"Декрет о тунеядцах стал спусковым крючком для публичного недовольства"

Валерий Карбалевич, СН+

Валерий Карбалевич
Пробудившееся белорусское общество явочным порядком возвращает в страну политическую жизнь. Под воздействием маршей нетунеядцев, развернувшихся во всех регионах, А. Лукашенко был вынужден как-то реагировать. Причем, надо признать, хороших решений у него не было.

Выбирать пришлось между плохим и очень плохим. Молча смотреть, как протесты набирают силу, он не мог, ибо это чревато белорусским Майданом. А отменить декрет о тунеядцах означало признаться в собственной ошибке, проявить слабость, признать свое поражение и победу оппозиции, которая возглавила народное недовольство. Поэтому был избран средний, гибридный вариант.

Основной пафос выступления А.Лукашенко на совещании 9 марта состоял в том, какой хороший декрет он подписал. Президент оправдывался. Он несколько раз повторил, что смысл декрета идеологический, моральный, с его помощью он хотел заставить людей работать. А ведь президент наверняка знает, что принудительный труд запрещен Конституцией Беларуси.

А в том, что этот документ вызвал массовое недовольство, утверждал А. Лукашенко, виноваты «бояре», т. е. глава Администрации президента, премьер-министр, губернаторы, которых он обвинил ни много ни мало в саботаже.

И самое главное решение этого совещания — приостановить реализацию декрета в этом году, пока госаппарат не внесет в него изменения и не уточнит списки тунеядцев. Таким образом, была предпринята попытка одновременно и лицо сохранить, и сбить акции протеста. Прямо скажем, удалась она не очень. Фактически это решение подтвердило правоту людей, которые вышли на улицы и площади. Также оно показало обществу, что власть не такая сильная и страшная, как представлялось. К тому же приостановка реализации декрета поставила в глупую ситуацию тех людей, которые испугались и уже заплатили налог на тунеядство.

На совещании 9 марта А.Лукашенко поручил реализацию этого декрета в первоочередном порядке Администрации президента, правительству, руководителям местной вертикали. «Привлечь надо всех: депутатов местных Советов, милицию, участковых, спецслужбы», — заявил он. То есть весь госаппарат мобилизован на весь год, чтобы разобраться с тунеядцами. Все госуправление ориентировано на решение одной задачи. Остальные дела заброшены. Паралич государственного аппарата во время кризиса — дело не только неразумное, но и опасное.

Но самое главное, приостановка декрета не достигла главной цели. Сбить протестный накал не удалось. 10, 11, 12 марта в Молодечно, Пинске, Бресте, Бобруйске, Орше, Рогачеве продолжались уличные акции. И это только подтвердило предположение, что декрет о тунеядцах стал лишь детонатором, катализатором, спусковым крючком для широкого публичного недовольства в обществе социально-экономическим состоянием. Возможно даже, что частичное отступление властей, наоборот, вдохновило людей, сделало их более смелыми. И любопытно, что в авангарде уличных акций идут регионы, а не столица, как было ранее. Это придает протестам общенациональный размах.

Одновременно власти встали на путь отказа от политики мягкой либерализации, которую они проводили с лета 2015 г. В этот период участников оппозиционных акций не били, не тянули в кутузку, а только штрафовали.

И вот теперь все поменялось. 9 марта А. Лукашенко поставил задачу силовым структурам отсечь «майданутых» от рядовых участников акций. Он запугивал киевским Майданом, возможными кровавыми провокациями. В итоге государственные СМИ начали шельмование политических оппонентов, по всей стране проходят аресты лидеров и активистов оппозиции, журналистов (за три дня задержано 48 человек), что свидетельствует о конце либерализации.

Однако власти пока избегают массовых «хапунов», «зачисток», как это было после 19.12.2010 г. или во время кампании «Революция через социальные сети» (2011 г.), по нескольким причинам.

Во-первых, в провинции, райцентрах может элементарно не хватить милиционеров для таких зачисток. Во-вторых, властям не хочется портить отношения с Западом в момент, когда идут переговоры о кредите МВФ. В-третьих, и это главное, массовые репрессии против рядовых протестующих будут негативно восприняты большинством населения. И это многократно усилит впечатление о несправедливости власти, возникшее после издания декрета №3, разрушит ее легитимность.

Поэтому так неожиданно прозвучали слова А. Лукашенко, что людям нельзя запретить выходить на улицу с протестом. Но только в специально отведенных местах, и с ними обязательно должны разговаривать местные руководители вертикали. Т. е. протесты под контролем власти — это забавное политическое ноу-хау белорусского лидера.

А тем временем оппозиция снова превращается в субъект политики. Как пишет заместитель председателя ОГП В. Поляков, «впервые за многие годы демократическая оппозиция оказалась по одну сторону баррикад с большинством белорусов, и это уникальная ситуация».

А белорусское общество избавляется от «синдрома Майдана», то есть страха перед беспорядками в результате уличных акций. Рушится идеологический конструкт о знаменитой белорусской стабильности. Экономический кризис перерос в социальный, происходит политизация населения.

В выступлении А. Лукашенко 9 марта был еще один занимательный сюжет. Президент поставил перед органами власти задачу ликвидировать безработицу в стране: «К 1 мая все должны быть трудоустроены. И запомните, в какое бы я место и район ни приехал, мой помощник выедет туда заранее и пригласит публично безработных людей ко мне на встречу. И не дай бог после 1 мая такие люди будут».

Более того, А. Лукашенко даже объяснил, как это сделать. По его словам, в Минске порой на работах по благоустройству территории задействована дорогостоящая техника, эксплуатационные и амортизационные расходы на которую значительно превышают стоимость ручного труда. «Надо определить места, куда должны прийти люди за работой, создать бригады, группы, которые будут лес высаживать, заборы строить, красить, убирать территорию, копать, возить, носить и прочее. И мы займем всех людей», — отметил глава государства.

Перевожу на русский язык. То есть надо технику заменить людьми. Предложение поистине гениальное. Если вместо комбайнов начнут жать серпами, а вместо экскаваторов копать вручную, представляете, сколько новых рабочих мест появится. Ведь Беломорканал лопатами выкопали зэки ГУЛАГа. Какие, однако, блестящие перспективы открываются перед страной!

поделиться

Новости по теме

Новости других СМИ