«Арестовав Лапшина по запросу Азербайджана, Лукашенко выставил его на аукцион: кто что за него может дать?»

Валерий Карбалевич, Радио Свобода / артыкул можна чытаць па-беларуску на сайце Радыё Свабода

История об экстрадиции из Беларуси в Азербайджан блогера с тройным гражданством Александра Лапшина внешне выглядит довольно тусклой, удивительной, необычной и загадочной.

Было бы понятно, если бы речь шла о каком-то террористе, революционере или хотя оппозиционере, который бы собирался свергнуть правящий режим в Азербайджане. Конечно же, и Алиев, и Лукашенко не любят оппозиционеров, и поэтому в знак солидарности с авторитарным азербайджанским коллегой Лукашенко мог бы выдать Лапшина. Но этот человек — никакой не оппозиционер. Да, Лапшин критиковал азербайджанский режим. Но сажать в тюрьму за критику — даже для сегодняшних белорусских властей это уже нонсенс.

Так называемое «преступление» Лапшина заключается в том, что он посетил Нагорный Карабах, который Азербайджан считает своей территорией. Но и в этом вопросе, в споре вокруг Нагорного Карабаха, Беларусь официально стремится сохранять нейтралитет. Более того, белорусские власти предлагают себя Азербайджану и Армении в качестве посредника, стараются сделать Минск площадкой для переговоров. А высылка Лапшина в Азербайджан означает конфликт с Арменией, отказ от позиции нейтралитета. Зачем?

«Арестовав Лапшина по запросу Азербайджана, Лукашенко выставил его на аукцион: кто что за него может дать?»

Александр Лапшин в аэропорту Баку

Александр Лапшин — гражданин трех стран: России, Израиля и Украины. И его экстрадиция в Азербайджан означает напряженность в отношениях с этими тремя странами.

Особенно активно протестовала против высылки своего гражданина Россия. В его защиту выступил сам министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Но как раз после заявления главы внешнеполитического ведомства Минск сделал демонстративный шаг, принял решение об экстрадиции.

Также активные дипломатические усилия против экстрадиции Лапшина предпринимал Израиль. Только о действиях Украины в этом вопросе ничего не было слышно, во всяком случае, в публичном пространстве.

Таким образом, высылкой Лапшина в Азербайджан официальный Минск испортил отношения с Россией, Арменией (членом ОДКБ и ЕАЭС), Израилем и, возможно, Украиной.

И все это ради чего? Только ради сохранения хороших отношений с Азербайджаном? Но что такого пообещал Беларуси Ильхам Алиев во время прошлогоднего визита Лукашенко в Баку, чтобы пожертвовать хорошими отношениями с четырьмя странами? Кредит? Но о нем ничего не было слышно. Тем более сейчас, после падения мировых цен на нефть, сам Азербайджан оказался в нелегкой экономической ситуации.

Дешевую нефть? Лукашенко во время пресс-конференции 3 февраля оговорился, что Беларусь купила азербайджанскую нефть на льготных условиях. Но одной партией объемом 85 млн тонн этот проект и ограничился, о новых поставках ничего не слышно. То есть говорить о каком-то большом наваре от этого не приходится.

Азербайджан покупает у Беларуси оружие? Да. Но, опять же, не думаю, что речь идет о значительных объемах и больших суммах.

В любом случае для официального Минска от этой акции дипломатических потерь больше, чем выгод; минусов больше, чем плюсов.

Тогда зачем? Лукашенко на пресс-конференции 3 февраля ситуацию с Лапшиным прокомментировал так: «Здесь очень много чего под водой, и эта часть айсберга вам там не видна». Но он немного расшифровал свою позицию: «Когда этот вопрос появился, я смотрю — вот есть такой человек. Поручаю МИДу: слушай, чтобы не было скандала, попробуй согласуй с министрами иностранных дел Израиля, России и Азербайджана, чтобы он не стал каким заложником. Если Израиль, Азербайджан и Россия договорятся, мы сделаем, как они договорятся. А договариваться никто не захотел».

Если перевести этот немного завуалированный ответ с дипломатического на обычный язык, то, на мой взгляд (моя гипотеза), ситуация выглядела так. Арестовав Лапшина по запросу Азербайджана, Лукашенко выставил его на аукцион: кто что за него может дать? Мол, чем вы нам заплатите за освобождение Лапшина: нефтью, газом или кредитом? Опыт торговли политзаключенными большой.

Однако здесь Лукашенко ошибся. Никто не захотел платить («договариваться никто не захотел»). В результате глава Беларуси попал в собственную ловушку, перехитрил сам себя.

Что в такой ситуации оставалось делать? Сказав «А», нужно говорить «Б». Если человек уже арестован и выкупать его никто не захотел, то ничего другого не оставалось, как передать его Азербайджану. Послушаем снова Лукашенко, который дал понять, что теперь уже отпустить Лапшина он не может: «Это уже стало достоянием гласности. Если бы это еще не было известно... я бы начал думать...», - сказал глава Беларуси.

Что в сухом остатке? Яркий дипломатический прокол. Лукашенко заигрался в геополитику. Он и раньше не умел хорошо просчитывать ситуацию, но до сих пор его спасало острое политическое чутье. Но теперь, судя по всему, белорусский лидер и его начал терять.

Новости по теме

Новости других СМИ