Надо, Вова, надо

Ярослав Романчук, "БелГазета"

Президенты РБ и РФ вместе продолжают имитацию проекта «Союзное государство», понимая всю политическую обречённость быть вместе. Фото: Getty Images
Точной характеристикой взаимоотношений Александра Лукашенко и Владимира Путина могут быть слова из песни известного певца Криса де Бурга: «Мы не можем жить вместе, и не можем жить порознь. Это классическая дилемма между разумом и сердцем».

Про президентов Беларуси и России явно не скажешь, что они - сладкая парочка. Эмоционально они очень разные. Интеллектуально и по бэкграунду между ними пропасть. Один старается не выйти из политически выгодной роли батьки. Другой позиционирует себя как политического мачо, защитника традиционных ценностей.

Александр Лукашенко не намерен отказываться от перформанса «Интегратор». Владимир Путин полон решимости консолидировать свою власть в рамках ЕАЭС. Лидер Беларуси пытается понравиться Западу и заручиться его кредитной, инвестиционной поддержкой, правда, на своих условиях. Путин противостоит США и ЕС, активно участвуя в проекте «Закат Европы и Запада». Лукашенко имитирует пролетарскую скромность своей VIP-номенклатуры под вывеской идеологемы «Я страну не распродал». Коттеджи в Дроздах не в счет. Путин окружен не только офицерами, но и миллиардерами.

Каким бы твердым ни было мнение сердца не жить вместе, разум дает Лукашенко и Путину единую установку «Вы обречены жить вместе». Разумом они видят большое совпадение ценностей, идеологии и оценок. Оба - православные атеисты, которые считают распад Советского Союза глобальной катастрофой. Оба против демократии и свободы, открытой конкуренции и частной собственности. Президенты считают, что человек для государства, а не наоборот. Они делают ставку на государственный бизнес, силу принуждения (а не убеждения) и славянское братство, правда, в сильно усеченном виде.

Действительно, по взглядам на жизнь они братья, несмотря на то, что продолжают выяснять, кто старший и главный. Каждый из них прекрасно понимает и искусно манипулирует своим народом. Будучи талантливыми политиками, системными прагматиками, они не могут позволить себе поддаться эмоциям и в двусторонних отношениях рубануть с плеча. Поэтому 3 апреля в Санкт-Петербурге была очередная, рабочая встреча президентов. Они вместе продолжают имитацию проекта «Союзное государство», понимая всю политическую обреченность быть вместе.

ГЛАВНЫЙ ИТОГ - РЕШЕНИЯ В РАБОЧЕМ РЕЖИМЕ

Лукашенко был заинтересован поставить точки над «i» в напряженных спорах по газу и нефти. Хотелось получить конкретные цифры, чтобы по дороге домой в своем самолете за чашкой кваса в известном жесте ликующе воскликнуть: «Я их сделал!». Не получилось. Пришлось прилагать медийные усилия, чтобы объяснить номенклатуре, бизнесу и обществу, что это была все-таки его победа. Акценты о встрече были сдвинуты в сторону безопасности, что вполне объяснимо на фоне теракта в Санкт-Петербурге.

Глава Беларуси прекрасно понимает, что думы Путина очень далеки от такой мелочевки, как «цена газа для Беларуси», «условия поставки нефти для союзника», «претензии Россельхознадзора к поставкам сельхозтоваров из Беларуси» или «выполнение белорусским правительством условий кредитования по линии ЕФСР». Его гораздо больше занимает противостояние с Америкой в Сирии, влияние на ход критически важных президентских выборов во Франции и парламентских - в Германии, состояние конфликта с Украиной, организация хотя бы временной коалиции с Китаем против Дональда Трампа, планирование очередной изящной победы на президентских выборах у себя в стране весной 2018г.

Попытка капитализации темы «безопасность» гораздо разумнее и прагматичнее, чем акцент на качестве белорусских сыров, колбас или тракторов. «Мы не собираемся воевать, но уроки из прошлого извлекли. В этом контексте шел разговор с Путиным по основному вопросу», - заявил Лукашенко. В контексте теракта он предусмотрительно не стал бросаться цифрами. Мол, если бы не наше подставленное военное плечо, если бы не белорусская защита вашей спины, то Россия заплатила бы, скажем, $150 млрд. за последние 20 лет.

Попадание в эмоциональную струю главы Кремля должно было обеспечить вербальную поддержку Путиным основных пунктов повестки дня Беларуси. Этой цели президент Беларуси частично добился. Лидер России заявил, что белорусско-российские проблемы будут решены в 10-дневный срок. Это лучше, чем констатация нелицеприятных для официального Минска фактов по газовому долгу, торговле санкционными товарами или продаже Украине топлива из дешевой российской нефти. Большего ожидать не было оснований.

Как оказалось после встречи, цена на газ в 2017г. останется примерно на уровне 2016г. Обратим внимание на слово «примерно». Разница между $132 (цена 2016г.) и $141 (заявленная «Газпромом» цена для Беларуси на 2017г.) небольшая. Компромисс в этих пределах - это уж точно не ценовая победа белорусских переговорщиков.

Не менее оглушительным является поражение белорусских властей в проблеме газового долга. Накопленные $726 млн. все равно нужно будет заплатить. Иначе не видать скидки на 2018г. Ее размер будет обсуждаться в рабочем порядке. Иначе не видать поблажек по нефтяному бизнесу. Лукашенко эти очевидные провалы попытался представить как свою победу: «То, что мы сегодня платим приличную цену за газ, это факт. Мы нашли развязки по этому вопросу, и Россия компенсирует нам это расхождение в нынешней цене и реальной цене за счет реэкспорта нефти. На нефть цены сейчас приемлемые, тут у нас проблем нет и не будет. Мы заканчиваем в ближайшее время модернизацию наших нефтеперерабатывающих заводов, хотя они и сейчас очень высокого уровня. Но закончим - выход светлых нефтепродуктов будет 95%, тогда вопрос по нефти отпадет сам по себе. Мы сможем с любого рынка покупать нефть, перерабатывать у себя и получать соответствующую прибыль. Это россияне тоже понимают».

В этой фразе видно все: мухи и котлеты, политизация нефтяного и газового бизнеса, попытка мелкого шантажа Кремля фьючерсом технологической модернизации белорусских НПЗ. На Путина и его нефтяного альтер эго в лице главы «Роснефти» Игоря Сечина такие аргументы едва ли подействуют. Они направлены не на них, а на белорусов. И Лукашенко делает все, чтобы поддержать свой статус чуть ли не единственного политика в мире, который ладит и иногда даже может противостоять всемогущему Путину. Понятное дело, в интересах Республики Беларусь. Главе Кремля не с руки возражать и публично спорить с такой интерпретацией смыслов взаимоотношений с белорусским визави.

* * *

Глава Беларуси не мог не признать: «Я не скажу, что нам удалось добиться тех результатов и прийти к той цели, которую мы изначально для себя обозначили. Это был некий компромисс, но для нас очень выгодный». Выгода пока только в декларациях. Можно согласиться с утверждением президента Беларуси, что «между нашими странами не осталось нерешенных вопросов». Между странами, может, и не осталось, а вот между министрами, директорами, топ-управляющими бизнесов, регуляторами и финансистами их не убавилось. Белорусско-российское интеграционное шоу must go on. Заклятые друзья-братья погружаются в эпоху новых вызовов в сфере безопасности, финансовой устойчивости и добрососедства.

Новости по теме

Новости других СМИ