"У меня для Вас плохая новость. Преемника у Александра Григорьевича не будет"

Ольга Карач, "Наш дом"

Иллюстрация: president.gov.by
Все 23 года нахождения у власти Александра Лукашенко я слышу рассуждения разных людей про то, что вот-вот как чертик из табакерки появится некий его «преемник», которому Александр Григорьевич добровольно и радостно отдаст свою власть.

Собирается ли Лукашенко править вечно?

Сегодня эти разговоры усилились, и понятно почему, – люди устали от Александра Григорьевича и хотят «легкого» решения смены власти, когда ничего не нужно делать, а всё произойдет «само».

Александр Федута: "Виктору Лукашенко не быть президентом"

Так вот, у меня для Вас плохая новость. Преемника у Александра Григорьевича не будет.

Не будет, потому что не позволяет та концепция политического лидерства, которую Александр Григорьевич придумал в далеком 1994 году, успешно внедрил и которой придерживался до сих пор. Концепция политического лидерства очень многое определяет – способы формирования команды, способы решения внутрикомандных конфликтов (а они всегда есть), методы управления избирателями (то есть теми, кто не в команде), само существование посланий народу, способы принятия законов-декретов и многое другое. А самое главное – концепция политического лидерства определяет способ, каким старый лидер передает свою власть новому лидеру.

Вот на фото отличный пример противоположных концепций политического лидерства. В каждой из стран лидер противоположной страны с противоположной лидерской концепцией вызывает только усмешку и недоумение избирателей: ну как за такого можно голосовать? Но в своей стране каждый из них имеет высокий, почти непререкаемый авторитет.

Почему в Беларуси концепция политического лидерства еще более важна, чем в других странах? В Беларуси мы видим персонифицированную политическую власть, которая строго ассоциируется с конкретным человеком. Поэтому вопрос, кто конкретно сменит Александра Лукашенко, для избирателей намного важнее, чем какая у этого политика политическая или экономическая программа.

Итак, на заре своего президентства, еще в 1994 году, Александр Григорьевич сформулировал концепцию политического лидерства очень доходчиво – «молодые волки». Вслух не было сказано, но его команда есть суть «стая молодых волков».

Что означает для Беларуси такая концепция политического лидерства?

1. Лидер страны – это самый сильный и самый агрессивный «волк». Или «альфа-самец». Да, обычным гражданам такое обозначение себя как лидера «не продашь», поэтому изобретен эвфемизм – «Батька». Это то же самое: сильный, в том числе физически, лидер, который принимает решения за всех остальных в стае/стране. Несогласных заставляют покориться воле вожака или уничтожают. И ведь интересно, что в кулуарах чиновники сами себя часто называют «семья», т.е. по сути та же «стая». Остальные «волки» «в стае» должны демонстрировать публичную лояльность, и для этого АГЛ придумал «селекторные совещания» с публичным унижением членов своей команды и свои поездки по городам, деревням, заводам, колхозам, школам и больницам Беларуси с «показухой» и бодрыми отчетами чиновников об успехах под чутким управлением «сáмого-сáмого». Кстати, хорошая новость для феминисток – вожаком волчьей стаи вполне себе может быть и волчица, т.е. женщина.

2. Лидерство строится на «крови» и жестокости. Как «батька» или «вожак стаи», Александр Григорьевич должен постоянно доказывать, что он – самый-самый брутальный мачо во всех смыслах. Это делает его заложником определенного политического выбора. Он не может показывать свою слабость, а в волчьей стае под слабостью воспринимается, к примеру, гуманность и милосердие. В итоге, он не может помиловать своих политических конкурентов из оппозиции (если они сидят в тюрьме), потому что для команды это будет обозначать именно то, что он больше – не «батька»/не вожак. Не может Александр Лукашенко и отменить смертную казнь или хотя бы наложить мораторий на нее. Обратим внимание, что в ранние годы президентства смертная казнь применялась куда чаще – до нескольких десятков казней в год. Сейчас это пару человек за год, которые ни на что не влияют, их можно было бы и не убивать. Но это влияет на настроения и лояльность в команде АГЛ, потому что «гуманный и милосердный волк» – это немного оксюморон. Для команды отмена смертной казни – сигнал, что Александр Григорьевич уже не такой сильный, как раньше – подобрел, постарел, расслабился. А значит, вырастает риск «дворцового переворота», когда кто-то из «стаи» попытается главного сменить.

3. Свободные выборы в такой системе – невозможны. В «волчьей стае» нет свободных выборов, честного подсчета голосов, равной конкурентной борьбы, дискуссий, потому что при волчьей концепции политического лидерства победитель получает всё. Проигравший – ничего в прямом смысле, зато теряет всё, в том числе и чаще всего потерю свободы, а то и жизни. Самый сильный, жестокий, хитрый и агрессивный волк побеждает всех остальных, и это изначально борьба на выживание, тут о честности не может быть и речи.

4. Приручить волка нельзя. Именно поэтому все стратегии «договориться» с Александром Лукашенко потерпели крах. «Волки» не садятся за стол переговоров и не ведут диалог с другими «волками».

Для них весь мир делится:

на «пищу» (ресурс, т.е. что они могут получить из этого), либо
на «опасность» (то, что может отобрать ресурс, в том числе власть), либо
на «чужую волчью стаю» (а это конкуренты, их нужно уничтожать).
Поэтому попытки идти путем диалога и переговоров бесполезны и не дадут никакого результата.
Кроме того, «волку» по большому счету все равно, что будет с той территорией завтра, где он сегодня живет и охотится. Равнозначно ему всё равно, что было до него. Это такая специфика мышления «волка».

Лукашенко меняет Конституцию, чтобы передать власть старшему сыну?

Какие же на сегодня есть стратегии смены АГЛ в публичной сфере, и что они означают для простого обывателя?

1. Белорусский «маугли». На сегодняшний день больше известна как «стратегия мирных перемен», но первым ее озвучил Анатолий Левкович, председатель белорусской социал-демократической партии. Ее придерживаются, в том числе, ЛДПБ, ряд белорусских независимых экспертов и белорусские бизнесмены. Собственно, смысл стратегии – договориться с «волком», чтобы именно конкретно их не трогали. Можно даже сидеть рядом с «волками», их можно погладить по шерсти, но как Вы понимаете, любое неловкое движение против шерсти – и «маугли» будет съеден. Тут еще нюанс: как бы «маугли» не старался, он не может стать полноценным членом «стаи», и мы видим массу примеров, когда люди из оппозиции пытались договориться с «вертикалью» или перейти туда, но всё равно не стали «своими» до конца. Мало того, если «волкам» нужно «покушать», то «маугли» – это хороший и грамотный «стратегический запас»: сам передвигается, всегда чист, опрятен и всегда рядом. Например, в случае экономического кризиса власть начинает массово арестовывать крупных бизнесменов по каким-то нелепым обвинениям, и, по сути, «доить» их на деньги. Шансов стать вожаком стаи у «маугли» никаких нет, но ему это в принципе не нужно. Каждому «маугли» достаточно, чтобы первым съели другого «маугли».

2. «Птица Феникс». Смысл этой стратегии – это люди выходят на «волков» без оружия, «волки» испугались и убегают, счастливые люди занимают административные здания (почту, телефон, телеграф) и начинают строить человеческую (демократическую) жизнь. Пример: все те мирные акции протеста, которые проходили в Беларуси последние 23 года. На сегодняшний день самый яркий представитель данной концепции – Николай Статкевич и традиционно политические партии в оппозиции. В этой стратегии есть шансы поменять политическую ситуацию при условии, что «людей» на улицы выйдет больше чем «волков». Но, к сожалению, выходит недостаточно людей, и стычка безоружных «людей» с «волками» (у которых опыт, дубинки, сплоченность и т.д.) заканчивается «кровавым побоищем»/массовым разгоном, то есть в пользу волков.

Как Вы понимаете, «волчьей стае» все равно, что там у Вас написано на плакате или какой флаг Вы там несете. Им просто хочется «кушать» (в данном случае – власти). Поэтому власть одинаково репрессирует и либералов, и коммунистов, и христиан. Одинаково страдают и прорусские, и проевропейские силы. Садятся в тюрьму все: и «регнумовцы», и «пальчисы». После каждого разгрома (фактически, ежегодно) оппозиция должна зализывать раны и буквально «восставать из пепла». Это очень тяжело в эмоциональном плане, люди впадают в депрессию, фрустрацию, поэтому каждые новые выборы активных сторонников этой стратегии становится все меньше и меньше. Кроме этого, стоит отметить один нюанс: иногда «Феникс» после пережитых пыток и мучений возрождается сумасшедшим. Это стало заметно по ряду активистов, которые пережили репрессии, но сошли с ума в том или ином виде (стали слышать голоса с неба, видят везде заговоры и агентов КГБ и т.д.).

3. «Спасем Красную Шапочку». Эта стратегия опасна тем, что она ведет к гражданской войне в Беларуси. Собственно, ее идея укрепилась совсем недавно в Беларуси вследствие украинских событий. На сегодняшний день существуют белорусы, которые активно принимали и принимают участие в военных действиях в Украине на стороне ЛНР/ДНР или АТО. Эти люди умеют обращаться с оружием. Судя по лозунгам, которые периодически звучат то с той, то с другой стороны, каждая сторона воспринимает себя этаким «охотником», спасающим «Красную Шапочку», и заодно ее бабушку, из лап ужасного волка.

В случае с теми, кто на стороне АТО, это «спасение от бандитской России», в случае с теми, кто на стороне ЛНР/ДНР, это, конечно, «спасение от бендеровцев и НАТО». Проблема в том, что у них есть свежий опыт убивать, они это умеют и хотят делать, и это тоже стратегия, основанная на крови (даже большей крови, все-таки «волки» в Беларуси – более мирные, чем «охотники»). Смена Лукашенко с помощью такой стратегии возможна (охотник с ружьем всегда сильнее волка или стаи волков), но возможна только насильственным кровавым путем. Судя по нервной реакции Александра Лукашенко и силовиков, они серьезно относятся к такой возможности и появлению «охотника/ов».

4. «Акелла промахнулся». Это стратегия внутреннего «дворцового переворота», когда постаревшего и ослабевшего вожака – Александра Лукашенко сменяет «новый волк», более молодой, энергичный и более жестокий. Эта концепция ближе всего к «идее преемника», за исключением того, что выбирает уже не Александр Лукашенко и его сыновья, а его команда, которая идет за новым вожаком. Внешне это может выглядеть как «преемник», но отличие в том, что мнение Александра Григорьевича будет уже не интересно никому и на выбор нового лидера не влияет.

Повторю, новым вожаком может быть и волчица (например, Лидия Ермошина или Наталья Качанова, в руках которых сосредоточены определенные рычаги власти). Эта стратегия – реализация страхов очень многих демократических активистов, которые боятся, что в случае смены Александра Лукашенко на кого-то, мы получим нового «лукашенко». Я бы уточнила, что в этой ситуации мы получим «молодого агрессивного Лукашенко образца 1994-1999 года». Т.е. готового доказывать свое лидерство кровью. Важно помнить, что в данной стратегии новый «волк» – исключительно и всегда из команды Лукашенко, это будет тот, кто ближе всего и незаметнее подберется к «политическому горлу».

5. Стратегия «Нашего Дома». Про нее попозже и отдельно. Следите за публикациями.

6. «Иван-царевич и серый волк». Это стратегия России, о ней тоже попозже. Отмечу лишь, что она так до конца не оформилась вследствие того, что концепции политического лидерства Владимира Путина и Александра Лукашенко существенно различаются.

Стратегии ЕС и США, насколько мне известно, учитывают лишь первую и вторую белорусские стратегии. Поэтому нет смысла выделять их в какую-либо отдельную группу.

Есть еще несколько теоретических стратегий, но поскольку в Беларуси пока еще их никто не использует, то мы про них тоже не говорим.

Как мы видим, персонально для Александра Лукашенко стратегии передачи власти и ухода с президентского поста в этой концепции нет. Я понимаю, что для него стратегия «преемника» – самая оптимальная, потому что позволяет сохранить жизнь и свободу, а также определенные блага, но, увы, в волчьей стае другие законы.
Когда старый волк ослабел, не может доказать свое лидерство, стая отворачивается и ищет нового вожака. Старый вожак и его мнение на этот счет остается при нем, на него уже никто не ориентируется. Договориться с волками, даже если это в прошлом твоя собственная команда, – нельзя. Можно только убежать (если успеет, но команда за этим следит), или героически «погибнуть» в «схватке» с новым вожаком (не обязательно физически, это может быть и тюрьма, и психбольница).

На сегодня я вижу, что Александр Лукашенко пытается переформулировать концепцию политического лидерства, чтобы выйти из этого политического «тупика». Я не верю, что старый, а значит слабый вожак (а сегодня АГЛ – уже старый и слабый вожак) может «продавить» новую концепцию (для этого нужна энергии и ресурсы, у АГЛ сегодня их нет), но сама попытка – похвальна.

Впрочем, в ближайшие 3-5 лет станет понятно, чья «лошадка»-стратегия придет к финишу первой. В любом случае, в ближайшее время в Беларуси будет интересно.

Начнет ли Лукашенко операцию "преемник"?

Споры в семье Лукашенко: старший сын Виктор попытается убрать президента

"Если все будет под Витей, дни Лукашенко сочтены"

Новости по теме

Новости других СМИ