Что Путин думает о Беларуси

Беседовал Юрий Дракохруст, радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Александр Лукашенко и Владимир Путин, Санкт-Петербург, 3 апреля 2017. Фото: ТАСС
С чем Владимир Путин идет на президентские выборы? Почему на его пресс-конференции очень эмоциональную реакцию вызвала украинская тема? Почему он так мало и вяло вспоминал Беларусь? Каков результат развития двусторонних отношений и прогноз их динамики в 2018 году?

На эти вопросы в "Пражском акценте отвечают главный редактор информационных программ телеканала «Настоящее время» Кирилл Сухоцкий и обозреватель "Свободы" Виталий Цыганков.



Предлагаем фрагменты беседы.


С чем Путин идет на выборы?

Сухоцкий: На этой пресс-конференции было очевидно, что Путин не идет на новый срок ни с чем новым. Он дал понять, что президентской кампании у него не будет и это и будет его кампанией.

Что Путин думает о Беларуси

Кирилл Сухоцкий

Мы не услышали никаких новых идей ни об экономике, ни по поводу Украины, ни по поводу отношений с США. Его дважды пытались вызвать на разговор об Алексее Навальном, но он ответ скомкал, и имя Навального даже не произнес.

Цыганков: Путин даже не сказал, какую социально-экономическую программу он выбирает. Журналист его подталкивал сказать, какой из тех проектов, которые сейчас в России обсуждаются: один более либеральный, другой - более традиционалистский, он предпочитает. Но Путин выбора не сделал.

Некоторые говорят, что Путин следующего срока - это будет президент мести. Но на сегодняшней пресс-конференции такого президента мести не было видно, он был очень осторожен в вопросах международной политики - от Сирии и Кореи до США. Единственный признак будущей агрессивной политики - это его рассуждения об Украине. Прозвучали слова о том, что мы с украинцами один народ.

Он говорил об украинской независимости не как о факте, а как о какой-то идее, которая еще не осуществилась.


Боится ли Путин Саакашвили и Навального?

Сухоцкий: Путин завелся на теме Украины, он говорил о ней 15 минут и не мог остановиться. Фамилия Саакашвили он по крайней мере называл имя Навального нет. В его высказываниях о Саакашвили был привкус расизма, когда он говорил о том, кто является настоящим, а кто ненастоящим украинцем. От президента такой страны не ждешь подобных заявлений.

На Саакашвили у Путина давняя злоба. То, что сейчас происходит вокруг Саакашвили, на руку Путину. Но по причине личной неприязни к Саакашвили Путин не пытается получить политической выгоды от кризиса в Украине.

Цыганков: Мне кажется, что слова о Навальном и Саакашвили - это был контролируемый взрыв эмоций. Он посчитал, что по поводу этих сюжетов следует высказаться жарко. Большинство российских телеканалов цитировали именно этот фрагмент пресс-конференции.

Что Путин думает о Беларуси

Виталий Цыганков

Боится ли Путин Навального, или боялся ли Лукашенко, скажем, участников акций «нетунеядцев»? Реакция властей иногда более сильная, чем вызов. Они перестраховываются, реагируют на угрозу, которая объективным наблюдатям кажется не такой уж и большой.

Ведь даже по опросам Навальный не является непосредственной угрозой Путину, он является угрозой сценарию, где все расписано. Власти боятся его, как камешка на дороге, который лучше объехать или его отбросить.


Путин и Беларусь

Цыганков: Были вопросы от российских, украинских, американских, казахстанских журналистов, не было вопросов от белорусских журналистов. Тема и Беларуси, и всего Евразийского союза - малоинтересны. Он понимает, что это так и для большинства российских избирателей.

С Беларусью удалось закончить аялотекущий нефтегазовый конфликт. Все последние выборы в России в последний год перед выборами Москва и Минск как-то договаривались, и выборы в РФ проходили на фоне относительно хороших, мирных отношений с Беларусью.

Отвечая на вопрос о ЕАЭС, он сказал, что Беларусь получила 24 миллиона тонн нефти, экспортирует ее, зачисляет доход в свой бюджет, «речь идет о миллиардах долларов». Намек на то, что это подарок России.

Еще была фраза, что Россия пытается работать с Беларусью и Казахстаном, чтобы был совместный контроль таможенной границы. Пожалуй, все...

На фоне Сирии, других тем международной политики, Беларуси почти нет. В Беларуси несколько недель обсуждали одну передачу на НТВ. В то же время украинская тема звучит ежедневно по несколько раз. Белорусская же тема прозвучала один раз за несколько месяцев и это уже большое событие.

Беларусь - неинтересная для Путина тема в смысле завоевания симпатий российской общественной мысли.

Сухоцкий: В 2012 году Путин о ЕАЭС все же говорил. А теперь - почти ничего. Но между 2012 и 2017 годами произошли Крым и Донбасс.

Теперь союзники России смотрят на то, что происходит в Украине. И они боятся, боятся того, что это может случиться и с ними.

Я вчера прилетел из Кыргызстана, полтора месяца назад был в Казахстане. Там есть такое ощущение, предостережение - а если мы что-то не то сделаем, и с нами будет то, что с Украиной?

Мы на прошлой неделе делали интервью с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем, который также говорил, что процесс сближения Беларуси с Европой необратим.

Это говорит о том, что отношения союзников Москвы с ней - это вопрос страха, а не партнерства.

Тема президентской кампании 2018 года - это Украина. Путин своего третьего президентского срока - это президент войны в Украине.

Президентские выборы специально состоятся в день аннексии Крыма, была принята специальная поправка в закон, чтобы перенести их на эту дату.


Белорусско-российские отношения: ретроспектива-2017 и перспектива 2018

Сухоцкий: Я полагаю, что состояние белорусско-российских отношений вообще не будет зависеть от белорусского руководства. Это будет зависеть от Кремля.

То, что Александр Лукашенко не поехал на саммит «Восточного партнерства» в Брюссель - это была позиция силы, когда Россия сказала, что он не должен туда ехать.

Лукашенко и его соратники пытаются балансировать между Россией и Европой. Можно дискутировать, насколько удачно это получается. Но если Россия займет позицию силы, то белорусские власти ничего не смогут сделать.

Цыганков: В этом году происходило завершение парадигмы «нефть в обмен на поцелуи». Смена началась с Крыма, с ДНР / ЛНР. Теперь Россия едва сдерживается, чтобы в отношении Беларуси не перейти на немножко другой язык, а, возможно, и на совершенно другой язык.

Пока Лукашенко дипломатическими и политическими усилиями удается это сдерживать, но я полагаю, что после президентских выборов в РФ ситуация может существенно измениться.

После очередного переизбрания Путина у него будут развязаны руки. Сейчас все большие проекты откладываются на время после выборов.

Москва уже сейчас ждет от Беларуси чего-то большего, чем поцелуи.

Ситуация меняется в направлении, которого, как справедливо отметил Кирилл, боятся и в других странах Евразийского экономического союза.

Новости по теме

Новости других СМИ