Как жить дальше: вопрос разворота экономики Беларуси на старые рельсы вынесен на самый верх

Александр Заяц / Ольга Лойко / Владислав Голубев, TUT.BY

Фото: Фото: pixabаy.com
Споры вокруг включения в Беларуси печатного станка выходят на новый уровень. По информации TUT.BY, бывший глава Нацбанка Петр Прокопович написал письмо на имя Александра Лукашенко, изложив свою позицию на происходящие процессы в экономике.

Эти предложения в пятницу планируется обсудить на совещании в Администрации президента, говорят несколько источников. Уже очевидно, что у них немало серьезных противников, в том числе — среди тех, ради кого планируется форсировать эмиссию рублей.


Все ради народа и флагманов

Петр Прокопович пишет о том, что экономика уже два года находится в состоянии стагнации. Промышленное производство сократилось, строительство резко снизилось, доходы населения падают. Нет точек роста. «Много говорится о макроэкономической стабильности. Но простому человеку, особенно в регионах, от этого ни холодно, ни жарко, когда цены растут выше, чем на декларируемые 12%, а зарплата, наоборот, упала. Сегодня зарплата в 4−5 миллионов (старыми) считается за счастье в регионах. Никто не предлагает альтернативу, как удовлетворить обычные потребности людей. Сидя в Минске, хорошо говорить про макроэкономическую стабильность. Умеренная эмиссия в этой ситуации видится многим единственным решением. Ведь на перекройку экономической политики президент не пойдет», — пересказывает источник.

Председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации Александр Швец считает, что «в части эмиссии мы были алкоголиками». «Он чуточку выпьет — и ему хорошо. И это входит в практику, в запой. Мы в свое время экономику эмиссионно подгоняли — и было хорошо. Курс на стабилизацию денежно-кредитной политики, взятый в конце 2014 года, принес свои плоды», — отмечает эксперт. Сейчас во властных коридорах подумывают выпить «100 граммов — это нестрашно», продолжает он метафору. «На самом деле это страшно с точки зрения стратегии и эффективности. Если запустят станок в размере, который не соответствует нашим экономическим реалиям, снова будет беда. Я не говорю, что его вообще нельзя запускать. Но если Нацбанк под чьим-либо нажимом сделает инъекцию, чтобы нам всем стало жить веселее, то мы можем потерять стратегию и доверие всех участников процесса. Тогда все эти непростые последние годы пойдут насмарку», — резюмирует эксперт.

Действительно, все предыдущие «оживления экономики» заканчивались одинаково — раскруткой инфляции, резкой девальвацией рубля, различными ограничениями и сложностями на валютном рынке. И волной недовольства все того же народа и бизнеса, ради которого деньги и печатали. О том, что форсированное количественное смягчение, то есть эмиссионная накачка экономики рублями, уже в среднесрочной перспективе даст обратный эффект, шла речь и на недавнем расширенном заседании правления Нацбанка. Апологеты нынешней политики Нацбанка предупреждали, что Беларусь опять столкнется с раскруткой инфляционной спирали, девальвацией рубля, высокими процентными ставками, а запущенные с помощью финансовой накачки неэффективные предприятия положат продукцию на склад. И, самое болезненное, такие меры чреваты утратой только-только появившегося доверия к действиям экономической власти.

«Любые попытки искусственной накачки экономики деньгами, избыточной эмиссией чреваты повторением вакханалии 2011 года и в конечном итоге — раздражением и бизнеса, и госсектора, и народа», — говорит председатель Клуба финансовых директоров Андрей Карпунин.

Вопрос совсем простой, и ответ на него очевиден, продолжает он. «Еще два года назад в очередной раз доказано — наличие лишних денег не решает проблемы экспорта, и девальвация тоже не оказывает на экспорт положительного влияния и никак не отражается на сбыте. Включать станок или не включать — вопрос абсурдный и риторический», — отмечает Карпунин.

Он подчеркивает, что темпы снижения ставок по кредитам уже достаточно хорошие. «Я это вижу практически по всем банкам системы. Есть тенденция, и она устойчивая. У Нацбанка достаточно математических инструментов, чтобы влиять на рынок, давая ему стимулы в нужном направлении. И это не только ставка рефинансирования, это нормативы отчисления в фонд обязательных резервов, ставка по кредитам овернайт и т.п. Если говорить о том, что ставки выше, чем хочется бизнесу, надо понимать, что это тоже имеет свои причины. Банки пытаются за счет платежеспособных клиентов покрыть убытки по проблемным долгам неплатежеспособных предприятий», — говорит эксперт.

Карпунин отмечает, что только когда все проблемные долги передадут Банку развития и Агентству по управлению активами, банки смогут вздохнуть и освободить средства, зарезервированные под этих плохих заемщиков. «Более того, система и сейчас работает в условиях избыточной ликвидности — ресурсов у банков достаточно, но давать их некому», — добавляет он.


Ресурсы, генерирующие не прибыль, а проблемы

Председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико, рассказывая о влиянии промышленного лобби на банковский сектор, в том числе и с целью директивного снижения ставок, отмечает: «Давление, безусловно, есть. Пока везде и всюду озвучивается, в том числе и Совмином, который олицетворяет промышленное лобби, что движение к директивному кредитованию — это плохо, движение к низким ставкам неоправданным — плохо, движение к высокой зарплате, не привязанной к производительности труда, тоже плохо. Но госсектор всегда получит свои деньги. Желательно даром, да еще, чтобы приплачивали».

При этом недавнее решение о снижении ставки рефинансирования Бабарико считает вполне рыночным. «Я отрицательно отношусь к нерыночным системам управления, чем бы это ни было. Поэтому у меня нет оснований думать, что Нацбанк делает это без анализа экономической ситуации: он видит замедление темпов инфляции, видит возможности снижения ставки рефинансирования и это делает. Если экономика позволяет снижение, это замечательно и хорошо», — сказал он.

Но, по словам Бабарико, более важный вопрос заключается в перспективах маржинальности финансового сектора. «Банковский сектор — тоже маржинальный сектор, если у нас будет возможность пополнять ресурсную базу меньше чем 12% в белорусских рублях, то будет отлично. Я бы хотел посмотреть, кто будет формировать дешевую ресурсную базу в белорусских рублях. Надо понимать, что финансовый сектор всегда был только кровеносной системой перераспределения ресурсов. Если экономика генерирует дешевый ресурс, то это замечательно», — добавил глава Белгазпромбанка.

Эксперты подчеркивают, что накопленные в экономике дисбалансы имеют структурный характер, и их устранение требует реализации структурных преобразований, а не накачки деньгами. «Эту метафору использовали в Беларуси уже много раз — если вы льете воду в дырявый сосуд, надо латать дыры, а не увеличивать поток воды», — разводит руками собеседник в банковских кругах. Итог всех попыток ручного управления экономикой — только с 2010 по 2014 год белорусский рубль девальвировался почти в 7 раз. Результат — самая высокая на постсоветском пространстве долларизация экономики, негативные ожидания и низкое доверие бизнеса и граждан.

Не впрок хромой экономике и дополнительные ресурсы — проблемные предприятия, а среди таких немало флагманов, генерируют не прибыль и благосостояние своих сотрудников, а убытки. По информации источников, знакомых с работой клуба кредиторов (он решает проблемы с долгами 106 крупнейших проблемных должников страны), долги этих предприятий превышают золотовалютные резервы страны, составляя более 6 млрд долларов.

«Эмиссия — это всего лишь инструмент, которым надо уметь пользоваться. ФРС же тоже включает станок. Но проблема в несогласованности действий экономических властей. Не дело, когда, например, весь прирост эмиссии будет съедаться финансированием дефицита бюджета», — говорит источник.

Эксперты сходятся в том, что для выхода на устойчивый рост экономики необходимы прежде всего ее структурные преобразования. Причем многие шаги в этом направлении уже прописаны в программе социально-экономического развития на 2016−2020 годы и одобрены президентом.

«Даже настроения крупного госсектора таковы, что они не видят смысла в смягчении денежно-кредитной политики, опасаясь любой дестабилизации ситуации. Это не надо никому. Надо решительно решать проблемы, а мы не просто топчемся на месте, но пытаемся вернуться к тому, из-за чего эти проблемы и возникли», — резюмирует собеседник.

«Политическое, жесткое решение о включение печатного станка еще не принято. Наверняка на совещании будет жаркая дискуссия. Будет интересно наблюдать, кто выйдет из этой схватки победителем: номенклатура постарше или помладше. Но пока никто не готов взять ответственность за выполнение предлагаемых мер. Скорее всего, будет так, как опять решит президент. А это будет во многом импульсивное и эмоциональное решение», — считает источник.

Новости по теме

Новости других СМИ