льготные энергоресурсы, снова собирается для ее спасения лететь за дозой поддержки в Москву. Для Владимира Путина у Лукашенко тоже наготове большой список пожеланий (кое-что было мягко артикулировано на пресс-конференции для российских журналистов 17 ноября и более жестко артикулировалось ранее).

И вот ведь какая закавыка: чем больше отжалеет Москва (причем выставляя свои условия за каждый скормленный витамин), тем призрачнее надежда на перестройку белорусской системы.

Новости по теме

Новости других СМИ