Парадоксы 2016 года

Валерий Карбалевич, Радыё Свабода / перевод UDF.BY

Валерий Карбалевич
Бойкот Александром Лукашенко саммита ЕАЭС и ОДКБ в Санкт-Петербурге стал символическим завершением 2016 года. Это с его стороны была крайняя форма демарша в отношении России. Следующий логический шаг — выход из этих интеграционных образований — глава Беларуси не в состоянии сделать, так это «красная линия», переступив которую, Беларусь получит украинский сценарий.

Никогда раньше конфликт с Россией не тянулся так долго — целый год. Его причина банальна и всем хорошо известна. Все белорусско-российские противостоянии и «войны» с 2000 года, в общей сложности говоря, сводятся к одному. Это конфликты за объем российского экономического гранта Беларуси.

Сейчас по причине падения мировых цен на нефть размер российских субсидий объективно сократился. А хорошо известно, что если пирог уменьшается, то соперничество за его дележку обостряется.

Здесь интересен вот какой сюжет. Уже три года как во внешней политике Беларуси происходят заметные изменения. Официальный Минск пытается балансировать между различными всемирными центрами силы, реализовать давно объявленную политику многовекторности. И многое получается. Об успехах Беларуси во внешней политике говорят не только государственные медиа, но и независимые эксперты. Растет количество визитов, дипломатических контактов. Можно констатировать, что Беларусь медленно выходит из международной изоляции. Официальный Минск сумел сохранить нейтралитет в конфликтах России с Украиной, Западом, Турцией. Достаточно интенсивно происходил процесс нормализации отношений Беларуси с Западом. Успешно развивается сотрудничество с Китаем, Турцией, другими странами Азии.

Но наблюдаются странности. Во-первых, чем больше успехов во внешней политике Беларуси, тем хуже ситуация в экономике страны. Дипломатические достижения никак не трансформируются в экономические дивиденды. Скорее наоборот. Чем больше иностранных визитов устраивает Лукашенко, тем больше падает взаимная торговля с теми странами, в которые он ездит.

Возьмем только один, последний пример — недавний официальный визит президента Беларуси в Азербайджан. Газета «Советская Белоруссия» с восторгом информировала об этом событии: «Про уровень отношений, связывающих Минск и Баку, можно судить по частоте встреч глав двух государств. Александр Лукашенко трижды бывал в Азербайджане с официальными визитами и один раз с рабочим. Ильхам Алиев официально посещал нашу страну четырежды. Причем в последние годы обмены визитами стали чаще, и все они проходят в исключительно теплой атмосфере».

Теплая атмосфера — это хорошо. А что в сухом остатке? Как это все влияет на экономическое сотрудничество? Обратимся к статистике. В 2011 году товарооборот между Беларусью и Азербайджаном составлял свыше $1 млрд. В 2015 году он сократился до $290 млн. А за январь-сентябрь текущего года объем взаимной торговли между странами составил лишь $91 млн. То есть упал по сравнению с провальным прошлым годом еще в 2,5 раза.

Второй парадокс. Уже третий год идет процесс нормализации отношений Беларуси с Европой. В Минск одна за другой приезжают делегации из стран ЕС всё высшего уровня. Однако какой практический результат этой интенсивной дипломатической работы? Она никак не конвертировалась в экономические результаты. Экспорт Беларуси в страны ЕС в январе-сентябре сократился по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. на 32,9%. Доля Евросоюза в товарном экспорте Беларуси уменьшилась с 32,2% в 2015 г. до 25,3% за январь-октябрь в этом году.

Один за другим проводятся инвестиционные форумы то в Минске, то в разных европейских столицах, а западный инвестор упорно не хочет идти в Беларусь. Не появились новые источники получения кредитов. Переговоры с МВФ застопорились, несмотря на оптимистичные прогнозы белорусских официальных лиц.

Третий парадокс. Не так давно министр иностранных дел Владимир Макей отмечал, что большая зависимость Беларуси от одной страны, от России, — это плохо, нужно искать новые точки опоры. И МИД пытается это делать. В официальных документах зафиксировано, что диверсификация внешнеполитических и внешнеэкономических отношений Беларуси — это стратегическая задача. До правительства доведено задание обеспечить, чтобы внешняя торговля страны была в таких пропорциях: треть — на Россию и ЕАЭС, треть — на ЕС, треть — на страны Азии, Африки и Латинской Америки.

Но, несмотря на угрожающие приказы, призывы и требования Лукашенко, старания правительства, в этом году развивалась противоположная тенденция. Доля России, с которой продолжается острый конфликт, в товарном экспорте Беларуси увеличилась за январь-октябрь в этом году до 45,6%, хотя в прошлом году это число составило 39%. Как подсчитал Ярослав Романчук, такой высокой товарной зависимости от России не было за последние 20 лет.

Все эти парадоксы объясняются очень просто. Как говорят, хотел бы в рай, да грехи не пускают. Вся проблема упирается в неэффективность экономики. Белорусская социальная модель создает жесткие ограничения на любые «хотелки» властей.

И это — главный итог 2016 года. Если экономика неконкурентоспособна, то никакая многовекторная внешняя политика не спасает. Надежда на некую «халяву», которая вдруг неожиданно откуда-то свалиться (из России, Китая, Венесуэлы, Ирана, Азербайджана), не оправдывается. И пока не будет демонтажа, реформы неэффективной социально-экономической и политической модели, «заграница» не поможет. Только и остается, что биться за остатки российского экономического гранта.

Новости по теме

Новости других СМИ