Стоит ли ждать обвальной девальвации?


Картинка носит иллюстративный характер
Для резкой девальвации белорусского рубля, сравнимой с тем, что наблюдалось в 2011 году, на рубеже 2014-2015 годов или хотя бы в январе 2016 года, нужны предпосылки.

Призрак девальвации рубля возвращается

Так есть ли такие предпосылки?

На вопросы «Беларускай праўды» ответил старший аналитик Альпари Вадим Иосуб.

— Все упирается в терминологию: что считать девальвацией и как оценивать ее интенсивность? Как правило, говорят про быстрое движение за короткий срок.

После первой декады ноября валютная корзина растет, но достаточно умеренно. Это не самый длительный по продолжительности и интенсивности рост в текущем году. Валютная корзина уже росла с начала года по середину февраля, с начала мая по середину июля…

Для резкой девальвации белорусского рубля, сравнимой с тем, что наблюдалось в 2011 году, на рубеже 2014-2015 годов или хотя бы в январе 2016 года, нужны предпосылки. Таковыми традиционно являлись либо интенсивный рост зарплат и массовая раздача льготных кредитов, либо предшествующее обвалу искусственное сдерживание рубля, либо рекордное падение цен на нефть, что произошло в начале года: цена за баррель нефти марки Брент падала до 27 долларов за баррель…

Что мы имеем сейчас? Зарплаты не растут, напротив, доходы населения второй год подряд снижаются; практика директивного льготного кредитования полностью не ликвидирована, но такие кредиты поступательно снижаются; глава государства пару раз упоминал о заветном росте зарплат до 500 долларов, правда, привязывал его к соответствующему росту производительности труда, однако официальная пропаганда не подхватила этот тезис. Не факт, что зарплаты вырастут. К тому же рост зарплат приводил к активной скупке валюты населением, что служило спусковым крючком девальвации. С февраля по октябрь включительно, — девять месяцев население являлось чистым продавцом валюты, что напрямую вызвано падением реальных доходов.

Цены на нефть тоже падать пока не собираются.

Исходя из всего сказанного, реальных предпосылок для резкой девальвации я не вижу.

- За счет чего держался курс рубля с момента деноминации?

- С начала года основным стабилизирующим фактором являлось именно население, которое продавало валюту больше, чем покупало. Эта тенденция связана с падением реальных доходов населения. Нацбанк отмечал в своих отчетах, что уровень потребления населения тоже падает, но медленнее, чем снижаются доходы. Иными словами, население не хочет сокращать потребление пропорционально падению доходов. Чтобы динамика текущего потребления опережала динамику доходов, надо сокращать сбережения, прежде всего – валютные. Для поддержания потребления население тратило валюту, которая и способствовала стабильности рубля.

- А валюта у населения пока еще не закончилась, надо понимать?

- Только на срочных валютных вкладах населения находится больше 7 миллиардов долларов, а валютные сбережения населения, хранящиеся «под подушкой», с трудом поддаются оценке, однако по самым скромным подсчетам речь может идти о нескольких миллиардах долларов. Поэтому нельзя говорить, что валютные сбережения закончились.

- Значит, никаких предпосылок для резкой девальвации не наблюдается?

- В том случае, если не изменится политика.

Толчком для девальвации может послужить рьяное выполнение распоряжения «всем по 500 долларов», или опять налево-направо начнут раздавать дешевые кредиты. Но, мне кажется, власти знают, что безусловным результатом таких действий станет скачок инфляции, девальвации, именно потому и не допустят таких действий. А без них причин для девальвации не видно.

Девальвация – это ведь не стихийное бедствие, для нее нужны конкретные, прямые и понятные предпосылки: нужен резкий рост спроса на валюту, масса желающих купить валюту, для чего нужен избыток белорусских рублей. В нынешней ситуации ни население, ни предприятия не могут похвастать избытком рублей. Соответственно, не видно причин и для обвальной девальвации.

Новости по теме

Новости других СМИ