"Цена на газ — дело принципа для Лукашенко"

Геннадий Косарев, "Завтра твоей страны"

Иллюстративное фото
Заплатит ли все-таки Минск России за газ и когда закроются белорусские НПЗ?

В Москве сообщили о фантастической задолженности Минска за газ

Москва и Минск пока не нашли взаимоприемлемых вариантов решения погашения долга со стороны Беларуси за поставленный российский газ. Об этом заявил журналистам вице-премьер России Аркадий Дворкович.

Он отметил:

«Но в любом случае мы настаиваем на оплате в полном объеме прошлого года по той формуле, которая была ранее».


По данным «Газпрома», задолженность Беларуси за поставки газа в 2016 году уже достигла 500 миллионов долларов. До какого размера она может увеличиваться?


«У России есть и другие возможности надавить»

Позиция Москвы — что задолженность существует и так или иначе надо искать варианты ее погашения. А Минск пока полностью эту задолженность не признает, исходя из того, что цена должны быть равно доходными.

— Если Минск пока не согласился с самим фактом существования задолженности, не говоря уже о ее сумме, то стороны находятся на начальных переговорных позициях и за полгода они ничуть не продвинулись, — оценивает ситуацию старший аналитик Альпари Вадим Иосуб.

Рычаги влияния Москвы известны – сокращение поставок нефти, что достаточно тяжело для Беларуси. Но, с другой стороны, Беларусь свою позицию не изменила.

— И как долго это может длиться, непонятно, — считает эксперт.

Он полагает, что у России имеются и другие возможности надавить на Беларусь, например, барьеры для поставок продукции мясной и молочной промышленности, белорусской автомобильной и тракторной техники.

— Пока Россия остается основным рынком сбыта белорусской продукции, практически всего, кроме продуктов переработки нефти и калийных удобрений, у нее остается достаточно много экономических рычагов, — поясняет аналитике. – Плюс еще транши кредита Евразийского фонда стабилизации и развития, где у России тоже решающий голос.

Беларусь может ожидать дальнейшее ухудшение экономического состояния, но без краха, прогнозирует эксперт.

— Можно затянуть пояса и терпеть дальше. Если при этом согласиться на реформы, предлагаемые МВФ и начать получать финансирование с его стороны, то пережить ухудшение экономических отношений с Россией будет гораздо проще, — считает эксперт. — Нельзя сказать, что от ухудшения экономических отношений с Россией белорусская экономика прямо завтра рухнет. Она будет двигаться по снижающейся траектории, но колом она не встанет.


Хватит ли денег?

Экономист Лев Марголин обращает внимание, что переговоры по белорусской задолженности идут, что признает и сам Аркадий Дворкович.

— Как я понял из его высказываний, сумма долга больше расти не будет, — говорит экономист.

Россияне требуют, чтобы расчеты за 2016 год были произведены по договору.

— А на 2017 год, судя по всему, переговоры идут, и, может, удастся добиться более или менее приемлемых вариантов, — не исключает эксперт. – Но с белорусской стороны все непредсказуемо, потому что все решает один человек. Цена на газ – это дело принципа для Лукашенко, и там уже неважно, на чем мы теряем больше или меньше.

Но хватил ли у белорусской экономики денег при этом?

— Экономика неоднородна. У кого-то хватит, у кого-то – нет. Мы видим, что в последнее время все больше предприятий становятся убыточными, неплатежеспособными, растет кредиторская задолженность, — перечисляет экономист.

Для российской стороны 500 миллионов долларов белорусской задолженности за газ это не много и не мало, продолжает Лев Марголин.

— С точки зрения финансов, это не такая сумма, из-за которой можно было бы ломать копья. Но тут тоже дело принципа: договорились – выполняйте. Могут быть разные варианты отсрочки, но эти 500 миллионов долларов придется погашать. У меня никаких сомнений нет, — подчеркивает собеседник.


«Пока вопрос с газом не решится, больше нефти вы получать не будете»

Он не считает, что Россия пойдет на дополнительные санкции в отношении несговорчивой Беларуси.

— Проблема не в том, чтобы ужесточать санкции, а чтобы спокойно и планомерно их использовать. Тут Россия как бы дает понять: мы свое слово сказали – пока вопрос с газом не решится, больше нефти вы получать не будете, — говорит экономист.

Как скажется на белорусской экономике то, что отечественные НПЗ могут недополучить в этом году 8 миллионов тонн российской нефти?

Здесь ситуация зависит от стоимости нефти. Когда цена на нефть растет, растут потери белорусских НПЗ и белорусского бюджета. И наоборот. Некоторые успокаивают: все равно эта лавочка закрывается. Россия проводит налоговый маневр, повышает внутренние цены. Соответственно, пошлины, на которых зарабатывает белорусская сторона, будут уменьшаться.

— Но, во всяком случае, по 2017 году потери будут еще достаточно большие, — отмечает эксперт. Если Россия увеличит налог на добычу полезных ископаемых и снизит пошлину, может наступить такой момент, когда нам вообще нужно будет думать, куда девать нефтеперерабатывающие заводы, поскольку они начнут работать в ноль.

Внутренняя потребность составляет четвертую часть пропускной способности белорусских НПЗ. Даже если оставить один из них, он будет наполовину простаивать.

Новости по теме

Новости других СМИ