Призрак девальвации рубля возвращается

Владимир Тарасов, "Белрынок"

Коллаж с сайта belrynok.by
Еще совсем недавно казалось, что в этом году обойдется без традиционной новогодней девальвации белорусского рубля. Но вдруг рубль стал плавно, но существенно дешеветь, и появились признаки того, что девальвация все-таки может произойти.

В октябре текущего года, проанализировав риски, которые имелись на мировых финансовых и товарных рынках, мы пришли к выводу, что, несмотря на превышение предложения иностранной валюты над спросом на нее на внутреннем рынке РБ, переводить сбережения в рубли не стоит. Опасения оказались оправданными, в конце года в дополнение к существовавшим рискам возникли сразу две реальные причины, которые могут привести к падению курса белорусского рубля. Одна из них пока скорее потенциальная, чем реальная – это новая экономическая политика будущего президента США Дональда Трампа. Вторая причина оказалась не менее неожиданной. Это ухудшение отношений Беларуси с Россией.

Началось оно после того как Беларусь в одностороннем порядке (без согласования с поставщиками) начала платить за покупаемый газ меньше, чем рассчитывали в России. Дело дошло до того, что Россия в ответ снизила объемы поставки нефти в Беларусь, что несколько оживило переговоры, и в октябре сторонам, как казалось, удалось договориться. Беларусь согласилась уплатить долг в 300 млн. USD, а Россия пообещала компенсировать белорусские потери из своего бюджета в будущем. Однако что-то не заладилось, и Беларусь платить не стала.

Проблемы, возникшие между странами, обсуждались на личной встрече президентов Беларуси и России 22 ноября. Но эффект от встречи оказался нулевым. Более того, на совещании по развитию машиностроения, которое состоялось 24 ноября, Александр Лукашенко заявил, что надо рассчитывать на себя, а не надеяться на чью-то помощь. Он также сказал, что Беларусь не воюет, но «надо с точки зрения экономики настроиться на военный лад».

После этого президент Беларуси нанес официальный визит в Азербайджан, где предложил организовать переработку азербайджанской нефти на белорусских НПЗ. Что ответил на это предложение Азербайджан, неизвестно. Но учитывая планы нефтедобывающих стран по снижению объемов добычи нефти, ресурсов на такие проекты у Азербайджана просто нет.

Тем временем в Беларуси начался отопительный сезон, что привело к резкому увеличению отрицательного сальдо внешней торговли РБ: до минус 545,5 млн. USD в октябре с минус 279,4 млн. USD в сентябре. А отрицательное сальдо внешней торговли товарами Беларуси с Россией в октябре увеличилось до минус 443,2 млн. USD с минус 253,6 млн. USD в сентябре.

Правда, в банковской системе РБ дефицита валюты в октябре не наблюдалось. Объем средств в иностранной валюте, привлеченных белорусскими коммерческими банками от резидентов РБ, в октябре даже увеличился на 180,2 млн. USD — до 13 487 млн. USD.

При этом депозиты юридических лиц в иностранной валюте выросли на 361,9 млн. USD и достигли 3 545,5 млн. USD, а валютные депозиты населения снизились на 92 млн. USD – до 7 496,8 млн. USD.

Таким образом, проблем с иностранной валютой в стране в октябре не было, несмотря на ухудшение состояния внешней торговли. Но в ноябре ситуация могла измениться. Возможно, что-то изменилось после встречи президентов РБ и РФ 24 ноября. Общественности не сообщили, что там произошло, но высшие чиновники наверняка осведомлены об этом и действуют в соответствие с этими решениями.

Скорее всего, на ней Владимир Путин отказал в дополнительной поддержке Беларуси без дополнительных уступок, возможно, в виде военной базы на территории РБ. По крайней мере, такие действия были бы логичными, так как России нужны гарантии того, что Беларусь не пойдет по пути Украины. Поэтому России, исходя из соображений национальной безопасности, нет смысла поддерживать белорусскую экономику. То есть, выстраивание барьеров на пути белорусских товаров это, скорее всего, не случайность, а долгосрочная политика.

В 2017 году также могут возникнуть проблемы с поставками российской нефти. Не исключено появление проблем с кредитами от Евразийского фонда стабилизации и развития. С кредитом от МВФ тоже существуют вопросы, так как Беларусь, похоже, не собирается уступать по вопросу о темпах роста тарифов ЖКХ. Со своей стороны, МВФ с учетом появления нового президента США, тоже не смысла торопиться с решением белорусского вопроса.

Более того, российские инвесторы могут сократить свои вложения в Беларуси, а их уход не компенсируют ни китайцы ни поляки, ни кто-либо еще. Это уже происходит. В частности, как сообщил председатель комитета строительства и инвестиций Мингорисполкома Николай Бутрим, в конце августа этого года «Газпром» предоставил в Мингорисполком акт о том, что он приостановил работы по возведению «Газпром Центра» в связи с недостаточным финансированием. А это ведь инвестиции примерно на 0,5 млрд. USD. По-видимому, это ответ на неуплату Беларусью долга за газ. К тому же, в связи с ухудшением отношений с Россией, Беларусь теряет изрядную долю привлекательности для зарубежных инвесторов – что толку создавать в РБ производство, если рынок России может оказаться закрытым для белорусских товаров.

Все это грозит белорусской экономике серьезными неприятностями. Стране грозит сокращение объемов экспорта и иностранных инвестиций. В таких условиях девальвация белорусского рубля является просто неизбежной. Свой вклад в этот процесс может внести и население, которое, помня о предыдущих девальвациях, может в декабре снизить продажи и увеличить покупки валюты. Правда, из-за падения доходов населения, подобный процесс не будет иметь больших масштабов и продолжится недолго, но на какое-то время давление на рубль возрастет.

В целом ситуация в отношениях с Россией выглядит тупиковой. Беларуси, похоже, придется рассчитывать на собственные силы, в связи с чем перспективы белорусской экономики и рубля кажутся мрачными.

Новости по теме

Новости других СМИ