Как Лукашенко Россию любил: хроника любовной истории

"Сноб"

Иллюстративное фото
Москва и Минск снова бранятся. Лукашенко отменил визу для европейцев, Россия установила погранзону на границе с Беларусью, а Лукашенко в ответ заявил, что «Россия пинает наши договоры в хвост и в гриву». Отношения двух стран похожи на семейную жизнь, где побои давно декриминализированы, а моногамия — иллюзия.

«Сноб» составил хронику этой любовной истории.


Первое свидание с Россией. Знакомство с Ельциным

1994 год. В Беларуси — первые выборы президента. Темная лошадка — выпускник Могилевского пединститута, борец с коррупцией Александр Лукашенко. Бывший директор совхоза «Городец» и настоящий коммунист, Лукашенко нарочито бравирует депутатским значком 1991 года и презирает разрушителей СССР. Главный кандидат на тех выборах не он, а лояльный Кремлю премьер-министр Вячеслав Кебич. Именно с Кебичем тогдашний российский вице-премьер Александр Шохин заранее договаривается о вхождении Беларуси в рублевую зону. В самый разгар предвыборной гонки Лукашенко испытывает на себе все то, что будет потом использовать против оппонентов: против него пытаются возбудить два уголовных дела. Совершается попытка покушения: его «мерседес» расстрелян из автомата, пуля пролетает в сантиметрах от головы. На следующий день Лукашенко и трое его соратников идут в Дом правительства. 12 омоновцев преграждают им путь и наносят будущему президенту «легкие телесные повреждения». Газеты и телевидение, которые он обещает сделать независимыми в случае победы, поливают его грязью.

А он проводит встречи с избирателями по всей стране.

Предвыборные опросы сулят победу Кебичу два к одному. Примерно те же цифры, только наоборот (45% к 17%), приведут Лукашенко и Кебича во второй тур. В мемуарах Кебич будет сожалеть, что не задействовал административный ресурс, и обвинит оппонента в популизме и краже политической программы. На финишной прямой Лукашенко подтвердит первое обвинение и опровергнет второе — поддерживавший до того интеграцию будущий президент вдруг объявит о намерении сохранить национальную валюту.


Так что в Кремле недаром считают Лукашенко непредсказуемым. Острожный Шохин еще до выборов намекает, что с новыми людьми придется договариваться по-новому, а авторитет и прежние условия (в том числе экономическую независимость в случае рублевого аншлюса) придется заслужить. В первом телефонном разговоре с Ельциным президент Лукашенко подчеркивает, что «хотел бы надеяться на понимание и помощь России в экономической сфере». Он явно намекает на сделку, выгодную обеим сторонам.


Конфетно-букетный период. Договор о таможенном союзе

В августе 1994 года президенты знакомятся лично. Лукашенко приезжает в Москву. В одном из интервью он вспоминает стоящего вп оборота Ельцина, его «настороженно-изучающий взгляд и тишину, повисшую в самом начале»:

— И потом, не знаю почему, вдруг я ему говорю: Борис Николаевич, если вы думаете, что я приехал в чужую Россию, вы ошибаетесь. Это и моя Россия, это и моя Москва, потому что вчера она была столицей и моего государства.

Газета «Коммерсант» приводит нежные слова Лукашенко, сказанные им сразу после знакомства.

— Главное, никто другой стоять между нами не будет. Контакты в любое время дня и ночи — это и есть база для полного взаимопонимания.

В январе 1995-го подписан договор о создании платежного и таможенного союзов, в феврале — договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между странами.


В это же время Лукашенко начинает заигрывать с Западом. В феврале точно такой же договор он подписывает с Литвой, а с ЕС — Соглашение о партнерстве и сотрудничестве в политической, экономической и торговой сферах. Беларусь получает деньги по программе помощи странам СНГ ТАСИС. Но с Европой не складывается: всему виной антиконституционный референдум 1996 года, который увеличил президентский срок до пяти лет. На следующий год ЕС не ратифицирует соглашение, помощь не дадут. Даст Россия.


Попытка брачного договора. Союзное государство

Накануне выборов 1996 года Ельцин решает упрочить позиции. Стороны решаются на первый серьезный шаг: 2 апреля подписывают договор о создании Сообщества России и Беларуси. У Лукашенко своя выгода: он надеется занять пост главы будущего Союзного государства. Победив на выборах, Ельцин ложится в больницу на операцию и на следующие несколько месяцев выключается из управления страной. Примерно тогда же Лукашенко начинает активные поездки по российским регионам — годом раньше точно так же по стране ездил Ельцин. На встречах с журналистами, колхозниками и губернаторами (особенную ставку он делает на регионы «красного пояса») Лукашенко создает имидж крепкого хозяйственника. В марте 1997 года готов первый вариант договора: согласно его условиям президенты управляют Союзным государством по очереди, а все решения обеспечиваются поддержкой сводного парламента, представленного в равной степени белорусскими и российскими депутатами. За неделю до подписания с договором знакомится Анатолий Чубайс. Условия жестко пересмотрены, и 2 апреля 1997 года (это теперь День единения россиян и белорусов) Лукашенко и Ельцин подписывают бумагу, не обладающую никакой реальной силой.

Летом 1997 года при попытке перейти границу Беларуси задерживают российских журналистов. Якобы в отместку Москва отказывается предоставить борту Лукашенко воздушный коридор — проиграв в борьбе за союзное государство, он не перестает заниматься предвыборной агитацией и летит в очередной российский регион.

Договор о создании Союзного государства подписан менее чем за месяц до ухода Ельцина — 8 декабря 1999 года. Секретарем назначен Павел Бородин. Лукашенко в это время начинает готовится к выборам в Беларуси — как раз тогда там начинают исчезать оппозиционные политики.


Сватовство к майору. Единая валюта теряет смысл

Первым иностранным государством, которое посещает Путин, становится Беларусь. За первые полгода они с Лукашенко встречаются четыре раза. 30 ноября 2000 года стороны подписывают очередной документ — «О введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства». В начале января 2001 года Лукашенко приезжает в Москву открывать Дни белорусской культуры, встречается с Павлом Бородиным и Владимиром Путиным. Кремлевская служба протокола была в ужасе: любитель козырнуть своей неформальностью, Лукашенко ведет Путина на церемонию открытия Дней белорусской культуры, куда тот не собирался, а затем на выступление Национального академического театра балета Беларуси — «образец авангардизма житомирских мастеров культуры».


Следующий приезд Лукашенко в Москву знаменуется скандалом. Белорусский президент раньше срока покидает российскую столицу: то ли из-за ареста Павла Бородина, то ли из-за того, что Путин отказал ему во встрече.

Тем временем Путин отвергает идею поочередного управления Союзным государством и предлагает в ответ интеграцию, что, по мнению Лукашенко, означает «стать 90-м субъектом Федерации». Белорусский президент в сердцах заявляет, что «даже Ленин и Сталин не додумались бы до такого». Некоторое время они обмениваются язвительными замечаниями, а в конце 2003 года Лукашенко говорит, что «создание единой валюты не имеет смысла».


Энергия чувств. Газовые скандалы

Подорвали отношения и газовые скандалы. Энергетические споры происходили еще с 2002 года (а в 2004 году Лукашенко даже грозился разорвать все отношения с Россией), но в 2005 году, после ряда «оранжевых революций» в странах СНГ и введения санкций США (в этот период Кондолиза Райс назвала Лукашенко «последним диктатором Европы»), снова выбрал дружественную риторику по отношению к России. Выступая на 60-й Ассамблее ООН, Лукашенко называет причиной такого отношения к себе то, что он создал с Россией успешный союз, который не дает покоя западному миру.

2005 год становится годом любви напоказ. Во время встреч на высшем уровне лидеры заявляют, что проблем в отношениях нет. Беларусь так и вовсе сосредоточивается на собственной красоте — Лукашенко отметился странной инициативой установить госконтроль за выездом молодых девушек за границу, чтобы не допустить «экспорта восточной красоты».

Но в конце 2006 года происходит новый кризис. Контракт, в случае неподписания которого 1 января 2007 председатель совета директоров «Газпрома» Алексей Миллер обещает отключить Беларусь от российского газа, подписывают за две минуты до Нового года. Ирония судьбы: прежние любовники Россия и Беларусь вынужденно встретили его вместе.


Помириться, впрочем, не вышло. Вместо этого начинается традиционный спор за подарки. 1 января Правительство РФ вводит пошлину на экспорт нефти в Беларусь, потому что Беларусь не платила процент от ее перепродажи в течение последних девяти лет. Обиженная Беларусь вводит собственную пошлину за транзит — 45 долларов за тонну. Россия называет это нарушением договоренностей — транзитная нефть в мировой практике денежными сборами не облагается — и требует отменить «незаконно введенные пошлины». В Рождество из Минска приходит отказ.

На следующий день в Польше заявляют, что нефть по нефтепроводу «Дружба» больше не поступает. 10 января Путин и Лукашенко разговаривают по телефону и все-таки сходятся на том, что пошлины надо отменить. Но это не значит, что стороны помирились.


Ревность, питающая страсть. Молочные войны и западный стилист

В январе Лукашенко дает интервью немецкой газете Die Welt. Он говорит, что Беларусь находится в центре Европы, что у них общие ценности, а все отличие лишь в том, что у «Беларуси специфические национальные интересы».

— Запад впервые посмотрел на Беларусь объективно во время последнего нефтяного кризиса с Россией, — отметил тогда Лукашенко. Весь 2007-й он активно идет на сближение с Западом. В 2008 году происходит военный конфликт между Россией и Грузией. Этот конфликт, в том числе, становится и проверкой чувств для партнеров.

Руководство Беларуси не спешит высказывать активную позицию — российский посол в Минске даже упрекает союзника в «скромности». Лукашенко встречается с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым 19 августа — спустя 8 дней после прекращения огня. На встрече он говорит, что Беларусь никогда не считала действия войск «войной».

— Это было тихо, спокойно и красиво, — заявляет Лукашенко.

Тем временем белорусский президент вовсю старается изменить имидж своей страны, для чего даже нанимает стране стилиста — известного пиар-менеджера Тимоти Белла. Белл должен поднять международный престиж Беларуси и тем самым повысить ее привлекательность для инвестиций.

В 2009 году разражается новый конфликт, получивший название «Молочная война»: в июне Россия на две недели запрещает ввоз белорусской молочной продукции. По данным «Ленты.ру», этот запрет — реакция на невыполненное обещание Лукашенко продать двенадцать молочных заводов российским предпринимателям в обмен на кредит в два миллиарда долларов. «Русский Newsweek» предлагал другую версию: за этот кредит Беларусь должна была признать суверенитет Южной Осетии и Абхазии.

За месяц до введения эмбарго Лукашенко ругается с Кудриным. Последний усомнился в эффективности очередного транша и указывает на то, что страна уже получила более миллиарда долларов от Венесуэлы и МВФ. На это президент Беларуси угрожает российскому министру финансов «новой Чечней» и сравнивает его с белорусскими оппозиционерами: «тявкает на западные деньги и еще учит работать». Все это происходит на фоне охлаждения отношений Беларуси с ЕС. После президентских выборов 2010 года, которые сопровождались активными посадками оппозиции, Европа не хочет иметь дел с Лукашенко. Пиарщика Тимоти Белла увольняют еще в 2009 году, как только Лукашенко решил, что достаточно изучил процесс его работы. Он уверен, что дальше сделает все сам. Однако адюльтер в полноценный роман с Западом не перерос.

Новые выяснения отношений. Публичный обмен долгами и бессмысленная помощь

В июне 2010-го произошел очередной энергетический конфликт. Россия обвиняет Беларусь в неуплате 220 миллионов долларов за газ, Лукашенко в ответ выставляет собственные финансовые претензии. Когда поставки газа начинают сокращаться, президент Беларуси соглашается выплатить деньги, которые, по его словам, «пришлось занять у друзей» — 187 миллионов долларов у президента Азербайджана Ильхама Алиева. Россия принимает финансовые претензии Беларуси и в ответ выплачивает 220 миллионов долларов.


Весной 2011 года в Беларуси разражается валютный кризис. В мае происходит встреча Лукашенко с премьером Путиным. На ней решают, что Беларусь получит кредит от антикризисного фонда ЕврАзЭс размером в 3 миллиарда рублей. Девальвация белорусского рубля, однако, продолжается весь следующий год. Только в 2012 году Лукашенко признает факт экономического кризиса в стране.


Ménage à trois. Белорусские креветки

Иногда появление третьего участника в отношениях укрепляет старые браки. В 2014 году начинается война на юго-востоке Украины. Беларусь в это время находится в коматозном состоянии — из-за непрекращающегося уже несколько лет экономического кризиса. Россия, подпитанная высокими ценами на нефть и амбициями Путина, ввязывается в конфликт. Экономические отношения между Россией и Украиной практически сводятся на нет, санкционная война с Западом приводит к «политике импортозамещения», но выигрывает от этого именно Беларусь.


Так, за период с августа 2013-го по июль 2014-го Беларусь экспортировала в Россию 320 тысяч тонн фруктов. За такой же период в следующем году — 670 тысяч тонн фруктов. Поставки груш увеличились на триста процентов, абрикосов и слив — на сто, цитрусовых — на шестьдесят. Кроме того, Беларусь начала импортировать в Россию киви (одну шестую часть всех киви в 2015 году), хамон и даже креветки. Белорусский пармезан можно без труда найти на московских рынках — по вкусовым качествам он не сильно отличается от аргентинского.

Беларусь становится транзитным пунктом между воюющими соседями: к примеру, российское дизельное топливо поступает на Украину несмотря на эмбарго — просто теперь его сертифицируют на белорусских НПЗ. За десять месяцев 2016 года Беларусь продает Украине половину всего бензина и ДТ, что она закупила. Активно идет сотрудничество в военной сфере: в 2015-м Белоруссия продала в Украину двигателей и ремкомплектов для БТР и БМП на два миллиона долларов.

Да и главным внешнеполитическим успехом — переговорами в Минске — Лукашенко также обязан этой войне.


Любовь продолжается. Споры остаются

Последний раз Путин и Лукашенко встречались 22 ноября 2016 года. Лукашенко приехал поздравить патриарха и очень благодарил Путина за приглашение. В тот же день встретились министры иностранных дел. Сергей Лавров и Владимир Макей обсуждали в том числе и вопрос «границы». На самом деле, внутренняя граница Союзного государства обсуждается давно — с 2014 года границу контролирует ФСБ. Осенью ситуация обострилась: в сентябре 2016 года в Россию не пустили автобус с австрийскими туристами, а в октябре на личном авто задержали и отправили назад депутата Верховной Рады Надежду Савченко.

Все это происходило на фоне очередного энергетического скандала. «Газпром» снова обвинил Беларусь в неуплате за газ, Беларусь обвинила Россию в давлении, Россия пригрозила перекрыть вентиль. На той самой встрече в ноябре 2016 года казалось, что конфликт преодолен. Но уже в новом году ссора продолжилась. Российские пограничники в ответ на введенный Лукашенко безвизовый режим с 80 странами мира закрыли беспрепятственный въезд в Россию со стороны Беларуси.

На пресс-конференции 3 февраля Лукашенко снова снизошел до нежной откровенности:

— Мы действительно дружны, хоть мы и ссоримся больше, чем любой другой президент с президентом... Но мы настолько близки — и не только с Россией, но и с Украиной, Казахстаном, особенно с Нурсултаном Назарбаевым. Несмотря на то что он старше, я ему в открытую, он тоже на меня, даже ругнуться можем друг на друга — настолько у нас близкие отношения, — отметил белорусский лидер.

Ближайшая встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко намечена на 9 февраля в Москве. Здесь пройдет заседание Высшего государственного совета союзного государства России и Беларуси. Будут обсуждать энергетику.

Новости по теме

Новости других СМИ