"Никакого референдума Лукашенко сейчас не планирует, ему это не надо"

Радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Александр Лукашенко. Фото: sputnik.by
Действительно ли власть планирует провести референдум и зачем это может быть нужно Александру Лукашенко? Какие вопросы могут быть вынесены на всенародное голосование?

Готовится референдум об объединении Беларуси и России?

На эти и другие вопросы в передаче «Экспертиза Свободы» отвечают политический обозреватель портала Tut.by Артем Шрайбман и политолог Юрий Чаусов. Ведет передачу Виталий Цыганков.

Цыганков: Начало дискуссии о возможном референдум дал сам Лукашенко, который, выступая перед Национальным собранием 7 октября, смутно намекнул на необходимость изменений в Конституцию.

Потом 23 ноября Либерально-демократическая партия Беларуси выступила с заявлением, что она инициирует проведение в 2018 году одновременно с выборами депутатов в местные Советы референдума по изменению Конституции. ЛДП предлагает увеличить срок полномочий президента Беларуси с 5 до 7 лет, увеличить срок полномочий белорусских парламентариев с 4 до 5 лет, а также перейти на выборы депутатов всех уровней по пропорционально-мажоритарной системы.

Нужен ли власти референдум, чего еще сегодня не хватает Александру Лукашенко на посту главы государства?

Шрайбман: Если говорить о ЛДП, то это не обязательно может означать некий заказ со стороны власти. Эта партия известна тем, что пытается точно определить, на что сегодня запрос со стороны властей, и под это протолкнуть свои инициативы. У них давно есть инициатива насчет пропорционально-мажоритарной избирательной системы. Они считают, что при такой системе, если будут партийные списки, они расширят свою роль в белорусском политическом поле. Поэтому они решили прицепить вопросы, которые понравятся, по их мнению, власти - об увеличении президентского срока.

Поэтому вовсе не обязательно мы должны видеть в предложениях ЛДП прямой заказ со стороны Администрации президента. Хотя и такое возможно - что с помощью ЛДП решили прощупать почву насчет общественного отношения к этой идее.

Экс-премьер Беларуси заподозрил Лукашенко в подготовке очередного референдума

Что же касается власти, то я не вижу, что решение об изменениях в Конституцию принято. Более того, я не считаю, что Лукашенко всерьез хочет этим заниматься. Он консерватор, и если система работает, то нет нужды ее менять. Мне кажется, увидев различные опросы, в том числе на Tut.by, где люди на 95 процентов против идеи увеличить президентский срок, а 70 процентов - против перехода на смешанную избирательную систему - власть вполне может отказаться от того, чтобы будоражить народ непопулярными инициативами. Ведь любой референдум, где можно заподозрить власть, что она хочет увеличить свои полномочия, - это сильный раздражитель. Особенно сейчас, когда рейтинг власти сильно упал.

Цыганков: Но можно найти такие вопросы на референдум, которые могут, наоборот, поднять рейтинг Лукашенко. Почему бы и сейчас не найти такие темы и так их поставить, чтобы они были поддержаны большинством?

Шрайбман: Я не понимаю, как это может повысить его рейтинг. Все будут прекрасно понимать, что ключевой вопрос, который вызывает раздражение, связан с системой власти в стране. Я вообще не понимаю, зачем Лукашенко менять систему? Есть какие-то политические сложности? Нет. В чем смысл лишних затрат, в чем смысл будоражить общество и политическую систему? Я думаю, что пропагандистская кампания в СМИ может значительно меньшим риском увеличить его рейтинг, чем какие-то спорные инициативы.

Чаусов: Конечно, власти не нужны никакие референдумы. Лукашенко, выступая перед депутатами, высказался за изменения в Конституцию. О референдуме он ничего не говорил. Хотя поверхностные аналитики сразу начали связывать эти два разных понятия. Так что когда мы говорим о референдуме - мы прежде всего говорим об инициативе ЛДП, не более.

Я, однако, должен отреагировать на то, что говорил здесь господин Шрайбман насчет непопулярности идеи продления полномочий президента. В 2004 году, накануне того референдума, который снял единственное конституционное ограничение для власти Лукашенко, все опросы свидетельствовали о бешеной непопулярности этого шага. Но власти провели референдум так, как им захотелось.

Сегодня никакой нужды делать такие радикальные шаги нет. Поэтому я воспринимаю заявление Лукашенко перед парламентом как те заявления о необходимости политической реформы, которые делались им в 2011-12 годах. Но это не привело ни к каким изменениям. И мне кажется, что те слова, которые сейчас сказал Лукашенко, как раз свидетельствуют о том, что реальных конституционных перемен Лукашенко не планирует.

Красноречивый пример - у нас в Конституции по-прежнему фигурирует такая должность, как председатель Высшего хозяйственного суда. Эти суды были ликвидированы президентом, но эта норма в Конституции осталась, и никому она не мешает. Беларусь не живет по Конституции. Это декорация, которая ничего не решает. Те декорации или другие. Но суть власти - это единоличная власть президента.

Лукашенко меняет Конституцию, чтобы передать власть старшему сыну?

Цыганков: Среди самых фантастических версий звучат и такие, что изменения Конституции нужны, чтобы вообще отменить всенародные выборы президента и избирать главу государства в парламенте. Я-то сомневаюсь, что Лукашенко захотел бы, чтобы его избирали депутаты, а не весь народ. Но на это говорят, что такой вариант он готовит уже не для себя ...

Чаусов: Я думаю, что эта версия не подкреплена никакими сигналами со стороны власти. Эти предложения действительно не в духе той системы власти, которую построил Лукашенко. Как справедливо сказал Артем, система работает - и нет никаких причин ее менять.

Почему в Беларуси до сих пор проводятся те мероприятия, которые принято называть выборами? Ведь власти черпают легитимность из народного волеизъявления. В свое время были инсинуации о переходе «Белой Руси» в партию власти. Но в конце концов все это ложится на стол Лукашенко, и он такие предложения блокирует, так как ему персонально это невыгодно.

Система построена, она работает. Построить систему «перехода престолонаследия» значительно проще, чем когда парламент будет выбирать президента.

Сейчас мы имеем дело с политическими инсинуации вокруг туманного заявления Лукашенко, значимость которого не больше, чем его заявления о политических реформах, которые звучали в 2011-12 годах. Лукашенко как бы сказал - давайте соберем юристов, и пусть они посмотрят, что нужно сделать в Конституции. На мой взгляд, наоборот, в словах Лукашенко есть яркое свидетельство, что никакого референдума Лукашенко сейчас не планирует, ему это не нужно.

Белорусскую Конституцию перепишут под Николая Лукашенко?

Цыганков: Артем, как вы оцените возможные варианты референдума, которые сейчас обсуждают эксперты?

Шрайбман: Об избрании президента парламентом - это голая конспирология, Юрий совершенно точно сказал, у этой версии нет никаких оснований.

Что касается возможной отмены смертной казни, то тут интересный вариант. Поскольку власть всегда апеллирует к «мнению народа», то если власть пожелает задуматься об отмене смертной казни, то она захочет провести такой референдум. Сделать нужный результат не будет сложно для нашей избирательной системы.

Но я не думаю, что Александр Лукашенко уже созрел к отмене смертной казни. Однако, повторюсь, референдум по этому вопросу когда-нибудь в принципе возможен. Ведь это вполне продолжала бы логику властей, что смертная казнь у нас существует только потому, что этого хочет народ.

Новости по теме

Новости других СМИ